Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

вторник, 28 апреля 2020 г.

Что ждет армянский туризм после «коронования»?

Руководствуясь Соломоновой скрижалью о том, что все проходит, и бессмертными есенинскими строчками, уверяющими, что большое видится на расстоянии, мы, обеспокоенные положением, в которой оказалась как сфера туризма в Армении, решили побеседовать, услышать мнение человека, не понаслышке, а скорее изнутри знающего индустрию гостеприимства, со всеми ее тонкостями, особенностями, плюсами и минусами – с популярным блогером, путешественником, большим почитателем Армении Александром ЛАПШИНЫМ.
Александр, с места в карьер, что ожидает мировой туризм?
Мировой туризм столкнулся с кризисом, равного которому не было в истории. Более того, глубина кризиса на мой взгляд превышает масштабы и риски, исходящие от коронавируса. Впервые в истории кризис в туризме был инициирован искусственно, а не стал результатом тех, или иных экономических тенденций.
Вне всяких сомнений, туризм и транспорт (в первую очередь авиация) больше всего пострадали от предпринятых мер против распространения коронавируса. Значительная часть существующих турфирм, авиакомпаний и в какой-то мере часть гостиничного бизнеса не переживут кризис. В особенности это ударит по малому и среднему туристическому бизнесу, которому не приходится ждать поддержки от государства. В той же мере прекратят свое существования небольшие региональные авиакомпании, которые держали самолеты в лизинге и в настоящее время не смогут его оплачивать, равно как и содержать офисы. Те же турфирмы и транспортные компании, которые переживут кризис – вне всяких сомнений вздернут цены. Поскольку конкуренция значительно уменьшится.

А как мировая ситуация отразится на нашем туризме?
Не секрет, что туризм является одной из важнейших статей дохода государства. И власти должны предпринять все от них зависящее, чтобы начать восстанавливать туризм, при этом контролируя эпидемиологическую обстановку в стране. К сожалению, финансовые ресурсы Армении несравнимы с возможностями Швейцарии или Франции и поэтому чрезмерное затягивание процесса возвращения к обычной жизни может привести к трагическим последствиям для турбизнеса и экономики в целом.
Надо понимать, что если сезон 2020 будет полностью потерян, то сотни небольших бизнесов и десятки тысяч людей, связанных с туризмом, попросту разорятся. И вряд ли смогут подняться повторно к сезону 2021.

Недавно прозвучала мысль, что у нас возможен бум туризма, то бишь резкий приток «изголодавшегося» по путешествиям туриста. Что вы думаете на этот счет?
К сожалению, я не предвижу полного восстановления туризма в Армении, даже если границы открылись бы прямо завтра и самолеты вновь связали бы Ереван со столицами Европы и Азии. Пройдут долгие месяцы, прежде чем сфера транспорта и туризма сможет восстановиться. Надо учитывать неизбежность новых правил, связанных с карантинами и гигиеной. Армения пока к этому не готова, да разве только Армения? Даже в Европе не вполне представляют, как все это будет выглядеть на практике.
На мой взгляд, Армении сейчас самое время сделать упор на развитие туризма внутреннего. Например, в Израиле внутренний туризм составляет до 70% от туризма в целом. И поэтому, несмотря на отмены рейсов и закрытие границ, сфера туризма достаточно быстро восстановится за счет самих же израильтян. А в Армении сложилась практика, что редкий ереванец поедет смотреть родную страну. Думаю, турфирмам Армении, равно как и гидам имеет смысл как минимум в этом сезоне переключиться на соотечественников.

Уже практически во всех сферах внедрены онлайн-технологии. Какие изменения и новшества ждут сферу туризма?
Думаю, что существенно сократится чисто офисов по работе с туристами. Во-первых, с целью минимизации расходов (не секрет, что в стоимость путевок заложено все, начиная с аренды офисов и заканчивая зарплатой менеджеров), а во-вторых эти несколько месяцев простоя в значительной степени приучили людей многие вопросы решать дистанционно.

Как бы наивно это не прозвучало, а какие плюсы могут проявиться от этой ситуации для туризма в Армении?
Армения при грамотном подходе к регулированию кризиса, связанного с коронавирусом может выйти победителем. Либо проигравшим. Все зависит от оперативности и эффективности принимаемых решений. Отсутствие въездного туризма надо научиться компенсировать развитием туризма внутреннего. Надо научиться минимизировать издержки, делать туризм эффективнее и гибче. В целом же, экономика Армении, пережив стресс, может стать куда более самодостаточной, чем сегодня.
Также, для Армении время вынужденного простоя в сфере туризма можно использовать для наведения порядка в этом виде бизнеса. Необходимо убрать с рынка те компании и тех людей, которые по сути не являются ни профессионалами турбизнеса, ни налогоплательщиками. Лицензирование и контроль над правами и обязанностями работников сферы туризма должны стать максимально жесткими.

