Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

среда, 31 июля 2019 г.

«Независимость — это еще большая зависимость от интересов народа!»

В возрасте 82 лет скончался художественный руководитель Ереванского государственного театра музыкальной комедии имени Пароняна, профессор ереванского Госинститута театра и кино, народный артист Армения Ерванд КАЗАНЧЯН. 
Интервью, отрывки из которого приводим ниже, сделано 7 лет назад, когда Ерванд Хачатурович в связи с 21-летием провозглашения независимости Армении, был награжден медалью первой степени «За заслуги перед отечеством».
— Ерванд Хачатурович, ваш вклад в армянское искусство сложно переоценить. И все же, что значит для вас эта награда?
— Для меня очень важно, что награда была вручена именно в День независимости, поскольку у меня, признаться, свое видение и свое понимание истинного значения этого слова. Независимость — это в первую очередь еще большая зависимость от интересов народа, еще большая ответственность за судьбу родины. И касается это не только госмужей, но и всех граждан страны. То есть то, чему мы пока еще не можем всецело посвятить себя. Раньше наша родина простиралась от Владивостока до Калининграда, теперь же мы ответственны за этот маленький кусок земли. Значит, внимание наше должно вырасти в сотни, в тысячи раз. Никто не будет за нас решать проблемы, все мы ответственны: от мала до велика. Как в достижениях, так и в любой возникшей проблеме каждый должен ощущать толику своей ответственности, своего недосмотра, результат своего неучастия. Независимость — это зависимость от завтрашнего дня, ответственность перед ним. Каждый из нас, просыпаясь утром, должен задаваться вопросом: что я оставляю своим потомкам? Каким наследством их награждаю? Мы должны правильно осознать и передать им ту свободу, которая досталась нам настолько дорогой ценой!
— Увы, и это не секрет, обретенная свобода кое-где и кое в чем перерастает во вседозволенность…
— Так ведь целое поколение не «въехало» пока, что система сменилась на 180 градусов! И, естественно, это привело к несерьезному, безответственному отношению к работе. Спрашиваешь режиссера, можешь поставить «Гамлета»?.. сколько понадобится времени? Отвечает — да без проблем, через неделю начну репетиции. И рождается очередной брак. Всем кажется, что они все умеют. На сегодняшний день крайне мало можно найти людей, работающих по профессии и реально разбирающихся в том, чем занимаются. Вот это и приводит к самоделу, дилетантизму и регрессу. Вот вам результат неверно понятой независимости и неосознанной свободы.
Но я более чем уверен, что явление это недолговечно. Все, в конце концов, встанет на свои места. В театре, например, процесс отсева уже более чем ощутим. В итоге останутся только профессионалы — те, кому свыше дано право представлять наш театр. Надо лишь понять, что ни один американец или европеец не будет ставить Ширванзаде или Сундукяна. Хватит с нас Беккетов и Ионеско — молодцы, что интересуетесь, ставите, экспериментируете. Но, друзья, во-первых, этим уже никого не удивишь, да и не надо, а во-вторых, а кто же должен ставить наших авторов?.. Я крайне обрадуюсь, если вдруг найдется современный режиссер, решивший поставить «Пепо» или «Ради чести». Молодежи надо понять, что в идее возвращения к истокам, при всей ее кажущейся заезженности и банальности, таится великая мудрость и реальная возможность, растворившись в своей культуре, обрести себя, представить свое искусство всему миру..
— Вы уделяете большое место национальной драматургии. Но не вносит ли это элементы ограниченности, не сужает ли мировоззрение?
— Давайте не забывать, что я одним из первых ставил произведения Достоевского, Жан Поль Сартра, Бертольда Брехта, Салтыкова-Щедрина, Гарсиа Лорки, дважды брался за Шекспира… Но грош цена всем нашим потугам в расширении горизонта, если мы неузнаваемы в мировом театральном пространстве — если нет художественного отражения нашего типа.
То, что молодежь сегодня «открывает» в современной мировой драматургии, зачастую давно известно из нашей классики. Мне говорят, посмотрите, как гениально придумано у Беккета или же у Ионеско — «дует красный ветер». Действительно, гениально, ничего не скажешь. Но не менее гениально 120 лет назад об этом писал Раффи в «Самвеле»: помните, после поединка отца и сына, когда Самвел первым поражает отца, говорится — в зловещей тишине дул красный ветер. Все эти «ноу-хау» у нас есть и давно известны — и ветры красные, и слезы кровавые (читаем Исаакяна)…
Я удивляюсь, почему сегодня незаслуженно забыты произведения Абовяна? Почему никто не хочет поставить «Раны Армении»?.. Возможно, кто-то скажет: а чего ты сам не ставишь? Так, увы, это не формат театра музкомедии, и поэтому мы ставим произведения, соответствующие этому нашему формату.
— Мы начали беседу с ереванских театров, но надо отметить и ваш вклад в театральную жизнь диаспоры. Долгое время вы ставили спектакли в Бейруте. Что вас там привлекает?
— Серьезность по отношению к работе и полная самоотдача этих прекрасных людей, которых скорее можно назвать любителями. Да, они любители, но дай Бог, чтобы все профессионалы так же любили свою работу, как они. Такой ненормальной преданности театру, увы, у нас уже давно не наблюдается. Я просто поражаюсь их самоотверженности и четкости в работе. Слова «нет» не существует: надо для дела — значит будет. К примеру, поставили макет сцены, а мне для завтрашней репетиции нужен еще и белый половик. Все четко — на следующий день половик на месте. «Не успели», «не смогли», «нет средств» — этого вы там не услышите, даже несмотря на то что все актеры приходят на репетиции после работы, уставшие, и никто из них конкретно ни за что не ответственен. Но эта группа фантастически влюбленных в свое дело людей, можно сказать, коммунарно идет к поставленной цели. И они достигают ее!
— И напоследок, что бы вы пожелали молодым актерам, режиссерам, да и тем, кому еще только предстоит выйти на театральные подмостки?
— Научитесь «плавать»! Был такой анекдот: в реке тонет мужчина, рядом проходит гюмриец. Мужик кричит: «Помогите! Тону! Спасите!», а гюмриец отвечает: «Осел, вместо того чтобы учить русский язык, научился бы плавать!» Так что, друзья, учитесь «плавать», пока не поздно.
Теперь небольшое пояснение режиссерам: пришел к вам молодой, подающий надежды актер, образно говоря, бросьте его в реку, в пучину — пускай сам попытается переплыть, выбраться. Но будьте честны и не топите его сами. Сможет переплыть, сможет доказать свою индивидуальность, значит быть ему на сцене, нет — ну, выходит, не его это. И надо быть честным, как бы ни было сложно, признать это и удалиться, найти свое место, научишься «плавать» там, где будешь более полезен своей Родине — во имя обретенной свободы, во имя Независимости!

Комментариев нет:

Отправить комментарий