Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 19 октября 2017 г.

К нам едет Маркус Миллер и… не только!

   26 октября концертом извест-ного бас-гитариста, композитора Маркуса Миллера стартует III Международный джазовый фес-тиваль, организатором которого является Армянская ассоциация джаза. 
    Наш собеседник — почетный президент ассоциации, джазмен Левон МАЛХАСЯН.
Надо отметить, что ереванский слушатель получит воз-можность послушать не только Миллера, но и известного кубин-ского пианиста, неоднократного обладателя ГРЭММИ Гонсало Рубалькаба, французского саксофониста Алексиса Авакяна, мастера саксофона Игоря Бутмана, сенегальца Пако Сара, давно полюбившуюся армнянским, и не только, слушателям группу Armenian Navy Band и Арто Тунчбояджяна, Ваагна Айрапетяна, Тиграна Амасяна, разумеется, наш Государственный джаз-оркестр и многих других армянских музыкантов. Как видите, это будет не рядовой, а очень насыщенный, интересный фестиваль — и для города здорово, и для наших музыкантов. Причем хочу подчеркнуть, что выступления пройдут не только в Ереване, но и частично в Гюмри.
— Кому мы, помимо ассоциации, на этот раз благодарны за столь щедрый музыкальный подарок, и насколько доступны будут билеты на выступления звезд?
— Отрадно, что на этот раз мы смогли многих «заразить» нашей идеей, начнем с того, что в этом году фестиваль пройдет под патронатом самого премьер-министра Карена Карапетяна. Также свое весомое участие в фестивале проявили Министерство культуры РА, мэрия Еревана, посольство США, наш генеральный партнер — Ереванский коньячный завод “Арарат”, генеральный спонсор фестиваля — “Ардшинбанк”, «Газпром Армения», “Росгосстрах”, главный информационный партнер — телеканал “Н1” — словом, собрались, как понимаете, «киты». Что же касается цен на балеты, они будут колебаться от трех до тридцати тысяч драмов, что в общем-то доступно для нашего слушателя. Разумеется, будут и автопати в клубах «Меццо» и «Малхас» с неизменными джем-сейшнами… Это очень важно и для молодых музыкантов как стимул, и для опытных как общение, возможно, обогащение новыми идеями, зарядами. Ведь джаз требует тотальной и безоговорочной самоотдачи от музыканта, и каждый из нас, погружаясь в бездонный мир этой чарующей музыки, привносит в нее кусочек себя. В этом и заключается волшебство джаза: каждый, играя джаз по-своему, понятен другому исполнителю, и наоборот.
— А как же удалось «заполучить» Миллера — как родилась эта идея?
— В этом, разумеется, огромный вклад президента нашей ассоциации, основателя холдинга “Меццо” Камо Мовсесяна и его замечательной команды «Меццо Продакшн». А началось все с того, что мои друзья поехали на концерт Маркуса в Тбилиси и после его выступления захотели встретиться с ним на автопати. Включили навигатор, чтоб определить координаты тамошнего джаз-клуба, на что поисковик выдал — ближайший джаз-клуб «Малхас» находится в 300 километрах от заданной точки. Поначалу это всех нас очень рассмешило, потом забылось… И вот волею случая, а потом в результате, повторюсь, слаженной работы команды Камо и при поддержке наших добрых друзей стало возможным привезти звезду мирового джаза в столицу Армении.
— В этом случае то же, как с Чиком Кореа, пока не увидите Миллера в Ереване, не поверите, что это произошло?
— Нет, на этот раз я поспокойнее — повторюсь, с нами работает замечательная команда наших единомышленников. Интересно, что вы вспомнили этот случай, который, признаться, повторился и с приездом Херби Хенкока в Ереван. Надо сказать, переписка с Херби началась задолго до его приезда в Армению. Напомню, он был избран послом доброй воли ЮНЕСКО, и одним из первых его действий стало учреждение Всемирного Дня джаза, который музыкант предложил праздновать ежегодно 30 апреля. Мы одни из первых поддержали и реализовали у себя эту инициативу, и вот уже в пятый раз в этом году мы отметили этот день. Как же я был рад и удивлен, получив лично от Хенкока благодарственное письмо, в котором он высоко оценивает нашу деятельность. Привезти Херби Хенкока — мечта, которая сбылась, хоть я до последнего момента не верил. Так долго шел к этому дню — почти семь лет! — что даже заявил, пока своими глазами не увижу Херби, спускающегося по трапу самолета, не поверю в то, что нам удалось его привезти в Армению.
— Наши зрители ездят на концерты в соседнюю республику и не только, а к нам приезжают из-за рубежа?
— И приезжали, и приезжают. Например, на концерт Чика Кореи из той же Грузии приехал целый автобус меломанов. Уверен, культурный десант в виде фанатов джаза будет и в этом году. Например, мы и не ожидали, но с Бутманом приедет большая группа «болельщиков», наших соотечественников из России. Будут гости и из США, Европы… Ведь наш фестиваль уже занял свое заслуженное место не только в ежегодной культурной программе Еревана. Причем это касается как слушателей, так и в первую очередь исполнителей.
Надеюсь, фестиваль порадует слушателя, мы активно к этому идем, ну и, разумеется, подспудно готовимся к основной дате следующего года — 80-летию армянского джаза!