Обратимся к «докороновирусной эпохе» туризма в Армении. Насколько оправдано позиционирование туризма как чуть ли не важнейшей составляющей экономики страны?
На мой взгляд, никогда не следует «класть все яйца в одну корзину» и поэтому развивать следует все доступные сферы экономики. Не только туризм. Сегодня туризма нет, но сфера высоких технологий наоборот оказалась на подъеме. Любой удар по той, либо иной сфере экономики надо уметь хотя бы частично компенсировать. Если бы в Армении был развит внутренний туризм, то сегодня мы бы говорили не о пропавшем сезоне 2020, а о некотором временном спаде.

Ну и напоследок, небольшой «рецептик» туристу – чего в ближайшее время стоит ждать и куда можно будет податься?
Армянскому туристу надо понять и принять, что если он хочет отдохнуть этим летом, то лучше уже сейчас присмотреться к Севану, Дилижану или вспомнить про историческое наследие Гюмри. Ждать чуда, что через неделю, или даже через месяц вновь вернутся дешевые билеты и туры в Москву или в Египет – это верх наивности. Надо помнить, что восстанавливаться надо не только Армении, но и всему миру и процесс этот займет многие месяцы. Да и сокращение конкуренции (из-за разорения многих турфирм и авиакомпаний) точно не сделает туризм столь же демократичным по ценам, каким он был в ушедшем 2019.
Что же касается туриста иностранного, который думает об Армении (например, меня самого), то планировать наперед даже не стоит пытаться. Неважно, продаются уже билеты на рейсы Тель-Авив – Ереван на июль, или нет. Допустим, что продаются. Но ситуация быстрое меняется и нет гарантий, что та, или иная авиакомпания доживет до вашего вылета. Как и не гарантий, что Армения в ближайшие недели откроется для иностранцев, а моя страна начнет свободно и без необходимого 14-дневного карантина по возвращении выпускать своих граждан.


Проведи свой карантин в Армении, или добро пожаловать на курорты армянского края!


Наступила весна, стали опадать первые маски, и на улицах Еревана как не странно нет-нет да стали появляться туристы, по большей части – из России. Откуда? Как? Телепортация? Нет, все значительно проще. Застигнутые врасплох пандемией туристы из дружественной России, арендовавшие по-видимому заранее жилье на долгий срок, попросту «залегли на дно», а с первыми лучами апрельского солнца, не выдержали и стали проявляться – пускай пока только по вечерам. Все это наводит на перспективные размышления и вот какие…
Как известно, коронавирус не хило проехался и продолжает свое триумфально-разрушительное шествие по экономикам практически всех стран, и в первую очередь под удар попала мировая индустрия гостеприимства. Но унывать не стоит, всему приходит конец, и в крупных странах, а тем более в странах с развитым внутренним туризмом восстановление пойдет, надо полагать, довольно активно и быстро. А что делать нам, Армении, стране, с одной стороны с огромным историческим, природным, культурным потенциалом, но с другой – только-только с большим трудом наладившей приток мало-мальски приличных гостей? Аж с самой постблокадной оттепели все началось, и усилиями отдельных личностей, туркомпаний, многие из которых, слава Богу, до сих пор функционируют удалось-таки сдвинуть туризм с мертвой точки, привлечь сюда туристов. Отдельное спасибо трэвел-блогерам, путешественникам, интересно и выгодно представляющим по сей день Армению во всемирной паутине, и не только. То есть, наряду со всеми проблемами, недоработками, упущениями и откровенными промахами, но армянский туристический корабль, казалось, только было поплыл, как мощный коронашторм в одночасье не просто заставил судно вернуться в пункт отправлениями, но и перекрыл какую-либо надежду на установление благоприятной погоды. Что делать? В допандемичсеское время вообще была даже шутка, мол, население Армении уверенно разделилось на две части: тех, кто напрямую или косвенно зависит от туризма и еще одного человека, имя которого никто не знает. И вот сегодня все эти люди, равно как гостиницы, рестораны, кафе, музеи и т.п. оказались в затяжном пролете. Как быть?
Возвращаясь к теме сосчитанных по весне немногочисленных туристов из России, рискну предложить свой, пускай не фундаментальный, но, в общем-то, имеющий право быть услышанным, план. Вспомним бессмертные сааховские строчки – тот, кто нам мешает, тот нам и поможет. Каким образом? В последнее время наметилось легкое, но в паре стран весьма ощутимое послабление карантинных ограничений. Стало быть, процесс пошел. Но чуткие интернет-комментаторы, перманентно держащие руку на мышке, предупреждают, что весной был только первый акт детально срежиссированного спектакля, и осенью ожидается нечто похуже: все вышеуказанные корабли вновь прибьет к причалу вторая, не исключено более мощная  эпидемволна.
Вот тут и стоит задуматься. Почему российские туристы не поехали назад в Россию? Почему предпочли карантинничать в Армении? Ответ прост и примитивен как некогда планы развития туризма в Армении – у нас удобнее, спокойнее и что не маловажно значительно дешевле находиться в карантине. И имеются в виду не только барские хоромы в гостиничных номерах 5-звездочного уровня, отведенные под карантин, но и простые бытовые затраты: еда, питье, алкоголь, курево, коммунальные услуги, такси – словом, все, что душе угодно. Так почему же не использовать этот явный плюс как стартовый, для написания новой страницы в истории армянского туризма? Исторический туризм у нас есть? Культурный тоже. Экстрим, гастро-, альпинизм, зиплайны. Теперь пускай будет и Карантинный туризм!
Что надо для этого делать? Не дожидаясь открытия границ, прямо сейчас запустить мощную имидж-рекламу курортов Армении, ресторанов, гостиниц, резортов, гостевых домов, с расценками и услугами. Гидам и музеям подготовить онлайн-путешествия, экскурсии, активация которых доступна только находящимся в Армении. И еще много чего можно продумать и внедрить к моменту, чтобы, как только хоть немного приподнимется железная завеса на границах, турист, уже стесненный непосильными условиями самоизоляции в своей дорогой стране, без промедлений и раздумий рванул бы в доступную Армению на осенне-зимнюю добровольную карантинизацию.
Вслушайтесь. Самоизоляция в Дилижане! Карантин в Араратской долине! Оставайся дома в Арени и насладись магией армянского вина! Словом, излечись душой и телом в стране, первой принявшей христианства как государственную религию! Ну ведь здорово же, не так?
А если предположить моментальное подключение армянского креатива и тщетно скрываемого желания заработать быстро и на ближнем, то дух захватывает от того, каких высот может достичь уже не морской, а воздушный, да чего там – космический корабль армянского туризма!
Вот тут, пожалуй, стоить остановиться, чтобы не испортить идею и не скатиться в своего рода «Москва-Васюки». Главное, что посыл есть, и… ведь самое страшное, он не исключено, может будет услышан, поскольку дуракам приходят в головы подобные мысли:  не я один такой «умный». Остается лишь уповать на то, что подобное лечится подобным и, если кто-то что-то ляпнул вслух, то считай процентов на 50, но хотя бы сглазил. А как быть с остальной вероятностью?.. Что же, доживем – увидим.
P.S. А там ведь дальше, праздники, Новый год, Снегурочки-онлайн… Все, молчу, молчу.

