Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

пятница, 24 декабря 2010 г.

Рафаэл ОГАНЕСЯН: «Не может быть колбаса важней государственного визита руководителя страны!»

Рафаэл ОГАНЕСЯН — один из тех людей, кому не дают покоя проблемы не только искусства, но и общества, и составляющих его граждан. Эта обеспокоенность является отправной точкой и, соответственно, находит свое отражение во всех его начинаниях: начиная от киноидей, заканчивая телепроектами. Многие до сих пор помнят трогательный документальный фильм «Пока я есть», автором оригинальной идеи которого он явился. К жителям Еревана – замерзшим, голодным и впопыхах собирающимся уезжать отсюда – обращается… сам город. И этот голос сумел-таки в какой-то мере достучаться до обозленных и охладевших ко всему сердец жителей страны.

О новых проектах, планах, передачах (и не только) беседуем с одним из ведущих теледеятелей Армении, бывшим членом команды КВН ЕрМи Рафаэлом ОГАНЕСЯНОМ.


— Начнем с того, что вот уже 7 лет я возглавляю Всеармянское географическое общество — «Pan Armenian Geographic». Основная цель нашей организации — пропаганда Армении за рубежом и осуществление различных акций внутри страны. В частности — из известных широкой общественности — установка памятника Уильяму Сарояну, а из телепроектов — циклы передач: «Дорогами диаспоры», «Дорогами Армении» и «Наши».

Вскоре мы планируем запустить абсолютно новый проект — «Армянская диаспора». Это будет серия фильмов, рассказывающих об истории армянских общин различных стран: со дня их возникновения до сегодняшних дней. Буквально на днях на экраны выйдет первый фильм цикла — «Армянская Австрия», затем последуют «Армянская Болгария», «Армянская Чехия», «Армянская Венгрия»…

Также в производстве находится несколько телефильмов, посвященных знаменитым деятелям культуры Армении — Комитасу, Айвазовскому и др Помимо этого нами готовится продукция, которая может популяризировать нашу страну вне её пределов — в частности, фильмы про Армению, — с целью демонстрации по различным зарубежным государственным и негосударственным телеканалам.

Готовится к выпуску также армяно-новежский фильм о Фритьофе Нансене. К сожалению, в последние годы наметилась весьма странная тенденция: мы рассматриваем людей исключительно сквозь призму причастности к Армении. Скажем, творчество Анатоля Франса или Франца Верфеля ограничивается для многих лишь произведениями об армянах и Армении. Думаю, это не совсем верно. Своим фильмом мы хотим напомнить, что Нансен помимо всего того хорошего, что он сделал для Армении — за что ему, конечно, огромное спасибо — был, в общем-то, известным полярником, и помощь армянским беженцам это одно из ста дел этого великого человека. Я рассматриваю этот проект одновременно и как дань уважения, и как просветительскую работу по отношению к человеку, являющемуся примером для подражания.


— Правда ли, что ваша организация работает над идеей создания в Ереване музея Комитаса?


— Да, эта идея возникла 4 года назад, и, казалось бы, дело уже сдвинулось с мертвой точки. Отрадно, что есть меценаты, которые сегодня стали довольно активно участвовать в культурно-просветительской жизни страны. Их вклад будет неоценим, коль скоро для открытия музея изначально необходимо помещение, где он впоследствии будет располагаться. Сейчас мы пытаемся организовать временную экспозицию при активной поддержке Министерства Культуры РА, которая привлечет внимание к созданию такого музея. Есть огромный пласт наследия Комитаса, который находится вне Армении — к примеру, его рояль, история болезни Комитаса, посмертная маска, находящаяся в конгрегации мхитаристов в Венеции. Всё это, конечно, хотелось бы привести в Ереван.


— Волею выбранной профессии, ты имеешь возможность сравнивать культурную жизнь различных стран. В чем, по-твоему, причина культурного ступора, наблюдаемого у нас? В отсутствии умения представлять свою культуру?


