Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

пятница, 20 декабря 2013 г.

Микаел ПОГОСЯН: "Я надеюсь лишь на нашу генетику!"

       "Наконец в Армении снят фильм, с которым не смогут тягаться даже 100 азербайджанских фильмов", — так оценил картину "Если все..." известный азербайджанский кинорежиссер Рустам Ибрагимбеков. Действительно, уходящий год (да и прошедший) как для картины, так и для его создателей был довольно успешным. Пестрый букет всевозможных призов и наград на престижнейших конкурсах и фестивалях, да еще и номинация в оскаровском лонг-листе!
Недавно стало известно, что почти закончены съемки новой картины под названием "Спасибо, папа". Об этом и не только беседуем с актером, сценаристом и продюсером Микаелом ПОГОСЯНОМ.
— Этот киногод начался в прошлом ноябре: после серьезного отбора и голосования киноакадемия решила, что фильм достоин быть представленным на "Оскаре". Мы принялись заполнять анкеты, началась бумажная возня... Вскоре фильм был принят на рассмотрение. Но опыта ведь у нас никакого не было: что надо делать?.. как продвигать фильм?.. Я полетел в Штаты, оказалось, что все прошедшие в лонг-лист картины уже давно рекламируются, тратятся немалые средства... Словом, опоздали. Тем не менее нашлись люди, которые помогли представить фильм, в результате чего он попал в такие престижные голливудские журналы, как Variety Magazine и The Hollywood Reporter. Но время было безвозвратно утеряно и...  в шорт-лист мы не прошли, но зато набрались опыта. Если какая-то из наших картин, дай Бог, пройдет в оскаровский лонг-лист, то я смогу дать создателям немало дельных советов.
— Где еще в США был представлен фильм?
— Фильм участвовал в лос-анджелесском фестивале "Арпа", где я получил приз как "лучший актер года". Кстати, за "лучшую женскую роль" награды удостоилась бывшая жена Клинта Иствуда Френсис Фишер, зритель должен помнить ее по фильму "Титаник". Там же я познакомился с Кеном Давидяном, который предложил сотрудничество. Вернувшись в Ереван, я принялся за сценарий нового фильма. На определенном этапе было принято решение сменить главного героя (роль Кена) на главную героиню. Сюжет фильма таков: девушка-армянка, родившаяся и выросшая в США, которую, кроме происхождения, ничего не связывает с Арменией, уходит из отчего дома после конфликта с отцом на предмет "армянского воспитания". Вскоре она получает наследство от отца в 50 млн долларов при условии, что выйдет замуж за армянина по имени Баргевос. Так звали дедушку. Далее события разворачиваются в Армении: она приезжает сюда, чтобы найти жениха и не потерять наследство. Вот такой, на первый взгляд, незамысловатый сюжет фильма "Спасибо, папа".
Соавтором сценария в этом проекте стал мой давнишний друг, актер и режиссер Виген Степанян. Искали режиссера, выбор пал на Грача Кешишяна, и я на сегодняшний день могу с уверенностью сказать, что не ошибся в нем: у него оказалась прекрасная как творческая, так и административная группа, съемки прошли безо всяких проблем. Уже отснято 90% фильма. За 15 дней нам удалось снять основную часть картины, остались лишь досъемки в США. Я в фильме играю две главные роли — того самого Баргевоса и его брата-близнеца. Все, более раскрывать секретов не буду — остальное сами увидите...
— А на какие средства снимается фильм, если не секрет?
— Отнюдь, не секрет, а наоборот, информация, которой я непременно хочу поделиться и поблагодарить нашего благодетеля — первую леди Риту Александровну Саргсян! Буквально за несколько часов она смогла решить все проблемы, связанные с созданием фильма. Это поступок действительно достойного человека, отчетливо понимающего, что такое кино, кинематограф и как все это создается. Кстати, от первой леди я и узнал о высокой оценке, данной фильму Ибрагимбековым. Поначалу не было понятно, о каком фильме идет речь, пока, наконец, не выяснилось, что имеется в виду "Если все..." Кстати, номинантами "Ники" мы стали тоже благодаря Ибрагимбекову. Всем там заведовал Юлий Гусман, и оказаться в списке без поддержки Рустама было бы просто нереально... Ну и потом была последняя награда фильма "Если все..." — гран-при на Шукшинском фестивале.
— Каково твое отношение к так называемому инвестиционному продукту в нашем искусстве?
— Это явление есть во всем мире, и от него никуда не деться. Разница лишь в том, что ты вкладываешь в этот проект, какие ценности проповедуешь, что культивируешь — иначе говоря, какой продукт раскручиваешь и продаешь: созидающий или наоборот.