понедельник, 13 апреля 2020 г.

Лицо армянского туризма

На изображении может находиться: облако, небо, гора, на улице и природа













Эта беседа состоялась в конце января, но, увы, не была опубликована, поскольку центр внимания в одночасье был перемещен в сторону распространения коронавируса: ежедневно обновляемая статистика, закрытие границ, карантин, поиски путей решения и выходов из сложившейся ситуации. Вскоре стало понятно, что вирус унес и продолжает не только человеческие жизни, но и рушить экономики, отдельные отрасли, сферы определенных стран.

Этой статьей я начинаю цикл, посвященных теме армянского туризма: понятно, что спектр проблем велик, но «своя рубашка ближе к телу». Вслед за ней будут представлены беседы с людьми, не на словах, а на деле обеспокоенных состоянием туризма в Армении в сложившейся, непростой ситуации. Не просто пуляющих в воздух свои гениальные догадки, основанные на «серьезных размышлениях» и нехилом интеллекте, а высказывающих обоснованные, резонные доводы и, не исключено, возможные пути решения тех или иных вопросов. 


Итак, первая статья: за два месяца до полного карантина и локдауна.
Многие вопросы, поднятые в этой беседе, продолжают оставаться актуальными по сей день. Может, в сложившейся ситуации, воспользовавшись временным люфтом и  «перетасовкой карт», не лишено смысла переосмыслить все и, соответственно, поискать пути новых решений этих проблем?

