Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

вторник, 25 мая 2010 г.

Карен ДЖАНГИРЯН: “Ремонт театра надо начинать с фундамента!”

Сегодня из театра им. Сундукяна уходят актеры, ощущается острая нехватка молодых кадров. Молчать, тем самым подписываясь под общей виной, довольно легко, а пытаться исправить... Каков же выход из сложившейся ситуации? Мой собеседник — известный артист театра и кино, заслуженный артист Армении Карен ДЖАНГИРЯН.

— В театре сегодня работают несколько режиссеров — Армен Элбакян, Ваан Бадалян, Армен Мазманян. Министром культуры (на словах) было объявлено, что худруком театра станет тот режиссер, чей спектакль окажется лучшим. Я считаю это решение в корне неверным и недальновидным. Ведь многие спектакли, которые сегодня принимаются на ура, в действительности слабы, если не сказать большего — это полный регресс по сравнению с тем же “болотом Шахвердяна”. Эти постановки деформируют вкус зрителя. Не говорю уже о школьниках, которых систематически тягают на эти спектакли. И что же дальше? Какого капитана нам ждать у штурвала — реформатора или деформатора? Если что-то менять, то начинать надо с фундамента. Но не “до основанья, а затем...”, а с основания, и чем можно скорее!

— Что вы конкретно предлагаете?

— Я знаю, что сам могу попасть в ту заваруху, которую сейчас предложу, но “Платон мне друг, но истина дороже”. Во-первых, необходимо серьезным образом заняться театральным институтом. Нет своих преподавателей? Приглашайте извне! Во-вторых, надо пригласить на позицию худрука театра (а уже, увы, и театров) людей извне, чтобы они не были с кем-либо повязаны кумовством и панибратством.
Далее ввести обязательную контрактную систему во всех театрах, проведя жесткий, но, как говорится, справедливый отбор. А самое главное — надо ликвидировать в конце концов всякие худсоветы, а вместо них создать независимую систему “цензуры”, то есть структуру, которая будет ответственна за культурный уровень! А это...

— На сегодняшний день практически невозможно.

— Да, но почему? Все намного проще, чем кажется. Уверяю вас, в нашей стране за несколько часов усилиями трех-четырех толковых людей можно все вернуть на круги своя. Было бы желание!

— А какой, по-вашему, должна быть идеальная система управления культурой?

— Прежде всего, культурой в стране должен руководить человек с культурным гуманитарным образованием. Очень хорошо по этому поводу высказался когда-то Михаил Швыдкой — я боюсь не министра культуры, а культуры этого министра! Я ничего не имею против личности министра, но, ради бога, оставьте наконец искусство в покое!

— Вы один из немногих армянских актеров, которых не встретишь в сериалах...

— Это не совсем так. Я недавно снялся в одном сериале, в котором, слава богу, очень скоро (по сюжету) умер. Да и согласился-то я только потому, что роль была не бандитская: интеллигентный магнат, умирающий от рака, его последние дни, в которые он улаживает свои дела: наследство, завещание... Роль показалась интересной — сыграл.
В то же время для некоторых актеров глухой уход в сериалы оказался судьбоносным — сериальные маски буквально прилипли к их лицам, и они потеряли всякую возможность нормально играть на сцене. Я даже термин новый придумал для них: не “дерасаны”, а “текстасаны”. Увы, очень страшно смотреть и на свирепые рожи криминальных ублюдков, и на бедных армянских актеров, пытающихся изображать крутых миллионеров... Ужели это наша нация?

— Возможно, вопрос не совсем корректный с коллегиальной точки зрения, но все же как очистить телеэфир от всякого рода недоброкачественных явлений?

— Кто сегодня создает телевизионные каналы? На мой взгляд, очень часто воры и жулики. Они очень живо поняли, что для удержания рейтинга на плаву необходимо показывать побольше всевозможной мерзости и ни в коем случае ничего интеллектуального. Народ будет смотреть эту ересь и скатываться вниз, а рейтинг, равно как и стоимость за рекламу — ползти вверх.

