Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 19 апреля 2014 г.

“Обэкт” под названием “Арменфильм”... Возможно ли его вернуть?


“Я уверен, что продажа “Арменфильма” — решение государственного уровня. Властям невыгодно было содержать эту махину, вот и решили отделаться таким образом. Зачем тратиться, вкладывать, сохранять?.. Ведь можно попросту продать и иметь с этого пользу. С государственного “благословления” одни пустили “утку” о возможной реорганизации и модернизации “Арменфильма”, другие растащили все, что было возможно.
А что мешало — от того отделались. Ведь это воспринималось как “обэкт”, а зачем в новом “обэкте” какая-то непонятная бутафория, реквизит и тем более киноленты?.. Это была позиция врага и преступника, к которой, к сожалению, с великой радостью и удовольствием присоединились также некоторые кинематографисты, полагая, что после них уже никто кино не снимет. Вот тут мы подходим к самому болезненному факту: вместе с киностудией продали и армянские фильмы, новые владельцы получили право пользоваться логотипом киностудии в течение 50 лет. Вот это уже ничем невозможно оправдать!” — так началась наша беседа с основателем, президентом Международного кинофестиваля “Золотой абрикос”, кинорежиссером Арутюном ХАЧАТРЯНОМ.
— И все-таки, как получилось, что такое количество людей “купилось”?
— Трудно сказать, почему кинематографисты так простодушно поверили в этот мираж. Мало этого, предложение о приватизации “Арменфильма” коллективом получило жесткий отказ. Жаль... потому что тяжелый труд нескольких поколений, создавших студию, разрушили в одночасье - достаточно пройтись по студии, чтоб убедиться в этом.
Продажа фильмов — это самый неверный шаг, если не сказать большего... Фильмы были растиражированы на DVD и поступили в продажу. Понятно, какие дивиденды с этого получили новые владельцы.
...Да, когда какой-то орган заболевает, хирурги порой приходят к решению избавиться от него, дабы спасти весь организм. Но в случае с “Арменфильмом” вопрос жизни и смерти не стоял, и киностудия была не больным, а попросту очень запущенным, я бы сказал, бесхозным органом, который надо было лечить, осознавая, что для страны эта национальная ценность огромного масштаба.
— Итак, первым долгом необходимо вернуть фильмы. Как?
— Министерство культуры на государственном уровне должно потребовать их возврата, поскольку была нарушена масса законов и обязательств, выданных новыми владельцами киностудии, точнее того, что от нее осталось. О судьбе “Арменфильма” и нашего кинематографического наследия необходимо говорить, писать статьи, публично высказываться, что мы и делаем, но лишь собраниями или десятью людьми этого вопроса не решить. Повторюсь: как продали на государственном уровне, так на государственном уровне и возвращайте!
Я знаю, что министр очень обеспокоена положением вещей. Необходимо, чтоб эта ситуация была представлена премьер-министру и вопрос решался там. Ведь вы представьте, все наши армянские фильмы в одночасье были “подарены” совершенно посторонним людям. Это все равно, что распродать все работы армянских миниатюристов, замечательную роспись, фрески... Как же так можно? Это ж наше богатство! Старые ленты восстанавливать надо было, оцифровывать, а не шлепать тысячными тиражами самые более-менее удачно сохранившиеся и качать на этом деньги.
— Несколько лет назад Управление госимуществом утверждало, что требовать завершения всех обязательств владельцами студии невозможно, ибо промежуточный период и все такое... Но сейчас-то есть официально установленные факты нарушения, точнее — невыполнения данных обязательств “Арменфильму”?