Количество желающих посетить Армению день ото дня растет, и это не может не радовать. Но какой ценой и что творится сегодня в «закулисье» армянского туризма? Верным ли путем идем и к чему? Об этом и не только беседуем со старшим преподавателем научно-учебного центра «Сервис и туризм» Ереванского государственного лингвистического университета имени В. Брюсова, специалистом по направлениям «Винный туризм» и «Культура вина», председателем Национального центра вина Авагом АРУТЮНЯНОМ.
– С места в карьер: какое лицо сегодня у нашего туризма?
– Тут два аспекта – как представляет туризм государство и как это делают «на местах» непосредственно люди этой сферы. Начнем с первого. Здесь, на мой взгляд, отсутствует самое главное – государственное видение, стратегическая составляющая. Тут может быть несколько путей: государство все силы бросает на развитие туризма, видя в нем основной вектор развития экономики, обогащения страны. Второй путь: развиваем туризм, но не забываем и о других, не менее стратегически важных составляющих, таких как наука, культура, промышленность, энергетика и т.д. И третий – разумный симбиоз первого и второго. На мой взгляд, на сегодняшний день какого-либо намека на оформленный план нет, все пущено на самотек, и туризм «развивается» усилиями активистов – всех, кто учуял в нем неплохой способ быстрого обогащения. И каждый по своему «образу и подобию», в силу своего интеллекта и знаний пытается что-то делать. В итоге мы имеем тот бардак, который сегодня полноправно царит в сфере туризма Армении.
Чем это опасно? Похожая история произошла когда-то в Греции. Все силы были брошены на туризм, а остальное – в последнюю очередь. В итоге страну накрыло мощным кризисом. Но если эта ситуация для Греции была не смертельной, поскольку у нее много верных друзей в системе общей безопасности, то нам, Армении, подобная роскошь недопустима – у нас нет таких влиятельных друзей и исход будет плачевным.
– То есть такими темпами альтернатива – стать «банановой республикой»?
– И даже этого у нас не получится. Мы никогда не станем страной массового туризма – хотя бы по той причине, что у нас нет моря. Мы не курортная страна. То есть к чему приходим? Учитывая и геополитику, и многие другие факторы, невозможно просчитать риски, а следовательно, нельзя зацикливаться на какой-то одной стезе развития экономики страны. 
Рассмотрим на примере винограда. Европа когда-то решила развивать виноделие и стала культивировать сорта винограда для разных предназначений. Есть винные сорта, есть сорта, которые используются в пищу, есть сорта, которые можно долго хранить, и т.д. В итоге сегодня в Европе мощно развито виноградарство и виноделие. Что сделали армяне? Армяне сказали: у нас нет такой возможности «разбрасываться» и… объединили. За много тысячелетий из нескольких сот эндемических сортов были выведены несколько десятков универсальных сортов винограда, пригодных и для вина, и для еды, и для хранения и т.д. И это была гарантия жизни для простого человека: пришли византийцы – делаем вино, накрывает волной ислама – делаем кишмиш, пришли русские – из того же сырья делаем водку. Борьба за существование – форма выживания, а следовательно – такая политика. И где? В сельском хозяйстве.
Необходимо принять «виноградную модель» в государственном масштабе и понять, что, как бы заманчив ни был туризм, категорически важно осознавать и вместе с ним поднимать и науку, и промышленность и многое другое. Иначе придем к полной девальвации ценностей как результату циничной борьбы за выживание в самой сфере туризма и вынужденного удешевления всего того, чем были богаты.
– На данный момент эта «ветвь» развития у нас утеряна? 
– Не безвозвратно. На сегодняшний день армянские вина составляют ничтожные доли процента мирового «винного оборота» индустрии. Но вместе с этим Армения – первая в этом списке как колыбель мирового виноградарства и виноделия. Первое место в мире, где виноград и вино стали культивировать, а потом еще и создавать философии, на основе которых возникли позже религиозные течения, мировоззрения и т.д. Посему мы не имеем никакого права близко подходить к списку стран, где бутылка вина стоит один доллар, а килограмм винограда – десять центов. Мы не имеем права становиться страной дешевого туризма! Мы не так богаты, чтобы задешево «продавать» наш «виноград», не имеем права разбазаривать все то, что было дано нам Богом, а затем культивировалось тысячелетиями. Мы не должны терять своей элитарности!
