Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

понедельник, 16 июня 2014 г.

Самый золотой и армянский кинофестиваль!

       XI международный кинофес-тиваль “Золотой абрикос” получил в этом году рекордное количество заявок — 1500 филь- мов из 101 страны! По количеству представленных картин первое место занимает Германия (140), на втором месте — Россия (120). Армения в этом году представит около 60 фильмов. Нынешний фестиваль пройдет с 13 по 20 июля и будет посвящен 90-летию Сергея Параджанова.
Наш гость — арт-директор кинофестиваля, президент Ар- мянской Ассоциации кинокрити- ков Сусанна АРУТЮНЯН.
— Как собираетесь открывать фестиваль?
— В этом году, параджановском, разумеется, все будет каким-то образом связано с именем великого режиссера. Помимо традиционных конкурсных и внеконкурсных программ, представим несколько программ, посвященных Параджанову. Также планируется показ как фильмов, снятых самим режиссером, так и лент, посвященных жизни и творчеству мастера.
Откроется фестиваль показом фильма “Цвет граната” — надо отметить, картина восстановлена Фондом Мартина Скорсезе, — также планируется немалое количество встреч, приемов, семинаров и круглых столов, имеющих прямое отношение к Параджанову. А в кинотеатре “Москва” состоится открытие фотовыставки друга Параджанова Юрия Гармаша.
Отдельно стоит обратить внимание на программу “Поэтическое украинское кино”, также перекликающуюся с параджановским творчеством. Ведь известно, что Мастер учился у Савченко, считал также своим учителем Довженко, Ильенко, который позже был его оператором. В рамках программы будут показаны картины украинских кинорежиссеров — вышеуказанных и не только. Мы уверены, в свете событий, разворачивающихся сегодня в Украине, такая инициатива более чем оправданна и даже необходима. Более того, многие мировые кинофестивали уже обратились к нам с просьбой предоставить права на проведение подобной программы.
— Помнится, в прошлом году вы высказали мнение, что большинство фильмов конкурсной программы фестиваля отражают особенность армянского народа, его “киновзгляд” на культуру и жизнь десятков стран...
— По большому счету, целью фестиваля изначально являлось создание общего культурного пространства между Арменией и диаспорой. Ведь проблема самоидентификации культуры для любого народа — и мы не исключение — наиболее актуальна на рубеже веков. В силу исторических обстоятельств наш народ был разделен, но культура продолжала создаваться, как тут, так и за рубежом. Корни этой национальной идентичности никуда не исчезли и в той или иной мере дают о себе знать: будь то режиссер, живущий в Бразилии, или его коллега, проживающий в Армении. В этом смысле фестиваль представляет собой уникальную платформу, уникальное, я бы сказала, кинопространство для общения армян-режиссеров из разных стран.
Но это одна сторона медали. Пытаться создавать какое-то искусственное культурное армянское гетто и выделять себя — достаточно неправильно, особенно в двадцать первом веке, в эпоху глобализации культуры. Армянское кино должно быть каким-то образом интегрировано в мировой процесс. И практика нашего фестиваля показала, что создать этот процесс, перенеся его сюда, в неком локальном объеме — не так уж и сложно. И его влияние на развитие армянской киноиндустрии довольно ощутимо.
— Вернемся к фильмам. По какой приоритетной шкале отбирались фильмы?
— Признаться, в последнее время я, как арт-директор фестиваля, лишила себя привилегии высказывать свое подчас радикальное мнение о фильмах. Это незамедлительно влияет на дальнейший отбор, преференции и т.д. Скажу лишь, что фильм-номинант должен соответствовать высокой международной планке. И немалый опыт фестиваля показал, что в наших международных программах присутствует лучшая продукция.