— “Промежуточный период” — очередной мало удавшийся блеф. Практически все указанные в контракте обязательства были нарушены еще пять лет назад, и ждать окончательного развала и разбазаривания нашего кинонаследия абсолютно не стоило. Обязательства не выполнены: ни восстановление здания, ни ремонтные работы как в самой студии, павильонах, так и в автопарке...
Но я не хочу и не люблю судить — на то есть соответствующие органы, которые при необходимости очень неплохо умеют демонстрировать свою компетентность. Я не юрист и не судья — я лишь знаю одно: “Арменфильм” надо вернуть, хотя бы начав с фильмов.
— Мнения кинематографистов расходятся: одни считают, что достаточно отремонтировать хотя бы один павильон и можно начинать снимать, другие — более молодые — уверены, что надо идти в ногу с прогрессом и необходимы серьезные инвестиции для закупа современного кинооборудования. А как вы считаете?
— В первую очередь государство должно определиться на предмет своего отношения к кино. Восстановление нашего кинематографа должно быть государственной политикой, коль скоро культура — государственный императив! Вот когда будет внесена ясность по этому вопросу, тогда уже будем думать: как восстанавливать киностудию, куда посылать молодых кинематографистов учиться, каким образом пропагандировать армянское кино и создавать выгодные условия для мировых деятелей кино, заинтересовывая их Арменией и возможностью удобно и качественно снимать тут свое кино.
Но я понимаю, сегодня наша страна не в том состоянии, чтоб инвестировать большие средства в культуру: на наших глазах разворачивается новая война, серьезно стоит вопрос наших границ, целостности государства... Вот тут-то и стоит задуматься, повторюсь, о стратегической важности кино.
А что надо для начала? Иметь свой кинофестиваль, привозить сюда людей со всего мира и посредством этого общения, равно как контактов в рамках других фестивалей и конкурсов, сделать доступной информацию об Армении всему миру. Ведь посмотрите, что происходит: практически все кинодеятели, побывавшие на “Золотом абрикосе”, с первого же взгляда влюбляются в Армению. И приезжают сюда снова и снова с новыми работами...
О восьми наших фестивалях Евроньюс подготовил репортаж! А каждая такая передача, между прочим, стоит 500-600 тысяч евро. Но эти люди сделали нам такой подарок бесплатно и не один раз, а целых восемь! То есть посмотрите, какую пользу Армении принес “Золотой абрикос” только в этом. Я уже не говорю об остальном... Не это ли явное доказательство того, что в кино имеет смысл и необходимо вкладывать средства?
Сегодня надо определиться с кинополитикой в государстве. Какие проекты финансировать? Кого посылать на фестивали? Какую кинокультуру в целом культивировать в своей стране? Самое главное — необходимо подтягивать молодых, обучать их фондрайзингу — государство не в состоянии вкладывать средства в многомиллионные проекты. А эти деньги есть, и надо просто знать, каким образом и из каких фондов их можно привлечь в Армению на реализацию наших проектов. Возможно, необходимо провести курсы в этом направлении, пригласить преподавателей, знатоков... Все тоже можно — надо лишь изначально государству определиться на предмет отношения к кино! Вот случится это — машина заработает, а пока все это лишь разговоры. Местами дельные, но... только разговоры.
...Сегодня часто сетуют на отсутствие закона о кино, о театре и т.д. Друзья, а чего вы ждали? Нет пока четкой госполитики, нет установленного отношения к культуре в целом — вы хотите, чтобы были законы? На основе чего?..

четверг, 17 апреля 2014 г.

Сарик и Гевонд АНДРЕАСЯНЫ: "Пробиваться нам не привыкать!”

     “Служебный роман. Наше время”, “Тот еще Карлсон”, “Мамы”, “С Новым годом, мамы”, “Что творят мужчины” — и это далеко не весь список созданных ими фильмов. 
    Порой их картины подвергаются критике, однако большинство их принимает, любит, если не сказать большего — проекты основанной ими компании Enjoy Movies считаются на сегодняшний день едва ли не самыми успешными в России!
Итак, сегодняшние гости “Горца от ума” — российский режиссер, сценарист, продюсер Сарик АНДРЕАСЯН и продюсер кинокомпании Enjoy Movies Гевонд АНДРЕАСЯН.
Гевонд Андреасян: — За несколько лет работы в кино мы отчетливо поняли, с какой аудиторией работаем, и самое важное, чтобы именно аудитория того или иного фильма осталась довольной. Мы не стараемся угодить всем, потому что работать для всех — это значит работать ни для кого. Во всем есть свои плюсы и минусы: и те, и другие можно при желании найти во всем.
Сарик Андреасян: — Попав в мир кино, начинаешь очень четко понимать, что нельзя сравнивать несопоставимые вещи, так сказать, продукцию разных “весовых категорий”. Критик, сравнивающий комедийный фильм с картиной Антониони и исключительно на этом выводящий формулу ненужности нашей работы, в первую очередь дискредитирует не нас как творцов, а себя как киноведа.
— В последнее время вы снимаете в США. Каковы успехи?
С.А.: — Пробиваться нам не привыкать! Помнится, с проектом первого фильма “Лопухи” мы тоже основательно штурмовали бастионы, и таки добились своего. Цель же снимать в США была связана с желанием сделать свою работу доступной большей аудитории. Стали работать с заокеанскими партнерами, искать сценарии и... мало-помалу наметился скелет будущей картины. А когда в нашей команде вдруг появились такие личности, как Хайден Кристенсен, Эдриан Броуди, рэпер Эйкон, ставший впоследствии также музыкальным продюсером картины, мы еще больше уверились в том, что мы на правильном пути!
Г.А.: — Окончательный монтаж картины “Ограбление по-американски” был сделан недавно, и думается, под конец этого года или весной следующего фильм выйдет в свет. Во всяком случае мы продали фильм уже в 30 стран. На одном из просмотров был продюсер фильма “Далласский клуб покупателей” и “Повелитель бури”. Мы услышали много положительных отзывов о своем американском дебюте от многих именитых продюсеров и агентов.
С.А.: — Признаться, это была большая школа для всех нас. Очень многое мы пытаемся внедрить сейчас в нашу работу. Ведь когда собираешься смотреть американский фильм — неважно, хороший он будет или плохой, — знаешь, что получишь определенный уровень профессионализма: как в игровом плане, так и в техническом. Что же касается российских фильмов — это лотерея: неизвестно, с какими дефектами тебе придется мириться, чтобы заставить себя досмотреть. Я считаю, что со временем границы в кинематографе должны исчезнуть. Творчество должно быть совместным. Ведь каждый преуспел в чем-то больше, так почему не объединять усилия для получения лучшего качества, лучшего кино?
— Ну а что мешает братьям Андреасянам сделать совместный американо-армянский или российско-армянский проект, да и в целом снимать кино в Армении?..
Г. А.: — Не надо забывать, что кино — это не только творчество, но еще и бюджет. Почему мы отправились снимать наш фильм в Луизиану? Да потому что сразу же после разрушений, нанесенных там ураганом “Катрина”, местное правительство с целью не допустить массовых миграций коренного населения приняло закон о налоговых возвратах. То есть тратишь 100 долларов — тебе возвращают 25. Прекрасные условия для бизнеса. А теперь представим, что такой же закон принят в Армении и кому-то надо снимать горные сцены в фильме, какая ему разница, куда ехать — понятно, туда, где выгоднее. И не надо при этом изобретать велосипед. Думаю, армянские кинодеятели со всего мира с удовольствием будут помогать своей стране, но важно, чтобы в ней существовали полноценные условия для работы.
Конечно, никто не станет сразу же снимать в Армении фильмы с бюджетом в 30 миллионов, но если в году будет сниматься хотя бы пять фильмов за 3 миллиона — это ознаменует возрождение киноиндустрии, ее ренессанс. Ведь сколько людей будет вовлечено в работу, скольким людям представится возможность поучиться профессии у российских, европейских и американских коллег, сколько туристов будет привлечено сюда!
Вышел в свет фильм “Ной”. Мы всюду говорим, что возрождение человечества началось с нашей земли, а почему ничего не было предпринято для того, что хоть какая-то часть фильма была снята в Армении? Это ведь нам только кажется, что во всем мире о нас знают. Ничего подобного! Миф! Об Армении знают лишь в пределах соприкосновения с армянскими общинами за рубежом. А теперь представьте, что в мега-популярном проекте года появляются кадры, снятые в Армении — это ж какой рывок хотя бы для развития того же туризма.
— Ну вот не любят наши чиновники давать откат — не любят, и все...
С.А.: — Внешняя политика — штука важная: как выглядит наша страна в глазах всего мира? Да, восстановление “Арменфильма” — крайне важно для Армении, но надо признать, что это очень долгосрочный проект. Надо идти в ногу с прогрессом, модернизировать системы. А там, кроме территории, уже все практически устарело. Также надо учитывать, какое время еще должно пройти, пока посланные на учебу будущие специалисты вернутся работать на родину.
Но можно начать и с малого: к примеру, если говорить о таких проектах, как “Ной”, Армения принимает свое финансовое участие на условии, что некая часть съемок будет проведена здесь. И сразу повышается интерес к этой стране, начинают приезжать режиссеры, для которых в свою очередь продумываются удобные условия, выгодные для сотрудничества.
— И тем не менее ходят слухи, что в будущем году вы собираетесь запустить свой проект в Армении...
Г.А.: — Да, будущей осенью мы собираемся начать съемки полнометражного фильма о Ленинаканском землетрясении 1988 года. С нами вместе этой историей горит продюсер Рубен Дишдишян. Авторы сценария картины Арсен Даниелян и Грант Барсегян — члены команды КВН ЕрМИ “ШАРМ”. Они собрали немало историй очевидцев, которые легли в основу будущего фильма. Мы надеемся, что, объединив свои силы, мы сделаем потрясающее кино.
С.А.: — Это будет фильм о людях, о взаимопонимании, о человечности, которая была на каждом шагу в те годы: незнакомые люди привозили сюда хлеб, отправляли пострадавших на лечение за рубеж, поддерживали друг друга... И вдруг все это пропало: рыночные отношения пришли на смену братским, гуманность и добро уступили расчетливости и цинизму. Об этом мы предложим задуматься зрителю...
Мы постараемся рассказать миру об этой трагедии, о пострадавших людях, о несправедливости. Этот фильм будет крайне важен как для нас, так и для Армении, России...


Рубен Пашинян, "Новое время"

пятница, 11 апреля 2014 г.

Левон АТОЯНЦ: "Хужан — это и есть герой нашего времени, нашего кино"

      "Сегодняшнее кино искусством не пахнет. Это сделка. Какие-то темные финансовые операции — словом, все, что угодно, только не искусство. И почему-то обязательно все играют преступников. Хужан — это и есть герой нашего времени, нашего кино. Смотришь наше кино, возникает ощущение, что в Армении мужчин не осталось: пачками убивают друг друга. Кто это все снимает? Кто им дал право проповедовать эту мерзость? Это что же — такая установка: дебилизовать наше население?" — так началась наша беседа с известным армянским кинооператором Левоном АТОЯНЦЕМ.
— С одной стороны, преступная тенденция снижения уровня людей до, что называется, "ниже плинтуса", с другой — повсеместная серость и абсолютно наплевательское отношение к освещению в кино тем стратегического значения. В будущем году 100 лет геноцида армян в Османской империи. Кому доверено снимать фильмы на эту тему? Имеют ли они на то право? Что такого великого сняли эти режиссеры, что им позволительно представлять тему геноцида мировому сообществу?
Зато с завидным упорством проводятся конкурсы, вручаются национальные премии. Вот спрашивается, как можно в одну номинацию объединять фильмы, снятые на пленку, и цифровые, или того хуже — снятые на телефон. Даже самый средний пленочный фильм на порядок выше любого цифрового кино. Это разные системы, разные ценности...
— Кстати, о ценностях. Сегодня упорно муссируется тема возврата "Арменфильма". Вы работали на киностудии, когда ее в одночасье продали — как же это произошло?
— История великого блефа! Сегодня многие горланят, мол, а чего вы тогда молчали, когда на ваших глазах продавали "Арменфильм"? А что говорить, если мы искренне верили в то, что наконец появился деловой человек, который поможет возродить киностудию. Ведь в 2004 годы аппаратура уже износилась, устарела, да и студии требовался ремонт. Уже тогда Armenia Studios стала присматриваться к "бесхозной" киностудии. В том же году директора "Арменфильма" Геворга Геворгяна назначили министром культуры и одновременно с этим поползли слухи, мол, некая компания, принадлежащая фонду "Семья Гафесчян", совместно с другими богатыми армянами из США собираются купить "Арменфильм" и берут на себя обязательства в течение 10 лет вложить в студию 66 миллионов долларов. Компания обязалась осуществить оцифровку фильмов, провести капитальный ремонт и техническое переоснащение киностудии. Мы поверили, обрадовались. А как не верить, даже в газетах писали об этом, а мы, советские люди, привыкли верить тому, что пишут в прессе. Потом появились еще какие-то люди, стали представлять проекты перестройки киностудии, модернизации. Я вам честно признаюсь, все работники были воодушевлены грядущими переменами, надеялись, что наконец студия вздохнет по-новому. Но вот проходит год, и мы видим, что киностудию начинают растаскивать по кусочкам. Стала пропадать бутафория, реквизит, потом редкие экспонаты, и пошло-поехало. На "Арменфильм" был антиквариат, а также гараж, в котором хранились уникальные машины — "Чайка" Хрущева, "ЗИМ" Гагарина и т.д. Куда пропали десятки и десятки машин? Как их умудрились стащить?
Сегодня называются разные суммы приобретения киностудии: кто-то говорит 600 тысяч, кто-то — 300. О чем вы говорите! Там только машины более миллиона стоили, а с гаражом — кстати, утепленным — и того больше.
Мало того, что киностудию профукали, так и фильмы вместе с ней продали и право использования имени "Арменфильм". За эти 10 лет ни копейки не было инвестировано в киностудию — растащили все, что смогли.
— Перечень "профуканного", увы, можно продолжить, и за всем этим проглядывают "карманные интересы" конкретных людей...
— В фильме "Катастрофа" мы с Манаряном поднимали вопрос "Арменфильма"? А ведь это было еще два года назад. Мы первые начали об этом говорить, поняв, что богатеи в очередной раз "обули" простых людей!
Замечательно, что этот вопрос сегодня стоит на повестке дня. Дай Бог, чтоб удалось спасти, возродить киностудию, поставить ее на ноги. Ведь "Арменфильм" был грандиозной организацией и фабрикой кино. Работали люди, влюбленные в кино, профессионалы. Вот они-то могли тогда и должны сегодня снимать качественное кино, которое можно будет называть армянским.
— Ну а каким образом можно сегодня восстановить киностудию? Ведь опять понадобятся немалые средства...
— Еще в 2000 году я написал и представил свой проект по привлечению мировой киноиндустрии в Армению. Досконально было расписано, какие пейзажи, какие виды можно снимать в Армении, а скажу вам — снимать в Армении можно практически все. Выезжаешь 100 километров из столицы, там можно найти и пустыню, и море снять на большом Севане... Также я предлагал отдать один из корпусов "Арменфильма" под гостиницу, чтобы зарубежным съемочным бригадам было где жить.
Вот и сегодня, уверяю вас, если будет восстановлен хотя бы один павильон, можно будет начать работу, снимать кино. Мы выпрашиваем у богатых армян средства на что угодно, а ведь тот же Керк Кркорян — владелец Metro-Goldwyn-Mayer, United Artists, Columbia Pictures и 20-th Century Fox — запросто мог бы еще до продажи киностудии скинуть пару миллионов на приобретение камер для "Арменфильма", и все бы нормально заработало. Надо было просто немного обновить оборудование, начать кино, зарабатывать и самим инвестировать вырученные средства в модернизацию киностудии. Просто нужен был нормальный хозяин, понимающий и любящий кино. Тогда нам показалось, что таковой нашелся, но, увы... Вот и сегодня, если начать с малого, то киностудию можно будет вернуть — она начнет нормально работать и приносить доход!
— Вы видите человека, который взял бы на себя ответственность за "Арменфильм"?
— Почему русские могли пригласить на пост директора "Мосфильма" Шахназарова и не прогадать, а мы, зная такого человека как Рубен Дишдишян, медлим с приглашением. Не думаю, чтоб он отказался — он прекрасный руководитель, профессионал и очень быстро все наладит. Тем более что на киностудии еще остались специалисты, работники, влюбленные в кинематограф. К тому же, почему бы не отправить группу молодых людей на переподготовку на "Мосфильм", чтоб они потом вошли в состав "Арменфильма"? Почему мы боимся приглашать людей извне, даже наших соотечественников? Почему не выделяем средства на подготовку кадров? Почему так разбрасываемся тем, что создавалось многие годы? Боюсь, корень зла не в банальной расхлябанности и мздоимстве, а в целенаправленном развале армянского кинематографа...


Рубен Пашинян, "Новое время"