– Но законы рыночной экономики – суровые законы. Останови любого туриста и спроси, чем притягательна Армения, – одним из первых он отметит доступность. Как быть?
– И снова обратимся к «винному» примеру. В мировом виноделии есть такое понятие, как «болгарский синдром». В 90-х, после распада СССР, Болгария со своими изумительными винами осталась не у дел – некуда было поставлять продукцию. И решили так: в Европе бутылка стоит 2-3 доллара, будем продавать свое вино по полдоллара, чтобы быть конкурентоспособными. Поначалу какое-то количество удалось продать, но потом к этой продукции стали мало помалу относиться с большим недоверием. Как может хорошее вино стоить так дешево? Болгары в панике стали повышать качество, придумывать новые маркетинговые ходы и т.д., но все зря. Болгария вошла в историю как страна дешевого вина. И точка. Вот мы сейчас на краю – нас разделяет самая малость, чтобы навечно стать страной дешевого туризма!
– Ваши ученики – будущие гиды. Те, кто для многих туристов навсегда запомнится как лицо страны. Возвращаюсь к первому вопросу, но уже как бы с другой стороны: каково сегодня лицо нашего туризма?
– Мягко говоря, печальное. Посещая Армению, люди обращаются или в турагентства, или к частным гидам, или к «вольным стрелкам». Во всех случаях опасность недостоверного представления информации весьма велика. И не просто недостоверность, а разнобой. Человек читает о стране одно – здесь узнает совсем другое, и это не просто альтернативная позиция, а результат необразованности, неподготовленности человека на фоне вседозволенности, щедро дарованной государством. В итоге человек уезжает с ощущением, что это страна самовлюбленных людей, уверенных в своей богоизбранности, на деле – неучей, хамов, и с твердым решением сюда не возвращаться.
Что делать? Проявить государственное участие! И начать с обязательного лицензирования и инструктирования всех представителей сферы туризма, кто имеет хоть какой-то контакт с посетителем. Даже деревенский житель, угощающий гостей хашем, должен иметь четкую инструкцию, что и как он должен рассказывать, представляя национальную кухню.
Гиды – все как один! – должны говорить то, что определяет политику государства в целом и относительно той или иной национальной ценности или достопримечательности. Разумеется, каждый гид волен иметь свое мнение, но он обязан представить сначала то, что установлено, а затем при желании – свою, возможно, альтернативную позицию. Как гражданина страны.
И сделать все это очень просто – велосипеда изобретать не надо, все это было в недавнем прошлом удачно придумано и апробировано! – необходимо заново ввести, возродить институт худсоветов. То есть должны собраться специалисты, выработать четкую позицию на тот или иной счет, оформить и дать все это гидам. Ничего сложного. 
– Считаете, «инъектирование» худсовета и диктата госидеологии в наше демократическое общество будет безболезненным?   
– Армения категорически не имеет права на полную демократию. Маленькие государства выживали всегда исключительно за счет монархии. Надо опираться на монархию – монархия в истории, монархия в культуре, монархия в туризме, монархия в традициях и устоях. То есть нечто целостное, конкретное, четкое, мудрое и отражающее волю государства. Это путь сильных стран, могущественных!
Что такое демократия сегодня? Пройдите по Северному проспекту и площади Республики – посмотрите в лицо Еревана. Нравится оно вам? Эта архитектура, эти непонятные люди и кошмарный мугам, звучащий на каждом шагу на радость разве что щедрым туристам из Ирана и Турции! Вот «демократия» в действии, вот то лицо, которым представляется столица простому обывателю. Так вот, перед тем как приводить в порядок лицо туризма, стоит озаботиться лицом самой страны!    