Конкурсные киноленты, как и прежде, будут оцениваться в четырех основных номинациях: “Международное игровое кино”, “Международное документальное кино”, “Международная армянская панорама” и “Кориз” (“Абрикосовая косточка”). Уже не говорю о внеконкурсных — “Ереванские премьеры”, “Ретроспектива” и другие. Разумеется, в рамках ретроспективных показов будут продемонстрированы все картины Параджанова.
— “Золотой абрикос” абсолютно заслуженно может войти в книгу рекордов Гиннесса как фестиваль, умудряющийся ежегодно в течение семи дней представлять огромное количество кинокартин в городе с минимумом действующих кинотеатров. Что ожидается в этом году?
— В этом году нашего полку прибыло: помимо уже известных залов кинотеатров, театров, Парка влюбленных и т.д., фильмы, надеемся, будут демонстрироваться и в кинозале супермаркета “Далма Гарден Мол”.
— А как же Дом кино: ведь предтеча вашего фестиваля — Немецкий фестиваль — стартовал именно там?..
— Увы, там нет необходимых условий для показов. Картины будут демонстрироваться лишь в зале театра им.Маляна.
— Ежегодно открывая и закрывая “Золотой абрикос”, президент фестиваля Арутюн Хачатрян выражает надежду на то, что в следующий раз эти торжественные церемонии пройдут в Доме “Золотого абрикоса”. Есть хоть какие-то подвижки в этом направлении?
— Увы, тут порадоваться нечему — “воз” и ныне там. И очень жаль — ведь за эти годы у нас собралась довольно обширная библиотека, которая может стать гордостью нашего города. Но мы и сейчас не теряем надежды и не жалуемся — дай Бог, и до этого дело дойдет. Дорогу осилит идущий...
— И дойдет до “перекрестка культур и цивилизаций” — именно таков девиз фестиваля, не так ли?..
— Да, и мы стараемся соответствовать изначально выбранной идее и привлекать к участию фильмы из всех уголков мира, картины самых различных культур, направлений, творческих и эстетических подходов.
В этом году будет немало интересного — не хотелось бы сейчас уже раскрывать все скобки, — но мы уже готовимся и к фестивалю в 2015 году, который будет посвящен теме геноцида армян 1915 года. Будут показаны армянские и зарубежные фильмы по этой тематике. Мы очень усердно готовимся к этому фестивалю и собираем фильмы уже в течение нескольких лет. Кроме того, армянским Благотворительным фондом “Пюник” и Фондом развития кино “Золотой абрикос” в этом году был объявлен конкурс на лучшие сценарии игровых и документальных фильмов длительностью 3-6 минут на тему геноцида армян, посвященный столетней годовщине трагических событий.
Возвращаясь к нынешнему фестивалю, отдельно хотелось бы отметить совершенно новую программу “Кино во имя социальных изменений” — серия фильмов, организованная Адамом Михником, Павлом Поторчиным и Ричардом Пенья (куратором программы). Программа инициирована и осуществляется в сотрудничестве с Институтом Адама Мицкевича (Польша) culture.pl, как составная часть программы, нацеленной на развитие культурного обмена со странами Восточного Партнерства. Это коллекция фильмов со всего мира, освещающая истории (как в игровом, так и в документальном кино) людей, по-разному решивших отстаивать свою определенную точку зрения. Решили, зачастую после долгих часов сомнений и борьбы, просто сказать “нет”, не считаясь с затратами, которые, как они знали, повлечет за собой такой ответ. Некоторые из этих историй освещают международные заголовки, другие же — истории о тихом, почти анонимном мужестве.
Вместе они составляют картину, что люди могут сделать, если решат выступить против системы, которая, как они осознали, несправедлива. Надеемся, отобранные фильмы заинтересуют зрителя и, вдохновив его, дадут не только пищу для размышлений, но и, возможно, пересмотра некоторых жизненных позиций.
16 июля в кинотеатре “Наири” состоится показ фильма “Изначально виновный”, после чего ожидаются обсуждения, дебаты и т.д. Организаторы программы очень надеются на диалог, и, думаю, будет очень интересно, тем более что в рамках этих показов участвуют и две армянские кинокартины. 
Ну что же, не будем раскрывать всех секретов XI “Золотого абрикоса” — действительно ожидается очень насыщенная, жаркая июльская неделя, так что встретимся на фестивале!