— Я думаю, что наше умение представлять — не только в культуре, но и во всех областях нашей жизни — ощутимо отличается от того, как это делается за рубежом, в странах, находящихся в поле нашего внимания. К примеру, я был поражен тому, как представляют свое культурное наследие в Словении. Я помню, с какой помпой нам был представлен некий замок, вырубленный в скале, который, между тем, ничего глобального из себя не представлял. На этом фоне наш Гегард, который объективно заслуживает куда более пристального внимания мировой культурной общественности, выглядит довольно бледно. Я представлю, что бы творилось в той же Словении, находись там копье Лонгина. Туда бы уже было не пробиться!

Почему Гегард не представлен так же, как достопримечательности за рубежом – я не знаю. Мы некогда благополучно провалили 1700-летие принятие христианства, потому что были молодой республикой и не понимали всей широты открывающихся для нас, в свете этой знаменательной даты, возможностей. Но ведь сейчас же мы понимаем и, более того, знаем как пиарить свою культуру? Почему мы ничего не делаем? Почему, имея таких титанов как Нарекаци и Комитас, мы не пропагандируем культурное наследие нашей страны?

Это прекрасно, что к нам приезжают Галиано, Брегович, Кустурица, Доминго и т.д. А где те люди, кто, в свою очередь, уезжают отсюда представлять нашу страну за рубежом? Где наши культурные эмиссары? Я лично таких людей не знаю. Есть пара танцевальных коллективов, репертуар которых уже виден-перевиден практически везде. Есть Асмик Папян, которая уже давно представляет страну за рубежом. За что ей, кстати, большое спасибо, потому что, выступая на ведущих оперных сценах мира, она нет-нет да представит что-нибудь из того же Комитаса, что для нас само по себе дорогого стоит.

Тем не менее, уверен, что в Армении найдется немало прекрасных исполнителей, которым попросту не предоставлена возможность выступать за границей. Этот культурный ресурс приравнен сегодня к некому балласту, что предельно неверно и губительно для нашей культуры.


— Как бывший кавээнщик, не считаешь ли ты, что свою луму в процесс разбазаривания и деконструкции нашей культуры внес некогда и КВН?


— Нет, не согласен. Думаю, корень зла далеко не в КВН. Давайте проследим результаты так называемой кавээнизации на примере России. Многое из того, что имеет место на телевидении и частично в культуре этой страны дело рук людей, вышедших из КВН. Что примечательно, среди них немало армян. Взять хотя бы тот же канал ТНТ, который продвигают Артур Джанибекян и Гарик Мартиросян. Последний, кстати, став лицом Первого канала, является участником многих знаковых для российского телевидения телепрограмм.

Практически все российские телепродюсеры, все режиссеры — словом, весь творческий арсенал на российском телевидении сегодня представлен выходцами из КВН. Не спорю и в их программах немало хлама. Но в этом вина отнюдь не кавээнщиков. Есть потенциал — есть арсенал — должен быть отсев. Механизм функционирует — есть прогресс. Машина остановится — будет происходить то, что мы сегодня наблюдаем на многих армянских телеканалах. Засилье серости и в то же время отсутствия какого-либо намека на альтернативное творческое мышление. Креативно мыслящим людям зачастую, профессионалам — попросту не дают прохода…


— В чем сегодня, на твой взгляд, основная проблема армянского ТВ?


— Я считаю, что со всем армянским телевидением надо поступить так, как в один прекрасный день наше правительство поступило с людьми, не надевающими ремни безопасности. Иначе говоря, руководство страны волевым решением должно запретить многое из того, что происходит сегодня на нашем телевидении! Те полумеры, которыми сегодня пытаются как-то что-то наладить — никогда ничего не исправят, потому что основная проблема нашего телевидения — в отсутствии вкуса и чувства меры. 26-минутный рекламный блок — это страшно. Три сериала подряд — это ужасно. Но намного страшнее то, что народ стал привыкать к этому. Пошлость и безвкусица — в порядке вещей, более того — знак хорошего вкуса!


— А ты сам смотришь программы армянского ТВ?