— То есть наш шоу-бизнес...

— Нельзя так нарочито навязывать свой, далеко не идеальный, вкус всей аудитории. Вы только посмотрите, сколько рекламы идет, сколько денег на это тратится...
Вообще, я чем дальше, тем больше уверяюсь в том, что армяне комедию играть не умеют. У нас почему-то принято считать, что комедия — это обезьянничание (“маймунутюн”). Мы слушаем глазами. Нам надо, чтобы кто-то бегал, кто-то прыгал, кто-то падал, кто-то хрюкал...

— Что в нашем театре осталось неизменным?

— Фанатическая преданность некоторых актеров! Тех, кто все еще служит не за чины, а для отчизны. Тем более почетные звания сегодня выдаются кому угодно. Шантаж, вымаливание, подкуп... Многие даже не скрывают имен своих благодетелей, “дары приносящих”... Я вообще удивляюсь, зачем тогда страну указывать? Не проще ли так: заслуженный артист и дальше — имя и фамилия патрона. Можно прозвище.

— Но вас тоже недавно “сосчитали”?

— С четвертого раза — с советского времени еще “считали”! Такое тоже бывает...

среда, 19 мая 2010 г.

Карине ХОДИКЯН: О бедном герое замолвите слово...

В арт-клубе "Еркат" состоялась очередная встреча деятелей искусства. В эпицентре внимания на сей раз оказался "Герой нашего времени: в кино, театре и на телевидении", в качестве экспертов выступили театральный критик Левон Мутафян и драматург Карине Ходикян. Мнений и "образов" прозвучала уйма – как конструктивных, так и...

"А имеет ли смысл, вообще, искать ответ на этот вопрос – с нашей-то деформированной системой ценностей? – спросил я Карине ХОДИКЯН. – И что мешает хоть как-то изменить ее?"

– Сегодня надо эти ценности не изменять, а пробуждать – в каждом из нас, я искренне надеюсь, они только дремлют. Лишь когда человек перестанет наплевательски относиться к своей жизни и начнет ценить каждый ее миг, изменится и система ценностей как в культуре, так и в любой иной сфере. А для этого необходима культурная революция, и не где-нибудь, а в умах людей! Сегодня в стране, где проживают 3 млн людей, не наберется даже 10% homo sapiens с неискаженной системой ценностей. Именно на этих процентах и лежит очень важная миссия – претворить в жизнь новую культурную революцию. Только после этого шестеренки разболтанного механизма вернутся на круги своя и машина вновь заработает как следует.
Однако, как не крути, если у «рулевого» – главная ценность в жизни «турник», то нет ничего удивительного в том, что планка во всех сферах – начиная от экономической, заканчивая культурной – будет ограничиваться заданной этим «турником» высотой. В результате, практически во всех сферах – тормоз и безнадега.
Поверьте, я не настолько наивна, чтобы верить в доброго начальника. Добрых, увы, не бывает, зато умные случаются. Вот в это стоит верить. И – почему бы нет? – способствовать...

– И как же?

– Об этом можно говорить очень долго, и у каждого, как в случае с "героем нашего времени", будет свое непоколебимое мнение. Поэтому результативнее будет двигаться методом исключения.

Начнем с вас?..

– Пожалуйста. Одно я могу сказать абсолютно точно – в кровавых бунтах спасения нет!

– А в законодательной инициативе насчет школ с преподаванием на иностранных языках?

– Вот об этом как раз стоило бы поговорить подольше или же вовсе не обращаться к этой теме! К сожалению, победоносный путь, на который мы вступили в 1988-м, сейчас сопровождается сплошными утратами. Причем, сдаются исключительно стратегические позиции - сначала относительно Арцаха, а теперь - в вопросе родного языка. И все это, к сожалению, звенья логической цепочки. Люди, некогда "насмерть стоявшие" за каждую пядь арцахской земли, сегодня с многострадальным видом говорят о "футбольной политике". Неужели еще не наигрались?