вторник, 10 июня 2014 г.

“Тетя, не иди дальше, там током бьет!”

         В культурном центре “Еркат” Ереванского камерного театра открылась фотовыставка “Ереван: вчера — сегодня”. Это своеобразное продолжение и подведение итогов прошлогодней выставки “Три грани Еревана”.
“На прошлой выставке, объясняют ее организаторы, были представлены снесенные ереванские дома начиная с 60-х, процесс их сноса и, наконец, то, что появилось на этом месте: несуразные здания, безграмотные вывески, аляповатые названия и т.д. Тогда нам казалось, что все катится в тартарары. Именно поэтому мы позиционировали ту выставку как “позавчера, вчера, сегодня”. Завтра нет. Опасения есть и сейчас, и это видно по нашей афише, где изображен поезд, следующий рейсом “Ереван — ...”
Но! Что изменилось за этот год в нашем городе? Наш гость — один из “виновников” нынешней экспозиции, фотограф Марианна МЕЛИКСЕТЯН.
— Как родилась идея выставки?
— Идея не нова: все началось давно. Печально, что это происходит и поныне на наших глазах — в самом центре любимого города. Разрушается история столицы и на этих руинах строится “новое”. Мы проходим мимо старых домов — они нумеруются, затем разрушаются — и мы не делаем ничего, чтобы остановить этот процесс. Конечно, понятно, город, как живой организм, должен меняться, отстраиваться, но неужели нельзя сопоставить этот процесс с сохранением памятников старины, коими являются старые здания. Ведь нельзя строить светлое будущее, разрушая и не помня прошлого.
— Гости выставки окрестили вашу выставку “Слезы и улыбки”...
— Действительно, наряду с фотографиями исчезающего города представлены и всякого рода несуразицы — вывески, таблички, названия, — которые нет-нет, да и заставят улыбнуться. И, кстати, если подводить итоги года — после прошлогодней выставки, — рядом с нежелательными факторами есть и положительные. Например, вместо “Маштоци шаурма” (стоит заметить, сие появилось именно в год, когда Ереван был избран Всемирной столицей книги) ныне установлена просто вывеска “Шаурма”. Без Маштоца. Мелочь, но приятно. Конечно, не фонтан — если учесть обилие забегаловок в центре города. Лиха беда начала. Главное, хозяин этого заведения исправил допущенную им ошибку, а владельцы, например, “Туманяни шаурма” и не думают в этом направлении. Кстати, что до направлений, у них открылся филиал “Туманяни шаурма” на проспекте Комитаса. Так и написано “Туманян Шаурма. Комитас 50”. Все это вы увидите на нашей выставке.
Или же напротив кинотеатра “Наири” есть фонтанчик, пулпулак, рядом с которым находится люк. Долгое время он был открыт и дети “бесперебойно” проваливались в него. После жалоб в мэрию, общину “Кентрон”, люк наконец закрыли. Можем мы обойти этот факт? Нет, коль скоро пытаемся объективно освещать жизнь города. Нельзя указывать лишь минусы, нужно показывать и плюсы. Поэтому вторая часть нашей экспозиции представляет прошлогодние экспонаты, а под ними новые фото с пометкой “сегодня”.
