Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 19 апреля 2014 г.

“Обэкт” под названием “Арменфильм”... Возможно ли его вернуть?


“Я уверен, что продажа “Арменфильма” — решение государственного уровня. Властям невыгодно было содержать эту махину, вот и решили отделаться таким образом. Зачем тратиться, вкладывать, сохранять?.. Ведь можно попросту продать и иметь с этого пользу. С государственного “благословления” одни пустили “утку” о возможной реорганизации и модернизации “Арменфильма”, другие растащили все, что было возможно.
А что мешало — от того отделались. Ведь это воспринималось как “обэкт”, а зачем в новом “обэкте” какая-то непонятная бутафория, реквизит и тем более киноленты?.. Это была позиция врага и преступника, к которой, к сожалению, с великой радостью и удовольствием присоединились также некоторые кинематографисты, полагая, что после них уже никто кино не снимет. Вот тут мы подходим к самому болезненному факту: вместе с киностудией продали и армянские фильмы, новые владельцы получили право пользоваться логотипом киностудии в течение 50 лет. Вот это уже ничем невозможно оправдать!” — так началась наша беседа с основателем, президентом Международного кинофестиваля “Золотой абрикос”, кинорежиссером Арутюном ХАЧАТРЯНОМ.
— И все-таки, как получилось, что такое количество людей “купилось”?
— Трудно сказать, почему кинематографисты так простодушно поверили в этот мираж. Мало этого, предложение о приватизации “Арменфильма” коллективом получило жесткий отказ. Жаль... потому что тяжелый труд нескольких поколений, создавших студию, разрушили в одночасье - достаточно пройтись по студии, чтоб убедиться в этом.
Продажа фильмов — это самый неверный шаг, если не сказать большего... Фильмы были растиражированы на DVD и поступили в продажу. Понятно, какие дивиденды с этого получили новые владельцы.
...Да, когда какой-то орган заболевает, хирурги порой приходят к решению избавиться от него, дабы спасти весь организм. Но в случае с “Арменфильмом” вопрос жизни и смерти не стоял, и киностудия была не больным, а попросту очень запущенным, я бы сказал, бесхозным органом, который надо было лечить, осознавая, что для страны эта национальная ценность огромного масштаба.
— Итак, первым долгом необходимо вернуть фильмы. Как?
— Министерство культуры на государственном уровне должно потребовать их возврата, поскольку была нарушена масса законов и обязательств, выданных новыми владельцами киностудии, точнее того, что от нее осталось. О судьбе “Арменфильма” и нашего кинематографического наследия необходимо говорить, писать статьи, публично высказываться, что мы и делаем, но лишь собраниями или десятью людьми этого вопроса не решить. Повторюсь: как продали на государственном уровне, так на государственном уровне и возвращайте!
Я знаю, что министр очень обеспокоена положением вещей. Необходимо, чтоб эта ситуация была представлена премьер-министру и вопрос решался там. Ведь вы представьте, все наши армянские фильмы в одночасье были “подарены” совершенно посторонним людям. Это все равно, что распродать все работы армянских миниатюристов, замечательную роспись, фрески... Как же так можно? Это ж наше богатство! Старые ленты восстанавливать надо было, оцифровывать, а не шлепать тысячными тиражами самые более-менее удачно сохранившиеся и качать на этом деньги.
— Несколько лет назад Управление госимуществом утверждало, что требовать завершения всех обязательств владельцами студии невозможно, ибо промежуточный период и все такое... Но сейчас-то есть официально установленные факты нарушения, точнее — невыполнения данных обязательств “Арменфильму”?
— “Промежуточный период” — очередной мало удавшийся блеф. Практически все указанные в контракте обязательства были нарушены еще пять лет назад, и ждать окончательного развала и разбазаривания нашего кинонаследия абсолютно не стоило. Обязательства не выполнены: ни восстановление здания, ни ремонтные работы как в самой студии, павильонах, так и в автопарке...
Но я не хочу и не люблю судить — на то есть соответствующие органы, которые при необходимости очень неплохо умеют демонстрировать свою компетентность. Я не юрист и не судья — я лишь знаю одно: “Арменфильм” надо вернуть, хотя бы начав с фильмов.
— Мнения кинематографистов расходятся: одни считают, что достаточно отремонтировать хотя бы один павильон и можно начинать снимать, другие — более молодые — уверены, что надо идти в ногу с прогрессом и необходимы серьезные инвестиции для закупа современного кинооборудования. А как вы считаете?
— В первую очередь государство должно определиться на предмет своего отношения к кино. Восстановление нашего кинематографа должно быть государственной политикой, коль скоро культура — государственный императив! Вот когда будет внесена ясность по этому вопросу, тогда уже будем думать: как восстанавливать киностудию, куда посылать молодых кинематографистов учиться, каким образом пропагандировать армянское кино и создавать выгодные условия для мировых деятелей кино, заинтересовывая их Арменией и возможностью удобно и качественно снимать тут свое кино.
Но я понимаю, сегодня наша страна не в том состоянии, чтоб инвестировать большие средства в культуру: на наших глазах разворачивается новая война, серьезно стоит вопрос наших границ, целостности государства... Вот тут-то и стоит задуматься, повторюсь, о стратегической важности кино.
А что надо для начала? Иметь свой кинофестиваль, привозить сюда людей со всего мира и посредством этого общения, равно как контактов в рамках других фестивалей и конкурсов, сделать доступной информацию об Армении всему миру. Ведь посмотрите, что происходит: практически все кинодеятели, побывавшие на “Золотом абрикосе”, с первого же взгляда влюбляются в Армению. И приезжают сюда снова и снова с новыми работами...
О восьми наших фестивалях Евроньюс подготовил репортаж! А каждая такая передача, между прочим, стоит 500-600 тысяч евро. Но эти люди сделали нам такой подарок бесплатно и не один раз, а целых восемь! То есть посмотрите, какую пользу Армении принес “Золотой абрикос” только в этом. Я уже не говорю об остальном... Не это ли явное доказательство того, что в кино имеет смысл и необходимо вкладывать средства?
Сегодня надо определиться с кинополитикой в государстве. Какие проекты финансировать? Кого посылать на фестивали? Какую кинокультуру в целом культивировать в своей стране? Самое главное — необходимо подтягивать молодых, обучать их фондрайзингу — государство не в состоянии вкладывать средства в многомиллионные проекты. А эти деньги есть, и надо просто знать, каким образом и из каких фондов их можно привлечь в Армению на реализацию наших проектов. Возможно, необходимо провести курсы в этом направлении, пригласить преподавателей, знатоков... Все тоже можно — надо лишь изначально государству определиться на предмет отношения к кино! Вот случится это — машина заработает, а пока все это лишь разговоры. Местами дельные, но... только разговоры.
...Сегодня часто сетуют на отсутствие закона о кино, о театре и т.д. Друзья, а чего вы ждали? Нет пока четкой госполитики, нет установленного отношения к культуре в целом — вы хотите, чтобы были законы? На основе чего?..

Комментариев нет:

Отправить комментарий