– А как вы считаете, есть ли у нашей страны четкая культурная политика?

– Если считать, что культурная политика – это культурные программы, то есть. Иначе просто бы не действовали наши очаги культуры. А если взять глубже, то... Минкульт должен не направлять процессы, а ясно представлять тенденции развития и перспективы в искусстве и осуществлять госполитику их защиты и поддержки.

– Многие любят разглагольствовать о культурном декадансе, вспоминать доброе советское время... Однако, как дело доходит до конкретных действий или хотя бы до того, чтоб высказать свое мнение вслух, и не только друзьям, интеллигенция исчезает в кустах...

– Давайте сначала уточним, что мы понимаем под словом "интеллигенция". У нас почему-то принято считать интеллигентами представителей искусства. Действительно, в Армении немало людей творческих и вообще живущих за счет данного Богом таланта. Однако лишь когда ко всему этому прибавляется гражданское чувство, получается настоящий интеллигент. Художник, который рисовал до 1 марта и после этого, ну, может, чуточку поплакал, не обязательно интеллигент. А вы представляете, если б на следующее утро все столичные художники, музыканты, артисты – словом, те, кого мы называем творческой интеллигенцией, вышли бы, взявшись за руки, на улицы города и самым выразили бы свое возмущение произошедшим!

...Сегодня жизнью недовольны практически все – от шоферов до профессоров. И это недовольство стало проявляться даже во властных газетах. Но никакого толку. Почему? Да потому что многие живут неким мифическим ожиданием, что якобы лет через 50 все изменится. Но если не начать действовать сейчас, то ничего не изменится и через 150 лет!
Так нет – мы предпочитаем бездействовать и обвинять в этом всех, кроме себя.

– Что же произошло с нами?

– Не с нами – со страной. Сплошь и рядом – хозяева жизни, а страна сама бесхозна.
Как может человек, любящий свой город, сотворить с ним такое? Активно разрушается инфраструктура города, "упаковываются" в стильные железобетонные коробки архитектурные ансамбли, парки и сады насильственно заселяются кафешками и мини-супермаркетами.

И мы не молчим – хуже: мы бездействуем! Конформизм убил дух Еревана. Сегодня говорят, свобода породила вседозволенность. Да как же? Ведь мы же ходили на митинги, оставляя двери открытыми, но никто в наши дома не заходил. Не та ли это была свобода? Не те ли это были ереванцы? И те ли это ереванцы сегодня, ворующие куски бронзы с памятников?

– Герой нашего времени – Ереван. И на кого ж надеяться герою?

– Город должен жить сердцем и мыслями. Сегодня же Ереван живет желудком и другими... нижестоящими органами.
Надежда исключительно на молодежь – на передовую молодежь. Не знаю, удастся ли этим молодым людям остановить очередное черное дело и в неравной борьбе с муниципальной машиной отвоевать Студенческий сквер?.. Тем не менее наша надежда и наше счастье в том, что эта молодежь есть и она не бездействует. И ради этого городу стоит жить!

пятница, 14 мая 2010 г.

Карен Балаян: «Айас» - мечты и явь

В ознаменование 25-летия Клуба морских исследований «Айас» с 14 по 16 Мая в Ереване проходит международная научная конференция «Культура моря – культура человечества в диалоге цивилизаций». Организаторы вместе с учеными нескольких академических институтов Армении представят широкий спектр морской тематики, начиная с истории киликийского государства и заканчивая современными методами проведения исследований загрязненных водоемов. «Что подвигло вас на проведение этой конференции?» – первый вопрос президенту Клуба «Айас», капитану парусника «Киликия» Карену Балаяну.

