Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

воскресенье, 15 июля 2012 г.

О том, как Ленин спас Шенгелая и Параджанова

Гость IX МКФ “Золотой абрикос” кинорежиссер Эльдар ШЕНГЕЛАЯ приехал в Ереван не с пустыми руками — в дар музею Параджанова он привез коллаж Мастера, посвященный режиссеру Тамазу Мелиава. История создания коллажа очень интересна: после своего освобождения из тюрьмы Параджанов узнает печальную новость — Мелиава скончался. После этого он решает лично посетить могилу своего коллеги, однако делает это в оригинальной форме, устроив на кладбище целое представление. После Параджанов скажет, что если бы Мелиава видел все это, то обязательно сказал бы: “Этот армяшка даже на моей могиле тамаша устроил”. Фотографии, сделанные в этот день, и легли в основу коллажа.

На открытии фестиваля Эльдар Шенгелая был награжден “Параджановским талером” — специальной наградой “Золотого абрикоса”.


— На “Золотом абрикосе” я впервые, хотя в Ереване, естественно, бывал неоднократно и даже участвовал в фестивалях. К примеру, за фильм “Мачеха Саманишвили” я получил когда-то первый приз Всесоюзного фестиваля в Ереване.
“Золотой абрикос” — замечательный фестиваль. Я восхищен его организацией. Всего два дня тут нахожусь, но уже успел это почувствовать. Все абсолютно точно, выверено и вовремя начинается... Немало зарубежных гостей. А общение, как известно, всегда приносит свои плоды. Тому свидетельством картины, снятые на платформе копродакшнов, родившихся на “Абрикосе”.


— Как вам сегодняшний Ереван?


— Отрадно, что Ереван так вырос, что так много сделано ради его развития, но я приверженец старого города — с ним у меня связано много хороших воспоминаний, в нем жили мои друзья. Многих из них, к сожалению, уже нет в живых... Так же как и старый Ереван, я люблю старый Тифлис. Мне не нравятся громады зданий в наших столицах. Я бы очень хотел, чтобы старый город, как память о прошлом, город, воспетый во многих фильмах и литературных произведениях, был сохранен. И чтобы в этот город приезжали туристы и чувствовали время, в котором мы жили и творили.


— Вручая вам “Параджановский талер”, Роман Балаян сказал: “Если бы не Шенгелая, Параджанову шиш бы дали в Грузии снимать”. Насколько это соответствует действительности?


— Ну это не совсем так. Я, конечно, очень любил и уважал Параджанова. Но, мне кажется, все кинематографическое общество Тбилиси очень переживало за его судьбу. Мы небольшой группой обратились к Шеварднадзе с просьбой помочь Сергею Иосифовичу — позволить ему снимать. Он созвонился с Москвой — там уже, видимо, было все решено — в итоге Серго приступил к съемкам.


— В годы, когда Параджанов находился в опале, вы совершили по-настоящему смелый и благородный поступок — организовали выставку его работ в Тифлисе...


— Я очень рад, что у Серго после этого начался творческий подъем...
Мы решили устроить выставку, но вдруг к нам заявились люди из КГБ и спрашивают: “Почему вы без нашего разрешения проводите мероприятие?” Я попытался объяснить, сейчас уже поздно что-либо запрещать — люди ждут открытия. “Гэбисты” за словом в карман не полезли и парировали, мол, когда все развесите, пригласите нас, мы посмотрим, что вы будете представлять. Я пошел к Серго и рассказал, какое положение. Он рассмеялся и сказал, что сделает такой коллаж, который все решит. На второй день я пришел в мастерскую Параджанова и увидел... Ленина. Вернее, коллаж, на котором Ленин был изображен в разных позах. Видя мое недоумение, Параджанов ответил просто: “Это великолепная работа. Ты не возражай и повесь!” Так сделали: сначала повесили парочку “нейтральных” коллажей, потом Ленина, а потом... уже известных нам параджановских зеков. Пришли сотрудники КГБ. На первый коллаж смотрели минут 10, на второй — минут 10, выискивая, к чему придраться, потом дошли до Ленина. Этот коллаж произвел на них неизгладимое впечатление. Они пригласили Параджанова в кабинет и сказали: “Раз Ленин есть, значит, выставка будет”. Так творческая интеллигенция — весь цвет Тбилиси — увидела великого Параджанова во всем блеске его фантазии.

В день открытия Сержик сделал целый спектакль. Дети танцевали балет. Люди ходили в его чудесных шляпках. Играл рояль. Выставка сыграла свою роль — именно после нее Параджанов смог снять свой первый фильм.

Это был действительно великий человек, его наследие столь необъятно, что стало достоянием сразу двух наций, не говоря уже о деятельности Параджанова в Украине.


— Какие ассоциации у вас рождает Армения, каково ваше отношение к армянской культуре?


— Это замечательная, великая культура! Она оказала влияние на Грузию, в силу того что у нас проживало много армян — известных писателей, художников, режиссеров. Именно эти люди создали непередаваемый колорит Тифлиса. Я считаю, что такой обмен культурами очень важен для укрепления дружбы. И, как показывает история, это может приносить замечательные плоды. Дай Бог, чтоб эта дружба вновь восстановилась.

Комментариев нет:

Отправить комментарий