Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 9 апреля 2015 г.

Армен Мартиросян: “Я не возвращался в Армению, потому что не покидал ее!”

       Есаи Алтунян (Франция), Тамар Капрелян (США), Ваге Тилбян (Эфиопия), Стефани Топалян (Япония), Мэри-Джин О’Доэрти (Австралия) и Инга Аршакян (Армения) — это состав из шести исполнителей армянского происхождения специально созданной для участия в “Евровидении 2015” группы Genealogy. На данный момент песня Face the Shadow, изначально Don’t deny, набрала в интернете более миллиона просмотров. Автор текста — Инга Мкртчян, а музыку написал известный армянский композитор, джазмен и мой сегодняшний гость — Армен МАРТИРОСЯН.
— Армен, наша прошлая беседа состоялась пять лет назад, незадолго до вашего отъезда в Канаду. На вопрос о том, что может заставить вас покинуть родину, вы тогда ответили: “Если я и эмигрирую, то только ради будущего, ради образования своих детей... Когда я жил в Швейцарии, искренне верил, что, вернувшись в Армению, мы построим тут страну, которая не будет ни в чем уступать Европе. И это увидят не только мои дети и внуки, но и мы сами. Однако... Со временем я перерос свои иллюзии и, признаться, не хотел бы, чтобы моих детей постигла та же участь”. А что может заставить вернуться домой?
— Спасибо за вопрос — ответив на него, я наконец смогу расставить все точки над “i” и, возможно, остановить поток не соответствующей действительности информации, муссируемой в прессе. В частности, просочилась информация, мол, я уже не выдержал, опустились руки, и вынужденно уехал: нет, я всегда все выдерживал, более того, я всегда жил здесь, никуда не уезжал. Вы абсолютно правы, и в той нашей беседе, и в других интервью я подчеркивал, что пошел на такой шаг исключительно ради будущего своих детей, в частности сыновей, которые с детства проявляли интерес к сфере кино. И дело не в том, что у нас плохое образование, а там хорошее — я этого не говорил. Просто выбранным моими детьми профессиям лучше обучают в Штатах или той же Канаде, нежели у нас. Этим странам в свою очередь есть много чему поучиться у нас — это нормально.
За эти годы мой старший сын закончил Toronto Film School по профессии cinematographer — это и оператор, и свето- и цветоустановщик, и монтажер, словом, оператор-постановщик, и ныне работает по специальности в компании Yahoo. Младший сын еще учится в школе, но грезит профессией актера. Я же, все это время находясь там, не прекращал работу в здешних проектах, как и прежде. И говорить, что я уехал или вернулся — неверно. Я не возвращался в Армению, потому что не покидал ее.
— Одним из проектов был телеконкурс “Голос Армении”...
— Я закончил работу не только над “Голосом Армении”, но и полнометражным анимационным фильмом “Анаит”, проектом IMAGINE, где известная песня Леннона представлена, скажем так, в моем армянском видении, в армянской интонации, далее — четыре полнометражных фильма и многое другое...
Также готовится мега-проект, направленный на укрепление нашего ID, нашей национальной самоидентификации. Премьера проекта, равно как и песни на “Евровидении”, состоится в мае — до этого предпочитаю не давать каких-либо разъяснений как по первому пункту, так и по второму. Начинается обширная пиар-кампания, и любая информация может по-разному отразиться на этих проектах. Посему до мая завесу таинственности приоткрывать не будем...
— Тогда поговорим с джазменом. Армянский джаз успел полюбиться за эти годы не только у себя на родине, но и стал признанным брендом на мировом джазовом рынке. В чем же секрет популярности армянского джаза? В чем его неординарность, на ваш взгляд?
— Джаз не имеет определенной национальности. Говоря “армянский джаз” или, допустим, “французский джаз”, мы, скорее всего, имеем в виду исполнителей, привносящих свои национальные элементы. В нашем джазе — это прежде всего наши традиционные инструменты и своеобразное музыкальное мышление.