- За четверть века айасовцами был пройден довольно серьезный путь, как по морям и океанам, так и в области науки. Во всяком случае, мы старались, чтобы направленность наших исследований была научно подкреплена. И продолжая добрую традицию плодотворного сотрудничества с учеными, мы решили провести научную конференцию. Нас поддержали академические институты – истории, востоковедения НАН РА, – а также Госуниверситет и отдельные ученые. К нашей радости выяснилось, что у всех есть материал, который они хотели бы представить в рамках конференции. Более того, докладов так много и они настолько интересны, что мы решили проводить подобные конференции и в будущем.


- Участие государства в мероприятии ограничилось… вузами?


- На протяжении нескольких месяцев мы обивали пороги, обращались во все подходящие министерства, но безуспешно. Страна переживает кризис, и мы понимаем отсутствие рвения со стороны властей. Наверное, если б мы начали обход раньше, к примеру, за год до старта конференции, то товарищей сверху удалось бы хоть как-то растормошить. Но в данном случае – это гиблый номер.

Соответственно, мы, как и прежде, «выплываем» за счет друзей, знакомых… С нами сотрудничает институт востоковедения, в институте истории бесплатно отпечатали тезисы …


- То есть вопросы всё так же решаются коммунарно?

- А как же! Как говорил Роберт Шуман, без энтузиазма не создается ничего настоящего. Так что конференция состоится при любой погоде!


- В рамках конференции вы лично представите доклад об экспедиции айасовцев в Карибском море по следам армянского судна “Кедах Мерчант” (“Кедахский Купец”)...


- Как известно, судно армянских торговцев "Кедахский купец" в XVII веке было захвачено и разграблено английским пиратом Кидом в Карибском море. Туда мы и отправились. Однако на месте выяснилось, что за несколько месяцев до нашего прибытия местные рыбаки случайно обнаружили часть останков "Кедахского купца". Приглашенные ими ученые из университета Индианы (США) подтвердили, что это армянское торговое судно, похищенное Кидом. От корабля, пролежавшего под водой более 300 лет, сохранились некоторые части, и теперь у нас есть богатый фото- и видеоматериал о "Кедахском купце", на основе которого можно организовать интересную выставку и даже снять фильм. Кстати, параллельно с нами фильм о "Кедахском купце" снимала и компания National Geographic. Мы же предложили местным властям открыть музей истории "Кедахского купца". И каковы же были наше удивление и радость, когда спустя год и три месяца после нашего возвращения в Армению, музей распахнул свои двери перед первыми посетителями.


- А есть новости на предмет музея для «Киликии»?


- "Карфаген должен быть разрушен!", - начинал и заканчивал каждую свою речь сенатор Марк Порций Катон. Вот и мы во всех наших мероприятиях ставим во главу угла вопрос постройки музея. Он должен быть и будет построен! В отличии от римского сенатора мы предлагаем не разрушать, а созидать. И очень надеемся, что сможем наконец сфокусировать внимание на этом весьма важном вопросе. В конце концов "Киликия" далеко не единственный и главный экспонат музея. Есть много и других ценных материалов – археологических, картографических, исторических, фото- и видеоматериалов… При музее может действовать мастерская, где мы будем конструировать традиционные армянские плавсредства по восстановленным нами же чертежам.

Если же вопрос не будет решен на государственном уровне, то мы надеемся, что, как и во время постройки корабля, всё же найдутся люди, которым окажется по плечу эта благородная ноша. Ведь должен же кто-то продолжить мечту, которую мы некогда превратили в реальность и ради которой отдали свои жизни некоторые члены клуба "Айас".

четверг, 13 мая 2010 г.

Карен ГЕВОРКЯН: “Народ имеет ту культуру, которую заслуживает!”

“Мне довольно сложно говорить сегодня об армянском кино, о национальной культуре, да и вообще об Армении... Бессмысленно как-либо оценивать культурное пространство, в котором не желаешь более себя видеть”, — вот с такой минорной ноты началась моя беседа с известным режиссером, оператором и продюсером Кареном ГЕВОРКЯНОМ.


