Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 30 мая 2015 г.

«Армения притянула меня к себе властной рукой три года назад и с тех пор не отпускает…»

       Сегодня в МКДЦ “Дом Москвы” состоится презентация книги Ирины Горюновой “Цавд танем. Армянский дневник”. Этот дневник не путеводитель по Армении, не описание достопримеча-тельностей, кухни и традиций, а внутреннее осмысление великой страны, наследницы древнего Урарту, восп- риятие необычное, в котором лиричность и трагизм переплетаются воедино, в многоголосую симфонию, звучащую среди скал, ущелий и древних храмов. Это путешествие неожиданно привело автора не только к восхищению самой страной, культурой, людьми, но и к глубокому сопереживанию, вызванному трагедиями геноцида и карабахского конфликта. 
          У нас ранее публиковались отрывки из этой книги, а сегодня наш гость — российская писательница, литературный агент и критик Ирина ГОРЮНОВА. 

Как родилась идея создания книги и, вообще, как произошло ваше знакомство с Арменией?
— Несколько лет назад писатель Рубен Ишханян увидел меня в передаче “Апокриф” на телеканале “Культура”, нашел мои данные в интернете, и мы стали общаться. В 2011 году он пригласил меня приехать на “Форум переводчиков и издателей стран СНГ и Балтии”. Так в первый раз я приехала в Армению, в Ереван. В 2012 году я снова приехала на форум, а в 2013-м — меня позвали на “Литературный Ковчег”. Что касается идеи книги, ее не было. После возвращения из Еревана я хотела выразить свои ощущения от этой страны, от того глубинного ее понимания, которое вдруг во мне проснулось и начало набирать силу. Я села и стала набрасывать эти лирические заметки, которые неожиданно для меня превратились в книгу.
...Сказать, о чем эта книга, я не могу, не сформулирую. Она о любви к Армении, о том, какой я ее увидела и почувствовала. Издательство “РИПОЛ классик”, выпустившее дневник, написало хорошую аннотацию. Те, кому интересно, могут ее прочитать, чтобы понять, хотят ли они прочитать эту книгу.
— Кому адресован ваш дневник?
— Всем тем, кто только хочет познакомиться с этой страной, и тем, кто в ней живет. Иногда большое видится на расстоянии, и я думаю, что даже кому-то из жителей Армении удастся по-новому взглянуть на собственную страну. Дневник может быть интересен и этническим армянам, живущим в других странах, тем, кто еще ни разу не приезжал на историческую родину.
— Вы, русская, полюбили и написали книгу об Армении, ее высоко оценил не только армянский читатель...
— Что касается отзывов читателей, то да, мне очень приятно, что на эту книгу я получаю большое количество хороших эмоциональных откликов, и понимаю, что значит этот текст написан мною не зря. Я думаю, что причина таких высоких оценок в том, что в нашем непростом мире люди устали от разобщенности, войн, экономических кризисов, необходимости выживать любой ценой. Они очень нуждаются в чем-то светлом, искреннем, в том, что даст им силу, надежду, веру, поможет им вспомнить, какими они были, когда только пришли в этот мир, как мечтали детьми о подвигах, чудесах, добрых сказках, где добро всегда побеждает зло...
— Вы много путешествовали как по миру, так и по Армении. А есть место, которое особо дорого вам и почему? В Армении?..
— Если говорить о мире в целом, так получилось, что Армения произвела на меня самое большое впечатление. Это некая необъяснимая внутренняя связь, глубинная, значимая, истоки которой непонятны даже мне самой. Если говорить о том, какое место мне больше всего понравилось в Армении — не скажу. Я воспринимаю и люблю эту страну целиком. К примеру, если ты любишь человека, то любишь не только его голос, глаза, руку или ногу, ты любишь его самого в целом.
— Ереван живет активной литературной, кино- и театральной фестивальной жизнью. Насколько вы причастны к этим проектам?
— У меня много разных проектов, которые я делаю, поэтому времени иногда катастрофически не хватает. И если с литературной составляющей я еще как-то справляюсь, то с другими бывает сложнее. Поэтому к кинопроектам Армении я не причастна, хотя смотрела довольно много фильмов, в первую очередь это “Майрик”, “Гнездо жаворонка”, “Арарат”, “Если все”, “Жрица”, “Тени забытых предков”, “Цвет граната”... На театральных фестивалях в Армении я еще не бывала, хотя знаю, что несколько известных театральных фестивалей проходит в Ереване ежегодно, и даже знаю несколько российских театров, которые очень хотят в них поучаствовать. По их просьбе я даже находила контакты организаторов и передавала им заявки на участие от этих театров.
— Благодаря всемирной паутине мы с вами, несмотря на тысячи разделяющих нас километров, можем общаться. С другой стороны — бытует мнение, что именно интернет тормозит развитие нынешней молодежи?
— Мир таков, каков он есть. Учиться извлекать выгоду из технического прогресса, но не быть от него зависимым, возможно. А задача каждого из родителей и учителей — воспитывать своих детей так, чтобы они развивались гармонично. Еще Герман Гессе сокрушался о потере интереса к книге и к чтению, рассуждали об этом и многие другие писатели, вошедшие на сегодняшний день в разряд классиков, но книги пока существуют, они нужны, люди их читают. Значит, не все так плохо. Давайте лучше подумаем о том, что развитие молодежи и вообще развитие личности тормозят ненависть, разобщенность, войны, нищета...
— С чем у вас ассоциировалась Армения до приезда и как вспоминаете ее теперь?
— Честно говоря, не задумывалась... Все-таки я выросла в Советском Союзе, где все были братьями и сестрами, где слова “дружба народов” были не пустым звуком, а реальностью. Из своего детства я помню улыбающихся продавцов на рынке, угощавших меня фруктами, разных национальностей врачей, работавших в Боткинской больнице с моей бабушкой, музыкантов и композиторов, с которыми в Московском музыкальном обществе работала моя мама... Позже, когда я выросла, меня занимала моя жизнь, а Армения, как и многие другие страны, просто была неким существующим на географической карте местом. Как я ее вспоминаю и ощущаю теперь, можно узнать из моего “Армянского дневника”.

пятница, 22 мая 2015 г.

Аракс МАНСУРЯН: "Верните армянину его музыку, а потом пускай слушает, что хочет!"

        В театре им.Маляна состоялась презентация трех новых дисков известной армянской певицы Аракс МАНСУРЯН — три новых альбома: малая часть большой творческой жизни, обобщенная в трех сборниках, где представлены как духовные произведения, так и камерные, народные... По окончании нам удалось побеседовать с главной “виновницей” торжества.  
— Сложно найти армянскую семью, которую не коснулся бы 1915 год. Один из ваших дисков посвящен памяти жертв геноцида, не так ли?
— Вы правы, наши родители (мои, Тиграна, Мгера и сестры Соны) — мать Анна Памбукян и отец Егия Мансурян были сиротами, пережившими ужасы 1915 года... Моя мать часто рассказывала моим детям Шушан и Мариам о годах, прожитых в сиротском приюте... Вспоминала, как шагали с матерью Симой, сестрой Маргарит и братом Овсепом по дорогам изгнания, видела, как за железными воротами турки сжигали армян... Рассказывала также, как мать Сима и сестра Маргарит умерли по дороге, лишь брат, чудом спасшись, добрался до Бразилии... Больше они его никогда не видели.
Насколько я помню, матери тогда было три года... Она выросла в приюте сирийского города Хама... О своем папе ничего не могу сказать, потому что когда он ушел из жизни, мне было 12 лет... В Армении каждый год 24 апреля моя мать, взяв руки маленьких Шушан и Мариам в свои ладони, шагала к памятнику геноцида... Мы, четверо детей, знали, что день рождения матери неизвестен, и поэтому она говорила, что родилась 24 апреля...
В год, когда армяне всего мира скорбят, вспоминая страшное зверство столетней давности, однако так и не осужденное единогласно мировым сообществом, я не смогла остаться в стороне — это мой долг, мое слово, которое я обязана была сказать!
— Большое видится на расстоянии: какова ваша оценка происходящего в культурном пространстве Армении, в частности в музыке?
— Мне бы не хотелось выступать в роли судьи: есть и плохое, есть и хорошее. К примеру, с радостью должна отметить повысившийся интерес к творчеству Комитаса и к духовной музыке в целом. Все это происходит благодаря истинным адептам армянской музыки — коллективам, продвигающим воистину армянскую музыку. Конечно, в начале нашего независимого пути было много серости, уверенно занявшей опустевшие, а посему вакантные места в культпространстве. Но время все расставляет по своим местам — мы народ, умеющий ценить истинное искусство. Я верю в это и в этом вижу бессмертие нашей культуры!
— Тем не менее в одном из недавних интервью вы отметили, что порой складывается ощущение, будто сегодня в Армении все поют одно и то же...
— Увы, так. Но, думаю, это естественный процесс — идет отсев. Просто мы вынуждены мириться с правилами “игры”. Я не сторонница категорических мер — отнюдь, считаю, каждый жанр, каждая стилистика имеет право на существование в своем пространстве, в своей “нише”. Например, вспоминаю, как в Египте услышала молитву на арабском — чарующая музыка! Потому что естественна — музыка этого народа, исполняется его представителем на их языке. Нет никаких подмен, суррогатов. У меня аж слезы подступили...
Но! Нельзя интегрировать чужую культуру в свою путем дешевого смешивания. Нельзя исполнять мугам на армянском, отталкиваясь от конъюнктуры рынка! Комитас очистил нашу национальную музыку от “мугамной шелухи”. А что происходит сегодня? Обратный процесс, и только силами подвижников эта музыка возрождается, пропагандируется. В этой связи хочу с гордостью отметить участие и выразить глубокую благодарность президенту РА Сержу Саргсяну за содействие нашему проекту.
Категорически обязательным считаю сегодня духовное и культурное воспитание будущего гражданина чуть ли не с ясельного возраста. Он должен впитать это в себя, принять как свое, раствориться в этой культуре. Основы основ — это Маштоц и, конечно, великий Комитас, возродивший нашу духовную музыку. И, разумеется, наши современные композиторы... Мы делаем детям прививки от болезней — это разумно, — но точно так же необходимо инъектировать в них сызмальства нашу культуру, духовные ценности... Пускай потом слушают и рок, и джаз, и рэп, и мугам — главное, у них будет своя основа, своя культурная почва под ногами. Посмотрите на наших армянских джазменов — весь мир восторгается ими. Но все они в свое время прошли школу армянской музыки, именно потому, хотят они того или нет, играют самый что ни на есть “армянский джаз”. Словом, верните армянину его музыку, а потом пускай слушает, что хочет!
— И опять вопрос из рубрики “взгляд издалека”: как вам современная армянская молодежь?
— Я считаю, что у нас очень хорошая молодежь, очень одаренная — одно слово, гены! Причем как в Армении, так и вне ее пределов. Другое дело, что ей недостаточно предоставлена возможность нормально, основательно ознакомиться со своей национальной музыкой, с ее историей. А это чрезвычайно важно. Посему основной задачей сегодня является умелое, профессиональное преподношение, пропаганда музыки, скажем так, закрытого социума — огромной аудитории. Опять же на уровне генетической памяти все это сидит в нас, и необходимо лишь достучаться...
— Почти 20 лет назад вы приняли приглашение Сиднейского оперного театра, но уже через три года гастролировали на родине. Не секрет, культурный отток продолжается и сегодня, однако при этом много говорят о патриотизме, о необходимости возвращения в родные пенаты и т.д. Каково ваше отношение ко всему этому?
— Не берусь отвечать за других, хотя мой ответ, так или иначе, коснется всех. Я, повторюсь, против целенаправленного обесценивания национальной культуры, против дешевых культ-миксов. Но я за расширение горизонтов, за пропаганду армянской культуры как внутри страны, так и за ее пределами. Если первое пока достигается с трудом, то второго избежать просто невозможно — где бы ни оказался армянин, он будет говорить о своем, нести свою культуру. Да, мы умеем растворяться в чужой среде, ассимилироваться, но при этом мы остаемся прежними.
Увы, сегодня внутри страны имеет место культурный дисбаланс в свете того, что ее покидают истинные представители культуры... Но зато имена Комитаса, Каначяна, Екмаляна, Мирзояна, Арутюняна и других узнает весь мир и восторгается этой чарующей музыкой!
Разумеется, любой выбор — жертва. И уходить можно по-разному. Сложно кого-либо осуждать, недопустимо вешать ярлыки и т.д. Скажу за себя, сложно говорить о возвращении домой человеку, не покидавшему Родины — я всегда здесь: мысленно и духовно, в прошлом, настоящем и будущем.

воскресенье, 17 мая 2015 г.

“Мерседес” на сцене ТЮЗа

         В ТЮЗе состоялась премьера спектакля “Мерседес”, посвященного теме геноцида армян. Мои гости — режиссер-постановщик спектакля Акоп КАЗАНЧЯН и исполнительница главной роли Нора АРМАНИ.
Акоп КАЗАНЧЯН: — Тема возвращенцев, поднятая в пьесе Ануш Аслибекян-Арцруни, меня сразу очень заинтересовала — к ней у нас почему-то обращаются довольно редко. После страшнейшей трагедии огромное количество армян разбрелось по всему свету. Их дети, выросшие в армянских семьях, без отрыва от армянской культуры, поверив в начале 30-х советским властям, “услужливо” пригласившим их домой, вернулись в Армению и столкнулись здесь с нечеловеческой жестокостью. Сегодня, когда исполняется 100 лет с кровавой резни армян в Османской Турции, мы не имеем права молчать о том, что было содеяно с нашими соотечественниками, поверившими и вернувшимися сюда: одни сразу же оказались в ссылке, другие — в лагерях... Лишь малая толика возвращенцев осталась тут, продолжая пребывать в вечном страхе.
В этой пьесе рассказывается о женщине, родители которой после резни оказались в Салониках, где она позже родилась и выросла. В конце 40-х она принимает решение приехать в Советскую Армению. Вся пьеса — история ее жизни с этого момента вплоть до карабахских событий.
Отдельно хочется отметить замечательную талантливую команду, с которой мне представилось работать — это, конечно же, в первую очередь Ануш Аслибекян-Арцруни, автор сценографии Антон Кешишян, постановщик танцев Гагик Карапетян и композитор Ваан Арцруни.
— Почему вы решили взять на главную роль Нору Армани?
А.К. — Мне показалось, что западноармянская актриса наиболее точно передаст образ главной героини в силу общности и психологии, и культуры речи... Думаю, я не ошибся. Нора блестяще справилась с поставленной задачей. Это история двух сестер — Заруи и Мерседес: последняя остается в Салониках, а Заруи — главная героиня — приезжает сюда. В ее образе слились воедино образы навеки ушедших, но очень дорогих нам людей. Ведь в каждой армянской семье есть своя история, свои корни родом из Западной Армении. На протяжении работы над спектаклем перед моими глазами стояли лица моих дедушки и бабушки — им же я посвятил этот спектакль...
— Нора, в своем творчестве вы уже не раз обращались к теме геноцида и активно участвовали в подобных проектах. Взять хотя бы спектакль “Без права на возвращение”, премьера которого состоялась несколько лет назад в театре им.А.Пароняна.
Нора АРМАНИ: — Вы правы, тот спектакль стал не просто важнейшим событием в моей творческой карьере, но и “первенцем” Всеармянского театрального проекта на фестивале “Одна нация — одна культура”. Он состоялся при участии соотечественников из разных стран: автор пьесы драматург Каролин Сафарян (Бельгия), исполнитель главной роли Армен Джигарханян, великолепный Самвел Мужикян из Санкт-Петербурга, Степан Гантарлян (Германия), Армине Микаелян (Москва). Моя же роль была не совсем обычная — я появлялась лишь на экране в видеопроекции, вклиниваясь в кадры исторических хроник и читая монологи женщины, чудом спасшейся от резни...
На этот раз я появилась на сцене “живьем”, и безумно рада и благодарна создателям спектакля за оказанную честь — говорить от имени наших родителей о нашей всеобщей боли. Все эти истории были известны в наших домах: у кого-то родственник поехал в Советскую Армению и пропал, у кого-то еще что-то... Этот история из моего сердца — из сердца всех армян!
Работать над спектаклем было и легко, и в то же время сложно. Легко — поскольку Акоп прислал мне текст, над которым я тоже в свою очередь поработала, превратив восточно-армянский в западно-армянский, и знала все наизусть. Но по приезде сюда оказалось, что режиссер в свою очередь тоже потрудился над текстом: некоторые куски были заменены, некоторые добавлены... Так что нам всем неделю перед премьерой пришлось славно поработать: из дома в театр, из театра — домой. Плюс на мне сказывалась разница во времени, я и сейчас не до конца адаптировалась... Но спектакль получился, и я, повторюсь, счастлива и благодарна, что рассказать об этой странице истории Армении после геноцида выпала честь именно мне.
— 9 мая состоялся третий показ спектакля в Армении. Какова его дальнейшая судьба — увидит ли его неармянская аудитория?
А.К. — Всегда начиная новую постановку, я планирую ее дальнейшее продвижение: гастроли, фестивали и т.д. На этот раз спектакль создавался в авральные сроки, поскольку мы репетировали тут — создавали каркас спектакля, — а Нора у себя, после чего ожидался ее приезд и слияние двух половинок спектакля. Но из-за болезни отца ей пришлось задержаться, и нам просто не оставалось времени думать о чем-то кроме завершения работы над спектаклем.
Сейчас мы с Норой продумываем варианты возможного представления спектакля мировому сообществу. Думаю, все будет хорошо...
— Нора, а с кем из наших кино- и театральных деятелей довелось поработать?
Н.А. — С Ашотом Адамяном — в фильме “Срок 7 дней” я снялась с ним в паре. Само собой, судьба свела с теплой, шумной, веселой и безумно талантливой творческой командой Ара Ернджакяна — артистами Камерного театра. Тогда же я познакомилась с создателями кинофестиваля “Золотой абрикос” Микаэлом Стамболцяном и Арутюном Хачатряном, Евгенией Саркисян и многими другими армянскими кинематографистами. Дружба с Евгенией, художницей и сценографом, ныне проживающей во Франции, позже переросла в творческое сотрудничество. В 90-х в Париже открылась выставка ее картин, оформленных моими стихами разных лет, а чуть позже — мои стихи вошли в каталог ее работ.
— Какие новые спектакли ожидаются  в ТЮЗе?
А.К. — 13 мая будут представлены “Приключения Тома Сойера” в постановке Рузанны Хачатрян, в спектакле заняты молодые актеры театра. Очень интересный спектакль! Затем ожидаются новые совместные работы, о которых пока я предпочту не рассказывать, поскольку подготовка к ним еще на стадии переговоров.
— Нора, а какие творческие планы у вас?
Н.А. — В последние годы я являюсь директором созданного мной кинофестиваля Socialy Relevant Film Festival в Нью-Йорке. Помимо документальных короткометражных фильмов участниками этой программы становятся и авторы сценариев. Основной параметр — в центре внимания должна быть человеческая история. Я думаю, это необходимое условие сегодня для донесения той или иной информации до мирового сообщества. Сегодняшний зритель устал от заумных и пересыщенных информацией продуктов — просто по-человечески объясните, и поймет каждый. Вот спектакль “Мерседес” — это как раз такой спектакль, потому он и проникает в сердца, потому он и будет понятен в любой стране мира. На нашем кинофестивале принимают участие, конечно, и представители Армении — в будущем году специальная программа будет посвящена 100-летию геноцида. Мир должен узнать об этой трагедии и вынести свой вердикт!