— Жаль, конечно, что вывеска “Ташир пицца” все так же “украшает” балкон, с которого 96 лет назад Арам Манукян провозгласил декларацию о независимос- ти и основании Армянского государства...
— Кстати, уцелевший фасад здания, где жил и умер Арам Манукян, также представлен в моей экспозиции. Здание в плачевном состоянии... А дом Африкянов? Ведь именно сейчас дом Африкянов пронумерован, фасад прикрыт и, надо полагать, будет разобран, и что дальше, какова его судьба — неизвестно...Совсем скоро старых домов в нашем городе вовсе не останется. Мы гордимся тем, что наш город имеет многовековую историю, и где же доказательства?
В конце концов, мы добьемся того, что нашим внукам будет казаться, что самые старые здания Еревана — это постройки на Северном проспекте. Да, об этом стоит задуматься.
Во время съемок в одном из сохраненных домов я обнаружила, что там живут люди и, что самое ужасное, растут дети. Когда я, выбирая удобный ракурс, углубилась во двор разрушенного дома, маленькая девочка окликнула меня: “Не иди дальше, там током бьет!” Вдумайтесь, эти дети — наше будущее, и в каких условиях растет и воспитывается поколение, которое станет нашим завтра?! Да, не все, но есть определенный процент молодежи, который вынужден расти на этих руинах. Конечно, с одной стороны, было бы правильнее сохранить старинные ереванские дома, с другой — я категорически против, чтобы дети росли в таких условиях. Так почему же городские власти не могут состыковать, привести к общему знаменателю и, наконец, решить эти два жизненно важных и абсолютно обоснованных вопроса? Для чего же мы их тогда выбираем, доверяем как свое будущее, так и судьбу города? У меня на этот вопрос пока нет ответа...
— Как часто вы собираетесь проводить такие акции, как “Ереван: вчера — сегодня”?
— Боюсь даже представить, что наступит время, когда необходимость в таких мероприятиях отпадет. Ведь Ереван — живой организм, он дышит, радуется, умывается, даже “чистит зубы”, так как же может пропасть необходимость в прослушивании его пульса? Мы не должны бояться ничего, равнодушно отмахиваясь фразой “моя хата с краю”. Именно этому посвящена завтрашняя выставка — не осуждать, критиковать, огульно хая и поливая грязью, а пытаться сообща решать насущные проблемы нашего города, фиксируя происходящее: как плюсы, так и минусы.
— Вы довольно часто удивляете ереванцев своими новыми фотоциклами. Многие помнят замечательный фотопроект “Моя улыбка в твоих руках”, где вы привлекли внимание к проблемам людей с ограниченными возможностями. Что планируете в будущем? 
— Должна сказать, что всегда пытаюсь с помощью фотографии выразить то, что беспокоит меня или радует. Да, были и еще будут проекты, посвященные проблемам людей с ограниченными возможностями, и я рада, если смогла привлечь внимание общественности к их проблемам. Каждый из нас должен на своем месте стараться высказывать свою гражданскую позицию. Надо говорить о проблемах, надо задавать вопросы, и мы обязательно получим на них ответы. Я верю в это — верю в лучшее!