Что касается меня лично, то мне такие проекты не могут нравиться, равно как и искажающие облик нашего города новые "элитные" дома. Одно дело строить дом, другое — уродовать созданное до тебя. Я к тому, что подобных аномалий в нашей стране немало, это касается и искусства, где особенно инициативны квнщики, превратившиеся в откровенных дельцов от "культуры". Не все, конечно, есть и исключения: к примеру, человек, дружбой с которым я горжусь — Артур Джанибекян, человек с большой буквы. Один только его подарок нашему Матенадарану рукописи Нарекаци чего стоит — в этом поступке виден человек, патриот, на таких людей надо равняться.
Но среди бывших веселых и находчивых нашлись и те, кто исказил ценности как в театре, в антрепризе, так и в кино, на телевидении. Да, все хотят зарабатывать, но нельзя это делать ценой навязывания зрителю своего далеко не изысканного вкуса и псевдоценностей. Тот же Джанибекян делает коммерческие проекты, но не теряет лица, не скатывается в бульварщину и дурновкусие. А когда все упирается лишь в коммерцию, в желание побольше хапнуть вне зависимости, какого качества продукция и что за идеология, то это просто недопустимо. Можно снимать комедию, но при этом ставить серьезные творческие цели — ведь комедийный жанр это не только "ха-ха, хи-хи"...
— Взять тот же фильм "Мамы" нашего соотечественника Сарика Андреасяна — несколько историй непростых отношений и в то же время огромной любви к своим мамам, действительно замечательная картина! А есть фильмы, пиарящие низменные вещи (не будем называть вещи своими именами): планка понижается, в итоге молодежь впитывает псевдоценности...
— Это "выбросы" нашего искаженного вакуума. Безусловно, это продукт состояния, монстр, болезнь, зараза, проникшая во все сферы... Царит бездуховность, растеряны критерии прекрасного, правильного, настоящего, важного — все размыто, и каждый пытается отстоять свое место под солнцем, свои ничтожные потребности... В итоге все искажается, и люди, владеющие средствами, искажают наш город по своему образу и подобию. И нет никаких тормозов, нет той руки, того человеческого статуса, позиции, которые могли бы все это остановить. Надо признать, мы оказались слабенькими — я имею в виду интеллигенцию, в том числе и творческую, — они оказались намного сильнее нас. Они — люди, у которых рычаги, которым все позволено. Нами.
— А что мешает сегодня интеллигенции возродить худсоветы: стать камертоном, направляющей силой в этом обществе?
— Сильва Капутикян, Агаси Айвазян, Грант Матевосян, Шираз — люди, которые могли и отстаивали свою правду во всеуслышание в те годы, когда это, мягко говоря, было небезопасно — они были намного сильнее нас. Мы не смогли занять эту нишу, оказались слабенькими. Каждый из наших интеллигентов кое-как пытается делать свое творчество вдали от общественных передряг... Мы проживем жизнь в кустах. А ты говоришь, худсоветы...
— Каково твое отношение к слову "интеллигент". Кто такой армянский интеллигент?
— Интеллигент — человек, имеющий какие-то устои и всегда готовый отстаивать их: законы, в первую очередь, нравственные. Интеллигентный человек — носитель фамилии своей страны, имеющий определенную миссию, четко осознающий, кроме своего личностного, и статус гражданина, ереванца. Это и подразумевает те неписаные законы, которые мы растеряли. Ведь интеллигент был проповедником этих неписаных законов. Когда эти писаные и неписаные законы снова окажутся в гармонии друг с другом, когда они станут соответствовать нашим нравственным позициям, мы сможем вернуть очень многое...
— Твой прогноз на будущее: когда и откуда ждать изменений к лучшему?
— К сожалению, нет никаких рецептов, верю и надеюсь лишь на нашу генетику. Есть ребята, со многими из которых я знаком, — придет их день! Сейчас не нужны революции, не нужны какие-то хирургические вмешательства, я верю в тех ребят, которые представляют на сегодняшний день новый вид армянина — в них вижу очень серьезную потенцию!
— Коль скоро мы подошли к разряду чудес, увы, немногие из сегодняшних ереванцев помнят Дедушку Мороза из Камерного театра — Микаела Погосяна и Снегурочку — Вигена Степаняна. В канун Нового года у тебя есть возможность обратиться к своей аудитории, к друзьям...
— Чем старше мы становимся, тем больше начинаем дорожить вещами, доселе как бы не имеющими большого значения. Стараемся отсекать все ненужное, и постепенно с годами остается необходимое, важное. Хочу, чтобы каждый из нас прекрасно понимал круг важности, который он выбрал, дорожил этим. Ведь, как оказывается, мы очень часто не замечаем самых близких людей, благодаря которым достигаем многого. Надо бережнее относиться к друзьям, родным, обществу, в котором живешь, к нашему городу. Научиться уважать все то, что выбрал для себя, и совершать поступки, оправдывающие этот выбор. Я бы хотел пожелать, чтобы мы, наконец, стали совершать поступки, определяющие наше жизненное кредо... С наступающим всех Новым годом!

Рубен Пашинян, "Новое время"

Комментариев нет:

Отправить комментарий