среда, 31 июля 2019 г.

«Независимость — это еще большая зависимость от интересов народа!»

В возрасте 82 лет скончался художественный руководитель Ереванского государственного театра музыкальной комедии имени Пароняна, профессор ереванского Госинститута театра и кино, народный артист Армения Ерванд КАЗАНЧЯН. 
Интервью, отрывки из которого приводим ниже, сделано 7 лет назад, когда Ерванд Хачатурович в связи с 21-летием провозглашения независимости Армении, был награжден медалью первой степени «За заслуги перед отечеством».
— Ерванд Хачатурович, ваш вклад в армянское искусство сложно переоценить. И все же, что значит для вас эта награда?
— Для меня очень важно, что награда была вручена именно в День независимости, поскольку у меня, признаться, свое видение и свое понимание истинного значения этого слова. Независимость — это в первую очередь еще большая зависимость от интересов народа, еще большая ответственность за судьбу родины. И касается это не только госмужей, но и всех граждан страны. То есть то, чему мы пока еще не можем всецело посвятить себя. Раньше наша родина простиралась от Владивостока до Калининграда, теперь же мы ответственны за этот маленький кусок земли. Значит, внимание наше должно вырасти в сотни, в тысячи раз. Никто не будет за нас решать проблемы, все мы ответственны: от мала до велика. Как в достижениях, так и в любой возникшей проблеме каждый должен ощущать толику своей ответственности, своего недосмотра, результат своего неучастия. Независимость — это зависимость от завтрашнего дня, ответственность перед ним. Каждый из нас, просыпаясь утром, должен задаваться вопросом: что я оставляю своим потомкам? Каким наследством их награждаю? Мы должны правильно осознать и передать им ту свободу, которая досталась нам настолько дорогой ценой!
— Увы, и это не секрет, обретенная свобода кое-где и кое в чем перерастает во вседозволенность…
— Так ведь целое поколение не «въехало» пока, что система сменилась на 180 градусов! И, естественно, это привело к несерьезному, безответственному отношению к работе. Спрашиваешь режиссера, можешь поставить «Гамлета»?.. сколько понадобится времени? Отвечает — да без проблем, через неделю начну репетиции. И рождается очередной брак. Всем кажется, что они все умеют. На сегодняшний день крайне мало можно найти людей, работающих по профессии и реально разбирающихся в том, чем занимаются. Вот это и приводит к самоделу, дилетантизму и регрессу. Вот вам результат неверно понятой независимости и неосознанной свободы.
Но я более чем уверен, что явление это недолговечно. Все, в конце концов, встанет на свои места. В театре, например, процесс отсева уже более чем ощутим. В итоге останутся только профессионалы — те, кому свыше дано право представлять наш театр. Надо лишь понять, что ни один американец или европеец не будет ставить Ширванзаде или Сундукяна. Хватит с нас Беккетов и Ионеско — молодцы, что интересуетесь, ставите, экспериментируете. Но, друзья, во-первых, этим уже никого не удивишь, да и не надо, а во-вторых, а кто же должен ставить наших авторов?.. Я крайне обрадуюсь, если вдруг найдется современный режиссер, решивший поставить «Пепо» или «Ради чести». Молодежи надо понять, что в идее возвращения к истокам, при всей ее кажущейся заезженности и банальности, таится великая мудрость и реальная возможность, растворившись в своей культуре, обрести себя, представить свое искусство всему миру..
— Вы уделяете большое место национальной драматургии. Но не вносит ли это элементы ограниченности, не сужает ли мировоззрение?
— Давайте не забывать, что я одним из первых ставил произведения Достоевского, Жан Поль Сартра, Бертольда Брехта, Салтыкова-Щедрина, Гарсиа Лорки, дважды брался за Шекспира… Но грош цена всем нашим потугам в расширении горизонта, если мы неузнаваемы в мировом театральном пространстве — если нет художественного отражения нашего типа.
То, что молодежь сегодня «открывает» в современной мировой драматургии, зачастую давно известно из нашей классики. Мне говорят, посмотрите, как гениально придумано у Беккета или же у Ионеско — «дует красный ветер». Действительно, гениально, ничего не скажешь. Но не менее гениально 120 лет назад об этом писал Раффи в «Самвеле»: помните, после поединка отца и сына, когда Самвел первым поражает отца, говорится — в зловещей тишине дул красный ветер. Все эти «ноу-хау» у нас есть и давно известны — и ветры красные, и слезы кровавые (читаем Исаакяна)…
Я удивляюсь, почему сегодня незаслуженно забыты произведения Абовяна? Почему никто не хочет поставить «Раны Армении»?.. Возможно, кто-то скажет: а чего ты сам не ставишь? Так, увы, это не формат театра музкомедии, и поэтому мы ставим произведения, соответствующие этому нашему формату.
— Мы начали беседу с ереванских театров, но надо отметить и ваш вклад в театральную жизнь диаспоры. Долгое время вы ставили спектакли в Бейруте. Что вас там привлекает?
— Серьезность по отношению к работе и полная самоотдача этих прекрасных людей, которых скорее можно назвать любителями. Да, они любители, но дай Бог, чтобы все профессионалы так же любили свою работу, как они. Такой ненормальной преданности театру, увы, у нас уже давно не наблюдается. Я просто поражаюсь их самоотверженности и четкости в работе. Слова «нет» не существует: надо для дела — значит будет. К примеру, поставили макет сцены, а мне для завтрашней репетиции нужен еще и белый половик. Все четко — на следующий день половик на месте. «Не успели», «не смогли», «нет средств» — этого вы там не услышите, даже несмотря на то что все актеры приходят на репетиции после работы, уставшие, и никто из них конкретно ни за что не ответственен. Но эта группа фантастически влюбленных в свое дело людей, можно сказать, коммунарно идет к поставленной цели. И они достигают ее!
— И напоследок, что бы вы пожелали молодым актерам, режиссерам, да и тем, кому еще только предстоит выйти на театральные подмостки?
— Научитесь «плавать»! Был такой анекдот: в реке тонет мужчина, рядом проходит гюмриец. Мужик кричит: «Помогите! Тону! Спасите!», а гюмриец отвечает: «Осел, вместо того чтобы учить русский язык, научился бы плавать!» Так что, друзья, учитесь «плавать», пока не поздно.
Теперь небольшое пояснение режиссерам: пришел к вам молодой, подающий надежды актер, образно говоря, бросьте его в реку, в пучину — пускай сам попытается переплыть, выбраться. Но будьте честны и не топите его сами. Сможет переплыть, сможет доказать свою индивидуальность, значит быть ему на сцене, нет — ну, выходит, не его это. И надо быть честным, как бы ни было сложно, признать это и удалиться, найти свое место, научишься «плавать» там, где будешь более полезен своей Родине — во имя обретенной свободы, во имя Независимости!

вторник, 12 марта 2019 г.

«Доброта людей, богатая культура, уникальная природа и вкусная кухня!»


Более 140 стран, и это пока не полный «послужной» список из-вестного латышского путеше-ственника, бизнесмена, коллек-ционера картин Алдиса Пла-удиса, посетившего Армению под занавес уходящего года.