четверг, 5 июня 2014 г.

Театр без определенного места жительства

       В ереванском ТЮЗе состоялась премьера спектакля “Священный козел” Государственного театра пантомимы. Увы, уже стало привычным, что этот театр представляет свои работы на чужих сценах. Привычным как для зрителей, так и для представителей культурного ведомства, занятых, разумеется, делами куда более важными. “Наш театр пантомимы, основанный в 1974 году, является единственным Государственным армянским театром, который со дня своего основания никогда не имел собственного здания. В Ереване нет такого театра, на сцене которого мы бы не сыграли”, — так началась наша беседа с худруком театра пантомимы, заслуженным деятелем искусств Жирайром ДАДАСЯНОМ.
— Два года назад нам пообещали предоставить, построить новое помещение на Северном проспекте в центре Ереване. Несмотря на то что обещанного, как известно, три года ждут, ничего пока не сдвинулось с мертвой точки... Но мы, как и прежде, работаем, создаем новые спектакли, однако долго так продолжаться не может. В конце концов, у нас тоже есть чувство собственного достоинства, и мириться с тем, что к твоей работе относятся, мягко говоря, наплевательски, уже невмоготу. Тем более когда мне как старшему приходится за все происходящее держать ответ перед молодыми, смотреть им в глаза... Если все будет так продолжаться, я буду вынужден отказаться от занимаемой позиции. “В миру” я заместитель председателя национальной комиссии по телевидению и радиовещанию — ну и что, останусь чиновником. Лучше быть чиновником “с крышей над головой”, чем руководить Государственным театром “на птичьих правах”.
— Ну а какова мотивация — почему проект заглох?
— Да он как бы и не заглох, но в то же время будущее очень мутное. Дело в том, что здание, которое должны были построить на Северном проспекте для нашего театра, перекрывало окна и балконы близлежащего дома. Жителям, естественно, это дело не понравилось. В итоге проект временно заморозили. Теперь рассматривается возможность построения здания в другой точке проспекта...
— Какова позиция Минкульта на этот счет?
— Никакая. Несмотря на то что пантомима из исполнительских искусств является одним из самых “конвертируемых”, и то, что нас периодически приглашают на гастроли в другие страны, где мы, увы, любимы и признаны куда больше, чем у себя дома, несмотря на награды и мастер-классы, которые нас просят проводить, Минкульт считает, что мы не заслуживаем более серьезного отношения.
Если б не Нарек Саркисян — автор проекта Северного проспекта — и его вполне обоснованное желание окультурить проспект, предоставив нам помещение, проект бы вообще давно закрыли. Кому мы нужны кроме себя самих и наших зрителей?..
— Думается, и премьерный спектакль имеет не самое отдаленное отношение к происходящему, учитывая хотя бы название?..
— И да, и нет. Перед началом работы над новым спектаклем я непременно “обнуляю счетчики”, причем как в творческом плане, так и в житейском. Но, конечно, что-то да и “проскальзывает”. Идея спектакля принадлежит моей супруге Анне Ширинян и заключается в том, чтобы, пройдя сквозь века, на примере отдельно взятой общинной группы показать то, что гложет нас сегодня, что как бы и далеко, и в то же время очень близко нам.
С творческой точки зрения мне очень повезло, что мы сошлись в едином порыве с композитором Ваче Шарафяном и художником-дизайнером Шамиром Шаиряном. Изначально задумывалась комическая форма спектакля: ну, по большому, идея стара как мир — в каждом обществе есть некий “священный козел”, отношение к которому меняется в зависимости от происходящего, новых и старых приоритетов, что неизменно приводит к хаосу и т.д. Потом, когда мы стали думать о декорации, о музыке, стали вырисовываться некие иные факторы, которые поступательно тянули спектакль в сторону серьезности и в целом более философского подхода. Шамир умудрился найти самую оптимальную и интересную “картинку” — ведь изначально у нас подразумевался позорный столб на сцене, вокруг которого будет разворачиваться действо. Но в итоге мы остановились на палках, сложенных в форме некого шалаша, затем конструкция трансформируется в древо жизни, затем снова меняется, что дает возможность актерам как бы шагать по воздуху на ходулях. И в заключение, из этих же палок собирается корабль, на котором актеры плывут... в никуда.
Что касается музыки, тот тут вообще отдельная тема — я изначально хотел, чтобы музыка присутствовала не как нечто второстепенное, а существовала даже автономно, звуча не в унисон “картинке”, но гармонично дополняя ее. Ваче написал музыку, наложив ее как бы поверх изображения, акцентируя каждый жест, каждый нюанс происходящего действа. Получилось, на мой взгляд, очень точно. Ну об остальном — судить зрителю...
— Ваше прошлое интервью нашей газете называлось “Дайте нам здание, и мы выйдем на улицу!” Со зданием вроде разобрались, а как же улица?..
— Я так понимаю, вы имеете в виду предстоящий IV фестиваль пантомимы им. Енгибарова в Цахкадзоре. В этом году зрителей ждет очень интересная программа. Помимо показа спектаклей, их ожидают также мастер-классы, не останутся без внимания и маленькие зрители. Для участия в фестивале заявки уже представили театральные труппы из Испании, Франции, Италии, Германии и других стран. Также ожидается участие артистов из Ирана и знаменитого японского актера Макото Иноуе, чье выступление на предыдущем фестивале (2012 г. — Прим. авт.) получило восторженные отклики среди зрителей.
— Каков бюджет фестиваля?
— Вот в этом у нас “завидное” постоянство — 8 млн. драмов. Увы, эта сумма чрезвычайно мала для подобного масштабного мероприятия и не позволяет нам проводить его с тем размахом, с которым хотелось бы. Ведь не столичный, а региональный фестиваль, нацеленный в первую очередь на развитие культурного поля на периферии. В итоге приходится искать — и порой, к счастью — поддержку “на стороне” — спасибо нашим спонсорам.
Но одно неприятно, что к другим фестивалям у Минкульта совершенно иное отношение: тоже стабильное, но в разы “теплее”...

 Рубен Пашинян, "Новое время"