— А может, не все так трагично? Может, наоборот — где-то и закономерно?

— Закономерность есть во всем, хотим мы того или нет. К примеру, в 20-е годы в Армению извне привлекались различные деятели культуры. Люди-институты! Они-то и воссоздали культурное общество из разрозненной, сбитой с толку войнами и погромами нации. Каждый из них стал одним из столпов той культуры, которой мы гордимся до сих пор и которая варварски разрушается на наших глазах. Вы думаете, сегодня нет таких людей-институтов? Ерунда, такие люди есть всегда — просто они сегодня не нужны! Ведь за карточным столом необходимы игроки, а не творцы. Если сегодня и предъявлять какие-то серьезные претензии, то лишь к элите — то есть к образованной части общества. Как же это так получается, что мы все прекрасно понимаем, но ничего не делаем? Подписываться под общей виной довольно легко, а пытаться что-то исправить — почти утопично. В результате — закономерность: народ имеет ту культуру, которую заслуживает.
Далее. В прошлом году я снял двухсерийный документальный фильм “Геноцид без комментариев”, который, как выяснилось, оказался никому не нужен — ни в диаспоре, ни здесь. Я столкнулся с вопиющим отношением к этому предмету. Более того, нашлись даже люди, которые попытались мне втолковать, что я залез в их “бостан”. Одна лишь “похвала” от директора Музея геноцида чего стоит — он официально пообещал вскорости расправиться с нашим фильмом. В вину мне вменяется попытка рассорить армян с дружественными немцами. Теми, чьи предки в начале прошлого века не менее дружно истребляли наших. И это тоже закономерно?..

— Стало быть, состояние национальной культуры...
— Я не могу оценивать это состояние, потому что не присутствую физически во всех фрагментах этой культуры... Тем не менее я, как и многие, смотрю время от времени телевизор. И считаю руководителей каналов, которые плодят этот сериально-криминальный обезьянник, настоящими преступниками. Врагами народа, если хотите! Это же работа на деморализацию людей, на разложение общества. Ведь если бандиты и жулье сегодня — герои жизни, то это уже конец. Опомнитесь, не про то наша жизнь. Это же какая-то патология — люди зомбированы развлекаловкой! Перед телеканалами поставлена четкая и ясная задача — развлекать и тем самым отвлекать людей от истинного положения вещей в стране. Чушь! Человека нельзя отвлечь от урчания в его желудке. Телекартинками нельзя увести человека куда-то — его можно лишь испортить. Можно превратить в циника, в урода — в кого угодно, но только не в порядочного и нормального человека. Я лично воспринимаю все это как настоящую диверсию!

— Но ведь кино в силах перебить эту “развлекательную” зависимость, перенеся человека в иное интеллектуальное пространство...

— А где вы видели кино? Сегодня сплошь и рядом снимаются “интеллектуальные” фильмы, которые понимают лишь сами создатели да их ближайший круг друзей. Ну и еще этот “пиф-паф”, сериалы и прочая ересь. А кино — настоящее кино — должно быть где-то посередине,.. но его, увы, там нет.
Кино — это Шукшин, которого не стало, кино — это Грант Матевосян и та эпоха, которая, увы, не повторится. Кино — это про жизнь! Кино — это история человека. А когда вы у нас в последний раз смотрели фильм о стране или о людях!

— Так почему же вы предпочитаете молчать?
— Я не хочу говорить о кино — я продолжаю (несмотря ни на что) его снимать. И предпочитаю быть вдалеке от тех “проблем”, которые наши горе-деятели кино сами создают (себе же на голову), поклоняются им и не гнушаются даже “инкриминировать” окружающим. А проблем-то на самом деле и нет — есть бескультурье и отсутствие профессионализма. Равно как и нет поставленной задачи, а есть лишь тупое желание быстро и много зарабатывать. Зарабатывайте, ребята, — и что?..
А вот вы возьмите и снимите кино о стране, о людях — увидите, как люди побегут его смотреть. Но ведь это надо уметь делать! А для этого в свою очередь надо уметь любить этих людей. А это порой куда труднее, чем... снимать кино.

