Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

вторник, 27 января 2015 г.

«Говоря сегодня «ереванец», я краснею…»

     Так началась наша беседа с популярным певцом Артуром ИСПИРЯНОМ — человеком не говорящим, но делающим. К примеру, недавно в Facebook появилась его запись об уродливой пристройке у одного из зданий на ул.Алабяна. Спустя некоторое время, достучавшись до властей, постройку удалось остановить и демонтировать. И таких примеров немало, и за всеми ними стоят такие ереванцы, как наш сегодняшний гость.
— Я чувствую себя виновным в том, что мы не отстояли свой город. Не хочется быть категоричным, но мы где-то дали осечку, промолчали. Окрепли силы, которые уничтожают наш город, его колорит, память, историю... Да, несомненно, силами некоторых активных граждан удается что-то “отвоевать” — к примеру, тот же Крытый рынок. Победой это назвать сложно, но он хотя бы не превратился в многоэтажный гипермаркет, как планировалось. Я, например, в Крытый рынок не хожу — зачем? Нет той ауры, которая наполняла его своим теплом. Извините за сравнение, но как у церкви стены намолены, так и у рынка были свои стены, свои торговцы, свои посетители. А сегодня и те, и другие безвозвратно исчезли...
Изначально мне очень нравилась идея так называемого “ремонта города” — действительно, он сильно износился за годы блокады и войны, и требовалась не “косметика”, а серьезное восстановление замечательных ереванских домов. Одни собственные дома в центре чего стоили — разрушаясь, героически стояли до последнего, но, увы, их постигла иная судьба, нежели ожидалось — большинство пошло на слом, а остальные дома пронумеровали, разобрали по частям, заверив, что они будут восстановлены в точности. Извините, но в это я верить отказываюсь.
Более того, обратите внимание, что происходит в малом центре — к примеру, глядя на улицу Арама или территорию за “Детским миром”, вряд ли кто поверит, что у этого города когда-либо был хозяин. А дома на бывшей улице Свердлова и других? Это же все памятники архитектуры и истории, их надо было восстанавливать, а не демонтировать. Сегодня столько говорится о развитии туризма — Бог с ними, с туристами, а что, ереванцы не люди? Не имеют права жить в нормальном красивом, полном любви и души городе? Кому нужна эта вопиющая бездушная эклектика?
— Ну а как же проект “Старый Ереван”?..
— Сама идея неплохая, но то, что собираются сделать, вызывает у меня противоречивые чувства. Я бы предложил назвать этот проект не “Старый Ереван”, а “Старый Ереван Мол” или “Старый Ереван Плаза” — так ведь честнее! Как можно так убого мыслить? Ведь этот кусок Еревана имеет важное значение для столицы, а тут хотят построить одно большое здание с арками, деревянными балконами без зеленой зоны, а на крыше этого дома посадить четыре дерева. Смешно.
В свое время таких гнилых архитекторов прогнали б в шею. Увы, сегодняшним руководителям нравится этот Еревана с большим количеством стекол, высотных зданий и неоновых вывесок — видимо, так в их представлении именно выглядит настоящая столица. Это еще раз подтверждает правоту моих слов о том, что всем заправляют люди, далекие от городской культуры и никогда не любившие этот город.
Понятно, город должен приносить какую-то прибыль. Так восстанавливайте и зарабатывайте! Нет ведь, надо урвать и в процессе стройки и до начала оной. Вы посмотрите, как все продумано: на старый ереванский дом в центре столицы вешается знак «памятник старины» и с этого момента его категорически перестают трогать, доводят до состояния крайней обветшалости, утиля и потом уже, мотивируя тем, что здание разрушается, опасно и т.д., сносят, возводят на месте новое — никакое, зато многоэтажное! — и продают частным лицам или компаниям. Вот как это называется?!