Импровизационность исполнителей народной музыки, на мой взгляд, идентична мышлению джазовых музыкантов. У наших народников — профессиональных музыкантов — музыка плавно течет и в то же время несется на крыльях из тональности в тональность. Эти музыканты, особенно исполнители на духовых народных инструментах, славятся богатством средств выразительности, что так же зажигает меломанов, как и джаз. Мне, как и многим моим коллегам, удалось соединить их, и получился интересный гибрид, который можно называть “армянским джазом”.
        — Действительно, характерной чертой Мартиросяна-композитора и аранжировщика является равнодольное участие в композициях элементов джаза и национальной народной музыки. В этом свете интересна ваша оценка состояния национальной культуры Армении на сегодняшний день.
— За последние годы жизнь в Армении круто изменилась: независимость имела как положительные, так и отрицательные последствия для нашей культуры. Вседозволенность открыла дорогу серости на сцену и телеэкраны. Это весьма пагубно отразилось на музыкальных вкусах населения. Что будет дальше?.. Надо работать, поднимать нашу культуру, прививать ее нашим детям сызмальства. Уж позволю себе “проговориться”, но проект, над которым мы сейчас работаем, посвящен как раз этому. Нельзя все время сетовать на отсутствие законности, возможности нормально жить и т.д. Надо работать, народ должен быть занят, человек должен трудиться и видеть конкретную пользу от своей работы — как для страны, так и, конечно, для себя. А пройдите по нашим улицам — огромное количество людей в кафе, на улицах, и все это в рабочее время! Как же так?
Что касается культурного пространства, я, разумеется, не сторонник всяких худсоветов и т.д.. Единственное мое пожелание — предоставить больше возможностей талантливым композиторам, исполнителям, потому что серость, как известно, пробьется сама. Таланты нуждаются в государственной поддержке — вот на это действительно стоило бы обратить внимание.
— А что сегодня происходит в сфере шоу-бизнеса?
— В сфере, не имеющей рынка, естественно, и ожидания минимальные, как и в промышленности или торговле. С другой стороны — теперь уже я вспомню нашу прошлую беседу: мы говорили об арабизации, мусульманизации нашей музыки — сегодня большие страны диктуют свою волю, переписывая по-своему все, включая и историю. Раньше у нас были энциклопедии, из которых мы черпали информацию. Сегодня есть Википедия, куда всяк имеет право вносить свои данные и более того — поправки к чужим статьям! В итоге история пишется странами, имеющими большее влияние, доминирование — вот и все. Как противостоять? Не надо ни с кем воевать, никому ничего доказывать — надо воспитывать свою нацию, инъектировать с младых ногтей в наших детей армянскую культуру, армянский дух. Пускай ребенок потом будет слушать испанскую музыку или мугам — запретить ему этого никто не вправе, — но армянская музыка будет для него родной всегда. Вот в чем дело. Нам надо укреплять свою страну — изнутри, ментально!

— Вы так осторожно говорите о предстоящих проектах, что уж и не знаю — имеет смысл спросить о дальнейших творческих планах?
— Имеет... Работаю над музыкой к фильмам — режиссер Мгер Мкртчян, буду писать новые произведения, участвовать в разных проектах. Вообще 2014 год был самым продуктивным для меня! Надеюсь, и в этом году поработать на славу. Я оптимист и верю в скорейшие улучшения как в области культуры, так и в нашей жизни в целом. Потому стоять на месте не могу — и никогда не мог. Потому повторю то же, что и сказал вам в прошлой беседе относительно творческих планов — все как всегда: работа старая — песни новые... Так и живу.

P.S.
Напомним, в этом году конкурс “Евровидение” пройдет с 19 по 23 мая в Вене. В нем примут участие представители 39 стран. Вперед, Армения!
  









Комментариев нет:

Отправить комментарий