Признаться, это не первое мое посещение Армении – впервые я побывал в вашей стране в 1972 году, в составе баскетбольной сборной Латвии. И вот так получилось, что спустя годы бизнес свел меня с коллегами из Армении, которые и пригласили нас с женой вновь посетить эту прекрасную, загадочную страну. Мы легки на подъем, и вот, пара часов в самолете – и мы здесь.
Прошло почти полвека – меняемся мы, меняются страны. В те годы видел только гостиницу и спортзал, но на этот раз нам была предоставлена возможность сполна окунуться в красоты этой древней страны. Если проводить какие-то сравнительные параллели, то тогда мне Ереван показался более зеленым городом. Но все понятно – блокада, война, пострадали люди, пострадали зеленые насаждения. Но отрадно, что город живет, дышит, снова увеличивается зеленая зона, и не только силами простых граждан: мы побывали в Цицернакаберде у Мемориала геноцида армян 1915 года, и там же увидели новый лесок из деревьев, посаженных высокопоставленными гостями столицы – президентами, премьер-министрами разных стран, даже увидели ель, посаженную Папой Римским. Нашел также елку, которую сажал предыдущий президент Латвии Валдис Затлерс, с кем в те далекие годы вместе играл за сборную Латвии. Это замечательно. Радует отношение граждан к своей стране, их гостеприимство и тепло – кажется, они неиссякаемы.

Вы объездили весь земной шар, везде фотографировали, ведете дневник. Не собираетесь опу-бликовать истории ваших путешествий?



Продолжение на сайте журнала «Армения туристическая».






пятница, 8 марта 2019 г.

Карен Долуханян: «Профессия нашла меня!»

Карен Долуханян – человек глубокий и совестливый. Из тех людей культуры, кому не дают покоя проблемы не только искусства, но и общества, и составляющих его граждан. Да, на фоне существующих тенденций в современном международном искусстве, подчиняющемся формулам, понятым разве что сторонникам новомодных течений, и в то же время подверженном жестким законам рынка, до сих пор существуют личности, которые продолжают свое творчество вне установленной «системы ценностей» и не зависят от диктата времени.
– Было много этапов. Этапов постижения – себя и себя в искусстве, своего места. И, слава Богу, этот процесс продолжается – процесс нахождения чего-то совершенно нового, непривычного, но, как оказывается, очень созвучного моему миропониманию, видению.
Сложно сказать, насколько сильно повлияло на мое творчество мое происхождение. Корни. Разумеется, если два семени одного и того же дерева разделить и посадить одно в Араратской долине, а второе во Фрезно, то различия между деревьями будут. Но во мне присутствует и элемент здорового космополитизма – на мой взгляд, того «ингредиента», без которого искусство не может быть таковым, наднациональным.
– А как же «поэт и гражданин»?
– Люди, знающие меня сегодня как активного участника митингов, наверное, удивятся тому, что я сейчас скажу: до 1988 года я по большому счету ничего не знал о Карабахе. Но после трагических событий там, побывав на одном митинге, потом на другом, со временем просто перестал появляться дома – настолько меня все это затянуло. Да, признаюсь, я всегда был в оппозиции. Помню, в детстве прочитав «Доктор Живаго», я почувствовал этот дух свободы, протест – все это мне было очень близко…


















– Вы сменили несколько профессий – как определились с окончательным выбором?
– Да, вы правы, я окончил архитектурный факультет Ереванского политехнического института, затем ненадолго попал в реставрационные мастерские, после чего успешно работал в мастерских известных армянских архитекторов Артура Месчяна, Спартака Хачикяна и Степана Кюркчяна. Имея уже награды как в наших, так и во всесоюзных конкурсах, через некоторое время вдруг решил круто изменить свою жизнь и попробовать силы в режиссуре. Мне очень повезло – ведь меня взял к себе помощником, а потом и ассистентом кинорежиссер Баграт Оганесян, ученик Андрея Тарковского, работавший когда-то стажером на фильме «Андрей Рублев». Вместе с Оганесяном я принял участие в создании его последнего фильма «И повторится все» в качестве ассистента режиссера.
– А потом снова внезапно ушли, не так ли? И почему же на этот раз?

Продолжение интервью читайте
в журнале "Армения туристическая".

четверг, 28 февраля 2019 г.

Ваан АРЦРУНИ: «Чиновник должен разрешать конфликты, а не создавать их!»


Оптимизация, реорганизация, экономия! Девиз-ориентир, активно взятый в культурном ведомстве на вооружение. И тут не только предложение о реорганизации ряда куль- турных очагов, имеющих статус государ- ственных, – тут вопрос, как говорил один киногерой, ширше и глыбже. Сформировано четкое видение развитие сферы на правах «культурной идеологии». Идеология – какое забытое у нас слово! Обратимся к словарю. Идеология – совокупность системных упорядо- ченных взглядов, выражающая интересы различных социальных классов и других социальных групп. Однако, в нашем случае мнение классов и групп, кажется, мало кого интересует...
Наш собеседник – композитор, автор-исполнитель, председатель Попечительского совета Ереванского государственного медицин- ского университета Ваан Арцруни.
– В контексте того глобального подхода, который главенствует на сегодняшний день в области культуры, оптимизация министерства, равно как и оптимизация всех учреждений, с ним связанных, это одна политика. Сказать, что это гром среди ясного неба, нельзя. Я уже на протяжении нескольких лет предупреждаю, что безразличное отношение не только чиновничьего аппарата, но и самих деятелей искусства в отношении таких же деятелей искусства, но представляющих свободное поле деятельности, приведет в конце концов к тому, что постучатся и в их двери. И этот час настал – постучали в двери бюджетных культурных учреждений. И причем не просто постучали, а пришли с уведомлением, что вас больше не будет. Поэтому я считаю, что этот процесс очень закономерный. Сейчас они окажутся в поле того же свободного творчества и самоорганизации, в каком пребываю я уже на протяжении 30 лет, и я их всех приглашаю хлебнуть того же борща, который нам приходится расхлебывать в результате того, что постановка вопросов в Министерстве культуры не соответствует реалиям и не имеет никаких перспектив. 
– Как бы ты определил происходящее, скажем так – «культурную» программу, взятую сегодняшним подразделением культуры в министерстве образования?