Другой пример: кафе Santa Fe — раньше, казалось бы, милое уличное кафе, где приятно было посидеть. Ан нет — решили отстроить закрытое многоэтажное здание!? Я искренне надеялся, что хотя бы этот кусок Еревана трогать не будут — ведь все приезжающие поднимаются на Каскад, чтоб оттуда обозревать город. А с постройкой этого “монстра” вряд ли что можно будет увидеть — здание Оперного театра уж точно нет. Слава Богу, нам удалось что-то сделать, вмешаться, будем надеяться, что уродства можно будет избежать.
— Вы часто говорите об озеленении города. Опять надежда на активистов?
— Это слово мне никогда не нравилось. Есть люди, которые очень любят свою родину, и им больно видеть, что в их стране что-то происходит не так. Этих людей называют не активистами, а патриотами. Это люди, любящие свою родину, свой Ереван.
Что до зеленых участков, Ереван сегодня планомерно лишается деревьев, вместо этого в лучшем случае кое-где расстилается травка и цветы. Я не понимаю, это город или пастбище? Что за такая маниакальная тяга к траве? Неужели в мэрии не понимают, что городу необходим воздух, деревья? Неужели предшественники сегодняшнего мэра были столь глупы, засаживая все холмы вокруг и сам город деревьями?
Во всех нормальных городах есть парки, куда можно пойти отдохнуть. У нас такого нет. В Кольцевой парк просто без сердечных капель ходить нельзя — из-за обилия несуразных построек и кафе он стал каким-то квадратным, отталкивающим. Неужели, чтобы вдохнуть глоток чистого армянского воздуха, надо уезжать подальше от столицы, а в перспективе — и вообще из страны?
— Вы определенное время проживали вне страны. А что вас сегодня удерживает от эмиграции?
— Армяне всегда выживали общинами, и это не секрет — посмотрите, что происходит в диаспоре: люди собираются, общаются, живут друг другом... Я люблю свой город, свою страну и не собираюсь покидать ее. Здесь родился, вырос, здесь мои воспоминания, здесь мои друзья... Мы создали нашу дружную семью, вместе путешествуем, вместе преодолеваем трудности, вместе организовываем досуг. Мы создали маленький мир, который позволяет нам оторваться от действительности, и я надеюсь, что его границы будут расширяться. Если каждый на своем месте сделает то, что обязан, создаст свой оазис, думаю, хоть так мы сможем противостоять тотальному обезличиванию нашего города, культуры...
— Вы имеете в виду интеллигенцию?
— Отнюдь. Я имею в виду настоящих ереванцев. Увы, немалое количество представителей нашей интеллигенции сегодня стоит рядом с теми, кто насилует этот город. Не буду называть по именам — город маленький, сами прекрасно понимают, и мы все видим, как то ли с их одобрительного молчания, то ли с откровенной поддержки город превращается в скопище трафаретных коробок. Остальные бурно все обсуждают, но как доходит дело до конкретных шагов, незаметно ретируются, искренне порой призывая сделать то же самое... Стыдно.
По определению интеллигент — человек, более обеспокоенный судьбой страны, нежели своей собственной, ибо не мыслит одно без другого. О чем вы думаете, господа “присяжные заседатели”, в мэриях и в кофейнях? Сегодня в этом городе детям некуда пойти — разрушен цирк, нет парков, нет воздуха? Слава Богу, что есть хоть театры — кукольный, ТЮЗ и т.д. Ну да и зоопарк.
Интеллигенция сегодня целенаправленно дискредитирует себя. Почему ее не было рядом с молодежью, которая как один встала на защиту Маштоцкого сквера? Да, у каждого свои цели, свои интересы, но неужели интеллигенцию так запрессовали, что она, будучи некогда “глашатаем свободы”, сегодня предпочла сменить место у баррикад?
Все свои слова я адресую и себе, поскольку и себя считаю виновным в происходящем. Но так не может продолжаться далее, надо что-то делать... Мы должны понять одну вещь: проблемы, которые сегодня не решаются, накапливаются, превращаясь в стереотип, сломать который вскоре будет просто невозможно. Сегодня во внутренних звеньях власти царит безграмотность, коррупция. Эти структуры нуждаются в серьезных изменениях.
— То есть мы идем... 
— Хотим мы того или нет, но должны идти к светлому будущему. Наше будущее — это наша замечательная молодежь, которая обладает мощной силой, чувством патриотизма, честностью. Моя надежда и вера в них — храни Господь нашу молодежь!

Рубен Пашинян, "Новое время" 
Фото Асатура Есаянца

четверг, 22 января 2015 г.

Эльфы и ереванцы: миф или реальность?

     Верховный суд Исландии признал существование сказочных эльфов и заблокировал проект строительства новой дороги, которая может повредить тысячелетней культуре эльфов, проживающих в этих местах, и даже их церкви, видеть которую могут только посвященные. Основанием для такого решения послужил результат опроса, проведенного Университетом Исландии и показавшего, что 62% респондентов допускают возможность существования эльфов. Интересно, а как бы решился подобный вопрос в нашей свободной стране — в Армении? 
Позволим себе пофантазировать, но, конечно, в пределах разумного — это, кстати, ключевой момент в нашем эксперименте. Допустим некая группа, назовем ее также как и исландскую «Լավի ընկերները» или же «Լավի կեմեցողները», подаст в наш Верховный суд, или же в Конституционный, весьма обоснованный иск с требованием приостановить строительство уродующих столицу зданий, мансард, непонятных памятников, установку гигантских светильников, а также ежегодное превращение новогодней столицы в стойбище неоновых козлов и т.д., основываясь на то, что это вредит культуре города и живущих в ней ереванцев, видеть которых тут могут, точно так же, как в Исландии эльфов, теперь уже далеко не все. Если суд примет иск и решится провести опрос среди граждан, очень важно, чтоб был правильно сформулирован главный вопрос. Не надо приставать к людям с глупыми вопросами, типа, «вам мешает эта стройка?» или «как вам нравится этот памятник или тот неоновый козел?» — им и так нелегко живется. Все намного проще: надо всего лишь, основываясь на исландский опыт, узнать у столичных жителей, верят ли они в ереванцев? Настоящих ереванцев.
На сегодняшний день большинство бывших ереванцев проживает вне пределов родины. Здесь осталась лишь малая толика. Но свято место пусто не бывает — их место шустро заняли разного рода провинциалы-переселенцы и  представители диаспоральных кругов, считающие себя уже самыми что ни на есть истинными ереванцами. Так что большинство респондентов ответит на вопрос утвердительно, а меньшинство — в лице бывших ереванцев — скорее всего, честно и решительно покачает головой. Думается, по процентному соотношению мы переплюнем Исландию.
 Но что же будет дальше? По логике суд обязан удовлетворить иск вышеозначенной инициативной группы. Однако это вряд ли случится, поскольку большинство опрошенных и уверенных в своем существовании «ереванцев» являются, в общем-то, основными виновниками горе-преобразований в столице — если не напрямую, то косвенно, хотя бы в силу того, что происходящее им нравится и даже очень. За бортом  останутся ответившие отрицательно «интеллигентики», не поверившие в себя. Выходит, поделом.
Итак, что мы имеем? Страна у нас очень демократичная, свободная, мнения и пожелания жителей учитываются, государство всегда и всем идет навстречу. Короче, ничем мы не уступаем Исландии с ее летающими человечками. Кстати, у нас тоже летают — задорого, правда, но очень даже свободно! — торговые связи крепнут, в страну приезжают туристы, радуются ценам, чувствуют себя как дома. Аборигены худо-бедно заняты на работе, летом сидят по кафе, зимой катаются на катках, создаваемых природой и мэрией, — словом, большинство всем довольно. Спро՛сите, есть ли возможность откладывать деньги у простых смертных? Денег нет, но возможностей навалом. Было бы желание, а самое главное — позитивный настрой, об отсутствии которого сегодня так много говорится! Городские власти делают всё для жителей — и не только горожан. Пускай, кое-где город разрешен в лучших традициях провинциального шика — это акт доброй воли в сторону периферии. Сельчанин тоже полноправный гражданин и не должен чувствовать себя чужаком в своей же столице! Или возвращаясь к злосчастным козлам, ну понаставили вам на зиму парочку-тройку полорогих по городу, и что? Холодней вам от этого? Жарче?.. А чтоб поднапрячься и увидеть в этом позитив — никак? Это же далеко идущая мэрская задумка! Стоит только подумать как сегодняшний настоящий ереванец и все становится предельно ясно — городские власти третий год подряд готовят нас к году Козы! Все четко, продуманно, дальновидно. 
И сердцу становится легче дышать, и жить хочется, и жизнь хороша — главное, вовремя стать настоящим сегодняшним ереванцем! Измениться, стать таким как все: довольным, беззаботным, нетребовательным. А если что-то уж очень не устраивает, так у нас страна свободная: входы и выходы открыты для всех, хоть и блокада снята не до конца. Выбирай себе другую страну и верь, и будь там таким ереванцем, каким хочешь. Никто тебе из Армении мешать не станет. Но оно тебе надо?.. Армении — нет. Она в тебя верит, а ты — выходит, ни в нее, ни в себя. Потом еще жалуешься. И кто же виноват? Эльфы?

четверг, 15 января 2015 г.

Декабрьские концерты армянской музыки в США

      Под занавес прошлого года в США, России и Франции с большим успехом прошли концерты армянской музыки, организован- ные Союзом композиторов Армении. Это прецедент — со дня обретения независимости такое количество армянских авторов не звучало вне пределов родины. Об этом и не только беседуем с председателем Союза композито- ров Армении, заслуженным деятелем искусств Армении, профессором Ереванской Госконсерватории, композитором Арамом САТЯНОМ.
 — В Париже прошли Дни армянской культуры, прозвучала как классическая, так и современная армянская музыка, был показан фильм о дудуке. Затем в Московском зале им. Прокофьева прозвучали произведения молодых армянских композиторов — своего рода обобщающий концерт после выступлений в Калининграде, Перми и Екатеринбурге. В то же время в Бостоне при содействии хора и оркестра под управлением композитора Константина Петросяна состоялся концерт, посвященный 145-летию Комитаса. Отметили и 100-летие народного артиста Арм.ССР, композитора Арама Сатунца, прозвучавшего вместе с Ave Maria из моей оперы “Лилит” в исполнении Нарине Оджахян. И, наконец, в Нью-Йорке состоялся большой концерт, в рамках которого были представлены произведения Софьи Микаелян, Ваграма Бабаяна, Мелика Мависакаляна и многих других. Столько армянских композиторов в одном концерте — такого еще не бывало!
— Хотите сказать, что год был успешным?
Не мне судить. Главный итог в том, что в прошедшем году за рубежом прозвучали произведения более пятидесяти армянских композиторов: это большая половина композиторов, членов союза. А в рамках прошедшего осенью Фестиваля современной музыки были представлены произведения 28 армянских композиторов, написанные после 2000 года.
— Как удается совмещать административную деятельность и творческую?
— Конечно, предложений немало, но из-за плотного графика приходится чем-то жертвовать, от чего-то отказываться... Увы, доставшееся “союзное наследство” не скоро позволит мне перейти на облегченный график.
— Понятно, одна из главных ваших целей — сделать все, чтоб исполнялась современная армянская музыка...
У нас очень хорошая композиторская школа. Другое дело, что музыка пишется, но не звучит. Конечно, исполнить все нереально, но отобрать лучшие произведения и дать им жизнь — возможно: такова одна из целей СК Армении. Кстати, минувшие музыкальные смотры позволили выявить определенные упущения: к примеру, в области хоровой и симфонической музыки. Над всем этим надо работать, причем как с самими творцами, так и их потенциальными слушателями: воспитывать аудиторию, представлять им качественную музыку. Общество нуждается в хорошей армянской музыке, но пока не получает ее.
— То есть вы считаете, остановить поток бездарной и далеко не армянской музыки возможно...
— Совершенно верно — предоставив слушателю качественную музыку. Во все времена на армянскую музыку был спрос, и что же случилось теперь, почему он внезапно исчез? Сегодня по радио, в кафе мы слышим в основном не армянскую музыку. А что преподносится нам с экранов телевизоров? Имеет место духовная экспансия, подмена культурно-нравственных и моральных ценностей низкопробными чужими аналогами, в итоге — захват страны без применения оружия. Сегодня наша первейшая обязанность противостоять культуре других наций, усиленно навязываемой нам: как поднимая уровень своей культуры в пределах страны, так и экспортируя ее в мировое пространство.