— На нашем ТВ я смотрю лишь «Специальный репортаж». Основную информацию черпаю из зарубежных телеканалов и могу объяснить почему — порой мне кажется, что надо мной просто издеваются. Я не понимаю, как может сюжет об официальном визите нашего президента в Туркмению длиться полторы минуты, а сюжет про какую-то колбасу — целых три? Люди, возглавляющие эту «колбасу», рассказывают, как их продукция получила медаль, какие они молодцы, как тяжело было бы жить в нашей стране без их колбасы, и всё это длится вдвое дольше, чем информация государственной важности? Поэтому я не смотрю наше телевидение. Я не увлекаюсь политикой, но считаю подобное отношение к гражданам — откровенным издевательством!

На российском ТВ есть такая юмористическая передача «Yesterday live», слоган которой: «Мы узнаем новости последними!». Складывается такое ощущение, что создатели этой программы во многом знакомы с деятельностью некоторых наших телеканалов. Иначе как можно объяснить тот факт, что лишь через день после катастрофы в Гаити, унесшей жизни десятков тысяч людей, на одном из столичных телеканалов было вскользь упомянуто о каком-то там «землетрясении, в результате которого погибло много людей, да к тому же после репортажа о том, как в Сюнике починили трактор? Вдумайтесь, через день после катастрофы! Это значит, что мы отстаем на день от всей планеты. И такая картина наблюдается везде — мы находимся на день позади остального мира. А почему? Потому что нет вкуса и нет меры. Не может быть колбаса важней государственного визита руководителя страны!


— Многие деятели культуры призывают сегодня возродить худсоветы. Какова твоя позиция на этот счет?


— Я обоими руками за худсовет, за цензуру и за то, чтоб в нашей стране была идеология. В эти худсоветы должны войти люди, разбирающиеся как в культуре, так и в представляемых ими сферах, намного больше остальных. Они должны стать законодателями вкуса и решать: что можно, а чего нельзя. Пусть эти люди меж собой советуются, обсуждают, решают и потом выносят свой вердикт. В культуре должен быть выработан императив — худсоветам это под силу.

…Не хотелось бы, чтоб сложилось мнение, что я все критикую — отнюдь. Есть немало отраслей и сфер деятельности, в которых мы довольно преуспели. Другое дело, что перевес не всегда равнозначен. Скажем, победа наших шахматистов — при всей знаковости этого явления — не может перевесить кошмара, творящего в армянской музыке или запуск компанией «ВиваСелл-МТС» технологий четвертого поколения не перекроет, кошмарного уровня образования в Армении…


— Кстати, о школах. Так ли, на твой взгляд, страшны иноязычные школы, как их «малюют», и в чем причина того, что немало умных и образованных людей ратует против их открытия?


— При всем моем уважении к людям, придерживающимся такой точки зрения, я нахожу её ущербной. Давайте тогда не привозить в Армению Пласидо Доминго, потому что наши певцы на его фоне не интересны. Давайте не читать книги Умберто Эко, потому что он пишет лучше, чем современные армянские писатели. Я не понимаю, чего мы боимся? Сирийский магазин и караоке в здании Армянской Государственной библиотеки — куда более реальная угроза для нашей культуры и Армении, в целом! В то же время, английская школа или концерт Лондонского симфонического оркестра или, предположим, фестиваль фильмов Кшиштофа Занусси — проблемой быть не могут. Это всего лишь возможность разнообразить кругозор, как для взрослого населения, так и для огромного количества учеников тех же армянских школ.

Тут опять же вопрос меры — так пускай правительство издаст указ, строго ограничивающий возможное количество иноязычных школ в стране. Вот и все дела.


— В свете предстоящих новогодних праздников, что бы ты хотел пожелать нашим читателям?


— Я хотел бы пожелать всем нам, чтобы в будущем «բուդ», равно как и сама «истерика» вокруг встречи Нового года перестали быть для нас чем-то культовым. Новый год — это светлый праздник, связанный с елкой, снегом, радостью. А у нас он почему-то связан только с едой. Зачем втюхивать в один день так много суеты? Чего мы боимся не успеть?

Пускай не каждый день, но давайте чаще радоваться и светлее праздновать. А повод он всегда найдется — было бы желание, вкус и, конечно, чувство меры!


1 комментарий: