Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 21 мая 2016 г.

Давайте видеть и ценить хорошее!

Недавно, беседуя со старшим товарищем, известным композитором, проживающим в США, на мою фразу «Вы очень много делаете для пропаганды армянского искусства», услышал такой ответ: «Нет, это не так… Иначе обо мне хоть иногда что-то писали бы в армянской прессе».  
Действительно, мы стали избегать писать и тем более читать статьи о людях, скромно, не афишируя своей деятельности, продолжающих трудиться во благо Родины, проживая вне оной. Нам скорее подавай что-то острое, «фундаментальное», клеймящее и высмеивающее. Оступись или ошибись тот же благодетель, мы с упоением будем читать желтозубые «памфлеты» в его честь.
Я не против критики, когда она обоснована. Но сегодня слово «критика» более тяготеет к понятиям «осуждение» и «негатив», нежели к адекватному «разбору полетов». Сколько серьезных критических статей о новой опере, или новом спектакле, или новом фильме вы читали? Зато чего стоят заголовки «Новый фильм – очередной провал», или «Мыльная опера, или оперу на мыло?» и т.д. Скажете, не осталось музыкальных критиков, театральных, кинокритиков? Это не так, просто нам стало не интересно читать умные статьи. Это отразилось на их гонораре. В итоге мы читаем статьи «специалистов», допустим, в области музыки, прочитавших за свою жизнь лишь несколько аннотаций на пластинках или дисках.
Я не раз писал о негативе, на который подсел наш читатель и никак не хочет с него слезать. Сегодня в СМИ активно муссируется тема разрушительности сериалов, деградации современной музыки и т.п. И один из авторов таких статей – ваш покорный слуга. Так почему же мы с завидной готовностью пишем о плохом, но открыто отнекиваемся от освещения хорошего, позитивного – той же деятельности людей, пропагандирующих настоящее, истинное, национальное искусство? Чем мы лучше этих сериалов, которые учат людей говорить базарным языком, а потом мило прикрываются отговорочкой, типа, народу это нравится. Что дашь народу, то он и будет любить. А наши СМИ кормят людей не меньшей тухлятиной, при этом чувствую себя на несколько уровней выше высмеиваемого ими же рабиса, поп-корнового кино и прочей ереси.
А чем ты лучше, спросите? Наверное, ничем. Но я хочу писать и статьи, критикующие, допустим, постройку ресторана на территории храма Гарни, и материалы, где будет представлена положительная деятельность того же культурного ведомства (ее мало, но она есть, хоть и не видна), или частных благотворителей, или тех же подвижников искусства…
Начну с себя. Дорогой и глубокоуважаемый Константин Петросян! Я горд и счастлив, что имею честь дружить с вами. Огромное вам спасибо за то, что вы делаете для поддержания армянской музыки в США и пропаганды там же, совместно с Союзом композиторов Армении, сопредседателем иностранной комиссии которого являетесь, творчества современных армянских композиторов. Чего только стоят прошедшие недавно концерты в память о Геноциде армян, о погибших в двух Арцахских войнах сынах Армении и жертвах мирного населения в исполнении известных хоровых коллективов “Ереван” и Род-Айленд, были исполнены произведения Комитаса, Кара-Мурзы, а также сочинения современных композиторов — Левона Чаушяна, Армена Смбатяна, Ерванда Ерканяна, патриотические песни других авторов…

Низкий вам поклон! Крепкого здоровья, сил, терпения и новых творческих успехов!

вторник, 26 апреля 2016 г.

«Наш двор»: 20 лет спустя…

 20 лет назад в новогоднюю ночь по армянскому телевидению был показан фильм, ознаменовавший нача- ло постблокадной оттепели.
        Наш сегодняшний гость — че- ловек, имевший «не последнее отно- шение» к фильмам «Наш двор», коих было три, известный композитор Ар- мен МАРТИРОСЯН.
— Небольшая поправка: к первому фильму я отношения не имею — это продукт, исключительно обязанный своим рождением энтузиазму наших кавээн- щиков, создавших к тому времени ком- панию «Шарм». После побед наших ребят этот фильм стал своеобразным окон- чанием их кавээнской деятельности, по- мимо, конечно, фильмов, которые потом были созданы на базе компании — это и «Пока я есть», «Дядя Валя», замеча-тельный проект «Айбенаран» и многие другие, без которых уже сложно представить нашу культуру. Через два года после премьеры «Нашего двора» появился «Наш двор-2», а через десять лет «Наш двор-3». Если для второго фильма я делал только аранжировки, то в третьем фильме уже звучит моя музыка. Разумеется, не попади 20 лет назад фильм в десятку, никаких продолжений не было бы. Я присутствовал исключительно в то время как сторонний наблюдатель: ребята, как теперь принято говорить, все очень креативные, и им удалось создать удивительно точный коллаж из скетчей, шуток, народно-городского фольклора и интересных переложений, перепевок известных песен — как это и делалось в КВН. Текст и мелодии из своеобразной ереванской пародии на «Вестсайдскую историю» мгновенно растворился в народе. Даже жаргонизмы, звучавшие в фильме, были очень «вкусно» преподнесены и не имели негативной интонации.
Отдельно хочется отметить музыку из фильмов, к примеру, ту же песню Криста Манаряна, которая звучит в конце второго фильма в моей аранжировке. А для третьего фильма компания «Шарм» подключила меня, и в отличие от первых фильмов, там звучит оригинальная музыка.
Сегодня часто вспоми-нают те голодно-холодные годы: многие считают, что тогда было больше сплоченности среди лю-дей, больше человечности… А чем эти годы «дороги» вам?
— Негатив со временем уходит, остаются только положи- тельные воспоминания. В те годы было удивительно обострено «чувст- во плеча», взаимопомощи, понима- ния. Именно поэтому «Наш двор» полюбился нашим зрителям, поскольку мы и жили тогда одной большой семьей, единой судьбой, вне зависимости от материального положения, происхождения и т.д. Мы умудрялись находить «формулу счастья» в добытых фитилях для керосинок, сухом спирте, «фуджиках», принесенной домой воде, дровах и т.д. Мы умели радоваться и довольствоваться малым, больше читали и… верили! Была большая семья, которая с достоинством смогла пережить эти сложные годы, доказав свое право называться независимым государством. Это очень важно, и в этом смысле такие проекты, как «Наш двор», а до этого спектакль «Хатабалада» были просто необходимы для поддержания духа, для того чтобы взглянуть на себя со стороны, кое-где с улыбкой. Вообще умение посмеяться над собой, улыбнуться практически всегда помогало нашему народу переживать катаклизмы. Самоирония плюс наше умение мгновенно превращаться в единый кулак и одерживать победу там, где это, казалось, невозможно, всегда помогали нам выжить, идти вперед. И недавние события на границе тому прямое доказательство — со всего мира армяне направились в Армению, на границу. Мир удивился нашей силе воли, сплоченности и… опять же чувству юмора: даже появилась шутка, мол, армяне уезжают из страны, когда все хорошо, и возвращаются, когда в Армении становится все плохо. Но, как говорится, в каждой шутке есть доля…
— А что может заставить окончательно вернуться домой? И возможно ли это?
— Спасибо за вопрос, однако отвечать за всех я не могу. И обо мне ходили слухи, мол, я уже не выдержал, опустились руки, и вынужденно уехал: нет, я всегда все выдерживал, более того, я всегда жил здесь, никуда не уезжал. Я всегда объяснял, что пошел на такой шаг исключительно ради будущего своих детей, в частности сыновей, которые с детства проявляли интерес к сфере кино. И дело не в том, что у нас плохое образование, а там хорошее — я этого не говорил. Просто выбранным моими детьми профессиям лучше обучают в Штатах или той же Канаде, нежели у нас. Этим странам в свою очередь есть много чему поучиться у нас — это нормально.
За эти годы мой старший сын закончил Toronto Film School по профессии cinematographer — это и оператор, и свето- и цветоустановщик, и монтажер, словом, оператор-постановщик, и ныне работает по специальности в компании Yahoo. Младший сын еще учится в школе, но грезит профессией актера. Я же, все это время находясь там, не прекращал работу в здешних проектах, как и прежде. И говорить, что я уехал или вернулся — неверно. Я не возвращался в Армению, потому что не покидал ее.
Что же касается людей творческих, так они всегда путешествовали в поисках нового, приключений и т.д. А вот что касается гастарбайтеров, то это да — действительно серьезная проблема.
— Какова ваша оценка состояния национальной культуры Армении на сего- дняшний день?
— За последние двадцать лет жизнь в Армении круто изменилась: принятие незави- симости имело как положительные, так и отрицательные последствия для нашей куль- туры. В Советской Армении существовала определенная цензура. Более того, не секрет, что ещё в сталинские годы джазовая музыка была под запретом и считалась пережитком буржуазного общества. Эти запреты потом испарились, но эта «попсовость» и «сов- ковость» джаза сохранилась уже как мода, из-за чего джазовая музыка, несомненно, пострадала. Джаз стал носить на себе печать тогдашнего образа жизни.
Мы, армяне, как представители периферии СССР и носители древней культуры, будучи членами большой советской семьи, с одной стороны, придерживались общесоветских правил в музыке. С другой — наша многовековая культура не позволяла нам плясать под дудку коммунистического соцреализма. И это сквозило в произведениях Константина Орбеляна, Арно Бабаджаняна, Мартына Вартазаряна. Музыка той плеяды наших джазовых музыкантов резко отличалась от того, что было принято считать советским джазом. Армянский джаз и музыканты выделялись на общем фоне и уровне.
А потом пришла независимость. С одной стороны — это необходимое условие для продуктивного развития культуры: творцу нельзя подрезать крылья. С другой — вседозволенность открыла дорогу серости на сцену и, что самое страшное, на телеэкраны. Это весьма пагубно отразилось на музыкальных вкусах населения. Конфликт состоит в этом, и он продолжается до сих пор. Что будет дальше?.. Неизвестно.
Я не сторонник всяких худсоветов или каких-либо административных вмешательств в развитие культуры. Культура должна развиваться сама собой. Единственное мое пожелание — предоставить больше возможностей талантливым композиторам, исполнителям, потому что серость, как известно, пробьется сама. Таланты нуждаются в поддержке со стороны государства — вот на это действительно стоило бы обратить внимание.
   — Возвращаясь к теме фильма: тогда мы слушали паро-дии, песенки, над которыми сме-ялись, понимая, что это шутка. Сегодня же многое то, над чем мы тогда иронизировали, представля-ется как чуть ли не серьезное искусство…
— Да, мерило изменилось, и это нормальный ход событий. Мне, как и всем нам, тоже не всегда понятны и приятны «шедевры», пред- ставляемые в попсе и т.д. Но почему мы не вспоминаем себя, блокадных, когда старались видеть только хоро- шее? Почему мы с завидным рвением критикуем негативные явления, одновременно не находя времени для пропаганды хорошего, положительного? А ведь делается немало, создаются новые проекты, нужные. Взять, к примеру, проект, к которому я имею отношение — «Армянская национальная музыкальная сокровищница». Пройдя по сайту www.armenianmusic.am, можно услышать более 550 армянских песен разных жанров: начиная от детских, заканчивая духовной музыкой. Восстановлены также и представлены многие комитасовские произведения… Тут можно найти и ноты, и тексты, и информацию о песне на разных языках, и переводы, и, конечно же, сами песни. Почему об этом не говорим? Почему не популяризируем? А ведь это был кропотливый труд, это уникальный проект — крайне необходимый нашей стране именно в это непростое время!
— Армения во все века вдохновляла деятелей искусств на создание новых шедевров. А насколько то поле, в котором существуют сегодня армянские творцы, способствует их плодо-творной деятельности?..
— Я считаю, весь Кавказ как культурная географическая единица сейчас не действует так, как может. Это результат последних войн, раз-розненности. Кавказ всегда считался сильнейшим культурным центром, куда слетались отовсюду. Каждый раз не перестаю удивляться тому, насколько сильны и притягательны наши представители на конкурсе песни «Евровидение». Вот и в этом году ознакомился с песней и считаю, что у нас есть реальные шансы победить. Более того, любой артист из этого региона сразу же попадает под пристальное внимание европейцев. Люди чувствуют, что это носители древней культуры. И я считаю, чем раньше нормализуется положение вещей на Кавказе, тем скорее этот культурный очаг будет восстановлен. Ведь это будет способствовать экономическому и, соответственно, политическому развитию региона.

Рубен Пашинян, «Новое время»

четверг, 21 апреля 2016 г.

Враг будет побежден: и на границе и в нашей культуре!

     Мир удивлен и продолжает удивляться силе воли и сплочен-ности нашего народа: все как один встали на защиту родины – причем как местные, так и зарубежные армяне. Во время обострения на границе даже появилась шутка, мол, армяне уезжают из страны, когда все спокойно, и возвраща- ются, когда становится небезо- пасно. Эстафету боевого духа подхватили армянские спортсме-ны, победившие на разных чем-пионатах и все как один посвя-тившие свои победы ребятам, воюющим в Арцахе. Ни дать ни взять герои нашего времени! Слава!
Но возникает вопрос: почему же на ратном поле мы можем остановить, победить неприятеля, а в собственной стране позволяем ему «проникать» в нашу культуру, уничтожая ее, обесценивая? Или, как говорится в известной песне, «неужель, чтоб быть сильней, вам нужна война?» Вот что по этому поводу считает наш сегодняшний собеседник, композитор, комитасовед Артур ШАХНАЗАРЯН.
 — Действительно, есть родина физическая, территориальная, а есть духовная. На Западе уже давно пришли к выводу, что выгоднее завоевывать вторую, и мы сегодня, увы, стали свидетелями этого. Нашей духовной родине объявлена война, в национальную культуру сливаются тюрко-арабские помои, головы наших детей забиваются чуждой им музыкой, а наши же вещатели — я уверен, будучи в определенной договоренности с западным заказчиком, — прикрываются миленькой фразой, мол, народ сам хочет слушать такую музыку, и делают свое черное дело. Это наглая ложь и предательство по отношению к своему народу! Кстати, насчет сговора, если вы посмотрите курдские сериалы, которые демонстрируются в Турции, то вряд ли заметите какую-либо разницу, кроме языковой. Те же персонажи, те же «ценности», те же приоритеты. Кому это выгодно? Сделать вывод не сложно.
Армения сегодня находится в состоянии войны — просто это стало осязаемо и, увы, потери более чем ощутимы. Но мы давно уже в войне и духовной, и надо иметь мужество это признать. Войне этой не первый год — началась она давно. Даже Комитас в свое время возмущался тем, что некоторые армянские пономари на службах исполняют песнопения с характерными мугаму завываниями, и что интересно, это был спецзаказ тогдашних богатеев. Так что ничего не изменилось: сегодняшние нувориши поскупились дать 7000 долларов на издание рукописей Саят-Новы, но зато охотно отстегивают несколько десятков тысяч на съемки того или иного идиотского клипа, на популяризацию мерзости и обезличивание собственной культуры. Видимо, у них на то есть собственные интересы, перевешивающие общенациональные.
— На поле ратном разобраться легче — там враг, вперед, и наше дело правое. А как же быть в войне культурно-духовной?
— В прессе как-то писали, что я, мол, предлагаю запретить трансляцию по ТВ и радио тюркизированной “армянской” музыки. Не совсем так — я сказал иначе: предлагаю судить распространителей чуждой культуры за измену родине. Ну а дальше — как говорится, по законам военного времени. Ведь если ты проповедуешь культуру неприятеля, насильно пропагандируешь ее, как наркоман, подсаживая народ на эту иглу, то ты и есть самый что ни на есть изменник! Вообще надо признать, мы излишне прагматичны стали там, где стоит проявить гибкость, и неоправданно терпимы в случаях, когда требуется жесткое волевое решение. Вот и результаты.
— Но молодое поколение, будучи сбито с толку, тем не менее с честью доказало, что отнюдь не потеряно...
— У нас замечательная молодежь, очень одаренная! Причем как в Армении, так и вне ее пределов. Другое дело, что ей не предоставлена возможность нормально, основательно ознакомиться со своей национальной музыкой, с ее историей. А это чрезвычайно важно. В этой связи мы ежегодно организуем сборы детей, посещаем школы. Обучаем их армянской музыке, национальной песне. Ежегодно до 2000 детей собираем и разучиваем с ними песни. Вот и в этом году 1 июня на Каскаде состоится сбор, в рамках которого дети исполнят произведения Комитаса — более 10 песен.
Я считаю, это очень важно, ведь все то, что мы считаем сегодня своей этнической, национальной музыкой, создавалось в закрытых общинах, в глухих горных селениях. С миром имел контакт лишь городской житель. Так вот основной задачей сегодня является умелое, профессиональное преподношение, пропаганда музыки, скажем так, закрытого социума — огромной аудитории. Опять же на уровне генетической памяти все это сидит в нас, и необходимо лишь достучаться...
В век технического прогресса, в век интернета, предлагающего огромный выбор музыки, очаровать кого-то песней землепашца, кажется, довольно сложно. Ан нет, стоит лишь запеть эту музыку — внимание приковывается к исполнителю, в глазах появляется блеск, а то и слезы... Генетическая память. Надо лишь добраться до нее, возродить. Ведь это наше!..
Огромное спасибо в этой связи благодетелям, которые помогают нам пропагандировать, возрождать армянскую культуру. В частности, хотелось бы отметить Артура Джанибекяна, сделавшего и продолжающего делать очень много полезного для своей родины. Недавно он спонсировал проект www.armenianmusic.am, куда мы поместили более 550 армянских песен разных жанров: начиная от детских, заканчивая эпическими, патриархальными. Тут можно найти и ноты, и тексты, и информацию о песне на разных языках, и переводы, и, конечно же, сами песни. Это уникальный проект — крайне необходимый нашей стране именно в это непростое время!
…Мы общинный народ, патриархальный, у нас это в генах. Когда мы остаемся вне общины, начинается депрессия со всеми вытекающими из этого нелицеприятными последствиями... А все потому, что нам чужда эта система существования, эта система ценностей — культурных, духовных... Вы посмотрите, сколько некогда уехавших армян вернулось на родину, и именно для того, чтобы встать на ее защиту! И это понятно, оказавшись на чужбине, армянин очень быстро перенимает новые культурные веяния, ассимиляция происходит порой просто мгновенно. Но, слава богу, столь же быстро проходит и ремиссия, стоит только вернуть его на родину, окунуть в родную культуру, музыку и т.д. Вот за это мы ратуем и боремся всеми возможными и порой невозможными способами.
— Несколько лет назад вы анонсировали акцию “Музыкальный антивирус”. Каковы успехи?
— Мы ее осуществили, и весьма удачно. Напомню, совместно с инициативной организацией “Сардарапат” было решено провести акцию “Музыкальный антивирус”, и начать предполагалось с аптек, где людям вместе с их покупкой должен был выдаваться лазерный диск с пятью самыми известными песнями Комитаса. Эти песни и колыбельные мы предлагаем «привить всем в виде вакцины» не только в аптеках, но и в роддомах. Возможно, сегодня не видно результатов, но, как говорится, вода камень точит…
— Если посмотреть со стороны, и работа вами проводится немалая, и делается качественно. Но приходится констатировать, что воз и поныне там. Всего четыре дня армянское телевидение и радио «обделили» зрителя попсой, рабисом и прочими «шедеврами» нашего времени, но на пятый уж не выдержало. Так в чем проблема? Что не так делается?..
— В самом начале я сказал, мы втянуты в культурную войну, у нас пытаются отнять нашу духовную родину. Если захваченную территорию отбить у неприятеля нам удалось ценой мужества наших солдат и их жизней, то, потеряв духовную родину, национальную идентичность, мы уже ничего не сможем сделать. И это прекрасно осознают наши неприятели. Ведь посмотрите, на протяжении стольких лет Армения, находясь под игом то одних захватчиков, то других, будучи сожжена и разорена дотла, всегда, как феникс, возрождалась из пепла. В том заслуга нашей духовности, нашей культуры! Утеряй мы сегодня ее, растворись в тюрко-арабо-рабисной похабщине, канет в Лету Армения, исчезнет. Неужели это еще кому-то не понятно? Ну а если понятно, напрашивается вопрос, кому же выгодно существующее положение? Неужели нам?.. Так что эта война — без снарядов и взрывов — не менее, а даже более опасна. Но методы ее ведения с нашей стороны должны быть такими же продуманными и жесткими. И для начала, я считаю, необходимо организовать штаб, который будет заниматься стратегией и тактикой ведения этой культурной войны. То есть должны быть избраны ответственные по разным фронтам, продуманы акции, способы, финансирование и т.д. Должна быть продумана и реализована глобальная стратегия защиты духовной родины от неприятеля.
Самое главное, нужно действовать решительно. Мы все время «прикрываемся» нашей демократией. Ни в одной демократической стране вы не услышите громко включенной музыки — сосед пожалуется, полиция арестует. У нас же сосед может часами, а то и днями терроризировать каким-нибудь Татулом все здание. Не надо осторожничать с людьми, растлевающими нашу культуру — тут промедление смерти подобно. Как на фронте — просто там результаты виднее, ощутимее.
Но я верю в нашу страну, в нашу молодежь, и уверен, что медленно, но верно неприятель будет отброшен как на границе, так и внутри страны.

Рубен Пашинян, «Новое время»