пятница, 15 февраля 2019 г.

Александр Лапшин: «Я думал, если народ зайдет уж слишком далеко, его задавят танками!»

На традиционный «таможенный» вопрос о цели приезда в страну он дружелюбно и не менее традиционно ответил: «Туризм». Привычка, выработанная годами, в течение которых, кстати, он успел посетить и по-новому рассказать о более 140 странах. Главные направления путешествий — Ближний Восток, Африка и Восточная Европа. Он также бывал почти во всех странах постсоветского пространства, в большинстве стран Восточной и Юго-Восточной Азии, Северной и Южной Америках, Австралии, Южной и Восточной Африке. Итак, наш гость — известный российско-израильский путешественник и блогер Александр ЛАПШИН.
— В прошлом году, побывав здесь в апреле-мае, увидев шахматные фигуры, выставленные поперек улицы Абовяна, ты в полушутку написал, что это игрушечная революция, не так ли?
— Я думаю, она была игрушечная в том смысле, что там не было насилия. Я видел: шли парни и девушки, обнимались, целовались, девчонкам цветы дарили. Я не видел ни злости, ни ненависти, ни желания кого-то порвать, отомстить, что обычно происходит во время революций. И поэтому у меня было ощущение, что это ничем не кончится, потому что, зная постсоветские страны, где во власти сидят старые деды, пока их не вынесут вперед ногами, я считал, что то же самое будет и здесь. И если народ зайдет уж слишком далеко, то его подавят танками. Но в глубине души я думал о том, что из всех стран бывшего Советского Союза Армения — это страна, пожалуй, с самой высокой историей и культурой. И мне было бы удивительно, если бы армяне стали убивать друг друга на улицах Еревана. Поэтому, когда появилась информация в СМИ, что где-то кого-то побили, кому-то разбили лицо, я думал: только не это! Но, к счастью, этим всё и закончилось.
…Я знаю, армяне диаспоры внимательно следят за происходящим. Многие из тех, кто давно уехал из Армении и живет в России, в Америке, в Европе, в общем-то, в глубине души были бы рады вернуться, если бы Армения стала другой. Армения, в которой они могут зарабатывать, дать нормальное образование детям, где есть перспективы и нет войны. Поэтому сейчас все с большим энтузиазмом и надеждой следят за тем, что будет делать новое руководство.
— Ты продолжаешь свои путешествия по миру, а на каком этапе сейчас находится твоя тяжба всемирного масштаба с нашим соседним, как недавно пошутили, сувенирным государством?
— В декабре 2018 года Европейский суд начал коммуникации с Азербайджаном. Разбирательство в Евросуде состоит из трех этапов. Первый — подаются все документы и несколько месяцев комиссия решает, насколько жалоба соответствует нормам законодательства. 90% жалоб получают отказ еще на раннем этапе — не хватает каких-то документов, или они поданы не по форме, или что-то проплачено вашими «дружелюбными» соседями. Но мы это пробили и перешли на следующий этап, то есть суд принял решение, что доказательств для возбуждения дела против Азербайджана о покушении на убийство достаточно. Сейчас документы переданы Азербайджану, и им дано 90 дней на подачу возражения. Мы предполагаем, что они могут на это ответить что-то из серии, мол, это всё ложь, и клевета, и на самом деле ко мне хорошо относились, и никто меня не убивал, и это всё провокация армянской стороны. Наверняка будут какие-то фальшивки из серии того, что какой-нибудь врач напишет задним числом, что всего этого не было. Но это не имеет абсолютно никакого значения. Адвокаты считают, что на 99% Азербайджан сел в лужу, и эта история покажет и нестабильность режима Алиева, которые за пару дней до выдачи меня Израилю согласовывали с Нетаниягу, допуская, что в тюрьму зашли убийцы, чтобы подставить самого Алиева. И недавние события, которые происходят в Баку, — все эти демонстрации — лишний раз показывают, что ситуация всё больше и больше выходит из-под контроля, хотя они стараются делать вид, что это всё управляемое.