— До сих пор нет закона о творческих союзах, равно как и о курируемых ими сферах искусства. Не совсем ясно, как можно вести свою культурную политику вне правового поля...
— Увы, вы правы. Не то чтобы государство совсем не обращало внимания на культуру — определенные субсидии поступают и в общем-то во многом помогают решать вопросы на каких-то уровнях. Но государственного подхода к поддержке творческих союзов так, как это делается за рубежом — одновременно и зарабатывание денег, и пропаганда творчества собственных композиторов, — к сожалению, пока нет. Разумеется, при таком раскладе союзы ассоциируются с чем-то отжившим свой век. Но мы противостоим как можем, и за нас говорят не слова, но дела.
— Кроме происходящего в рамках СК Армении, имеет место и внешний музыкальный процесс: авторские проекты бардовской, духовной музыки и т.д. Каково ваше отношение к этому? Кто не с нами, тот против нас?
— Союз композиторов владеет огромным потенциалом и большими возможностями, наши профессионалы работают во всех жанрах: от классической современной музыки до фолка, джаза и эстрады. Другое дело, что финансирование происходит не всегда равнозначно в рамках союза и вне оного. Ведь пишущий человек не может не писать — несмотря порой на неадекватную оплату. Коммерческие проекты вне союза оплачиваются очень неплохо. Да ради Бога, но этой кормушкой пользуются люди, как правило, весьма далекие от музыки. И тут уж возникают вопросы: как можно на один мюзикл тратить сто тысяч долларов, а на другой в разы меньше, и какие цели по большому счету преследуют люди, оплачивающие откровенную деградацию в нашей культуре? Банальное отмывание денег или диверсия против собственной культуры?
— Возвращаясь к вопросу культурной идеологии, ведь все же это государственная позиция — в нашем случае имеющая стратегическое для страны значение, не так ли?
— Культурная идеология — это не декларация о независимости, которую можно принять и объявить. Это отношение к собственной культуре всех и каждого. Если человек хочет представить свое видение известного произведения, на то его воля. Но как понять дилетанта, берущего древнейший шаракан и изменяющего в нем мелодию, текст и ритм? Иначе как вредительством это не назовешь. Наш союз, помимо пропаганды и экспорта армянской музыки, защищает ее от агрессии — как снаружи, так и изнутри.
Далее, мы победили в тяжелой войне. Так почему же за столько лет не было заказано ни одной оперы, ни одного балета или сценического симфонического ряда на эту тему? Или вы видели хоть один спектакль о карабахской войне? А о блокаде?.. Думаю, об этом стоит серьезно задуматься. Лишь один тот факт, что мы до сих пор поем патриотические песни XIX века, говорит о многом и далеко не в нашу пользу. 
Если бы не было армии, мы, наверное, не смогли бы обрести независимость. Но если не будет культуры, если исчезнет наше искусство, растворившись в турецко-арабской или псевдоевропейской мишуре, то тут уже никакая армия не поможет. Это надо понимать и не допустить!

Рубен Пашинян, "Новое время"