Рубен Пашинян, «Новое время»

пятница, 1 сентября 2017 г.

Свято место...

Говорят, знаменитый актер Ваграм Папазян, приходя в кино, а именно – в кинотеатр «Арагац», всегда садился на задние ряды и просил, чтобы соседнее место оставалось свободным. Садился, клал шляпу на соседнее кресло. Когда его как-то спросили, зачем он это делает, ответил, что обычно рядом с ним садятся женщины и своими разговорами мешают смотреть фильм. А что сегодня нам мешает смотреть фильмы в кинотеатрах – чьи разговоры, чей «шум»? 
Небольшой экскурс в историю. В советской Армении, конкретно в Ереване, были разрушены многие культовые сооружения, чудом уцелели несколько церквей и одна мечеть. На месте разрушенных сооружений в скором времени были возведены другие — более импонирующие правящей системе. В частности, на месте разрушенной церкви свв.Петра и Павла был построен кинотеатр “Москва” и даже летний кинозал. Ереван “расцвел” кинотеатрами. Они появились в каждом административном районе столицы, в райцентрах республики, а в селах кино крутили в домах культуры и клубах. И мы, естественно, полюбили кино, мы активно посещали кинотеатры, ставшие в одночасье неотделимой частью нашей жизни. Очереди в кино были не меньше очередей в универмаги и могли уступать по своей длине и выдержке разве что очереди к телу некогда посчитавшего кино важнейшим для него и нас искусством. Потом к нему «подселился» соратник по рулю, так и четко не разъяснивший, какие именно кадры решают все, но сделавший очень многое для развития и пропаганды советского кино. И мы, можно сказать, «подсели» на белый экран и не слезали с него даже с приходом голубого: телевизор — это домашний просмотр, а походы в кино и театры — культурное мероприятие. Таким образом, культура стала главным показателем, мерилом, главной определяющей ментальности советского человека.
Но... Беловежская пуща, распад Союза, а в Армении – землетрясение, война, блокада. Рухнула система Госкинопроката, отключились свет, газ, вода, и кинотеатры закрылись. Но даже это не сломало нас. Мы жили верой в будущее, верой в победу армянского духа. И она наступила! Наступила долгожданная постблокадная оттепель. Шли годы. Заработали кинотеатры “Москва, “Наири”. И... всё.
Благодаря кинофестивалям, в первую очередь “Золотому абрикосу”, вернулись желание, интерес, культура просмотра фильмов в кинотеатрах. Появились “Синема Стар” и парочка других мультиплексов. Ереван «расцвел» также киноклубами.
А теперь о главном, о больном. Откройте в Википедии статью “армянские церкви мира” и посмотрите, где они сохранились и какова их судьба. Из разрушенных указываются церкви в Армении советского периода и в Турции. Турция же и Азербайджан лидируют по оскверненным, превращенным в нечто иное армянским святыням. Не посмею сравнивать церковь и кинотеатр. Но для советских людей, для людей моего поколения и старше они и были “приди и будь” (с арм. так переводится слово “церковь”) — там мы собирались, общались, обмени- вались мнениями, обсуждали фильмы, и не только. Они были нашими культурными и духовными центрами.
А теперь статистика:
“Арагац” — превращен в автомагазин.
“Комитас” — превращен в автомагазин.
“Ереван” — пережил даже блокаду, но сегодня там магазины и аптека.
“Россия” — превращен в вещевую ярмарку.
“Раздан” — сначала там был магазин коньячного завода, теперь непонятно что.
“Звартноц” — судьба непонятна, кажется, сдается в субаренду по частям. Аналогичная судьба у “Ани” и многих других. Список, увы, можно продолжить...
Скажете, причина в том, что это невыгодный бизнес в рамках рыночной экономики, которой мы осознанно некогда кастрировали наше общество? Не соглашусь. Армянские мальчишки и девчонки, а также их родители, с большим интересом ходят в кинотеатры и порой даже по нескольку раз пересматривают те же картины. Почему? Да потому что это интересно, круто, им это нравится, потому что те же американские фильмы выгоднее смотреть на большом экране и с долби-звуком! Так почему же не воспользоваться этим, почему не восстановить кинотеатры и крутить там наше кино — и классику мирового кинематографа, и кино современное? Ведь мы столько говорим о культуре, о государственном императиве… Тут самое время вспомнить слова великого армянина Нжде — не так страшны турки, как туркоподобные армяне. А что мы? Продолжая поносить турков, не покладая рук оскверняющих наши святыни, мы бойко покупаем машины из бывших “Арагаца” и “Комитаса”, лекарства из “Еревана” и шмотки из “России”, тем самым поддерживая армянского бизнесмена, бесперебойно наживающегося на наших нуждах и спонсирующего нашу же деградацию…

Рубен Пашинян, «Новое время»

среда, 9 августа 2017 г.