среда, 12 мая 2010 г.

Советские фильмы в кинотеатре «Москва»

С 14 по 17 мая в кинотеатре «Москва» пройдет фестиваль классических советских фильмов на тему Великой отечественной войны.

Всего на фестивале будет представлено семь известных картин советских режиссеров: «Летят журавли» Михаила Калатозова, «Аты-баты, шли солдаты» Леонида Быкова, «Подснежники и эдельвейсы» Левона Григоряна, «Смерти нет, ребята!» Булата Мансурова, «Отец солдата» Резо Чхеидзе, «Я родом из детства» Виктор Турова и «Песнь о Маншук» Мажита Бегалина.

Все картины отмечены международными наградами и были чрезвычайно популярны в советской стране.

В частности, «Летят журавли» - лауреат «Золотой пальмовой ветви» Каннского фестиваля (1958 год), «Аты-баты, шли солдаты» - лидер советского проката и главный призер международного фестиваля в Быстрице в Чехословакии (1977 год), «Отец солдата» - лауреат премии «Капитолийский Юпитер» в Риме (1966 год). Хочется надеяться, что сегодняшний зритель отдаст должное классике минувших дней.

Комиксы слетаются в Ереван

«Почти два десятка армяснких и иностранных «комиксеров» примут участие во втором международном фестивале комиксов, который пройдет с 14 по 16 мая в Ереване», - сообщил член жюри Высшей Школы комиксов в Ангулеме, французский журналист Лоран Меликян.

Среди участников фестиваля он назвал таких китов международного масштаба, как автор серии комиксов W.I.T.C.H, созданной для итальянского Диснея, всемирный посол комиксов Барбара Канепа, мастер серий юношеских комиксов Гийом Бианко, автор комиксов о Геноциде армян Паоло Коси, создатель серии о боксере Мишеле Папазяне – Никола Браше и организатор петербургского фестиваля комиксов «Бум-фест» ДмитрийnЯковлев.

«Я не ожидал, что комиксы в Армении вызовут такой интерес... Я много путешествую по и вижу большой интерес к жанру комиксов. Однако когда я впервые прибыл в Армению, увы, особого интереса не заметил. Но после моей встречи в Ангулеме с автором комиксов Тиграном Мангасаряном появилась идея создания фестиваля», - сказал Меликян на пресс-конференции в международном пресс-центре «Новости».

В 2007 году во французском городе Ангулеме был создан Союз Развития Комиксов в Армении во главе с Тиграном Мангасаряном и группой «3 дзук», автором серии комиксов «Пентагон» и «Тишина».

Говоря о комиксах как о виде искусства, член Союза Развития комиксов Армении и один из организаторов фестиваля Агата Бадалян отметила, что жанр комиксов представляет собой двойное искусство.

«В первую очередь нужно иметь хорошего сценариста. Необязательно одновременно уметь писать сценарий и хорошо рисовать. Самым главным является сотрудничество сценариста и художника», - сказала Канепа.

В качестве примера посол назвала всемирно известного автора комиксов Марию Сатрап, автора серии комиксов «Персеполис», добившейся известности благодаря блестящим сценариям.

Первый международный фестиваль комиксов, организованный Союзом развития комиксов Армении, прошел в Ереване в 2008 году. На фестивале приняли участие известные авторы комиксов, в частности, Шарль Берберян, Франк Маржерин, Фарид Буджелал, Флоранс Сестак, Жан-Клод Дени, Филип Каракасян и Жеральд Горидж.

Нур... и не только




Армана Давтяна стали называть Нуром после того, как он в четырехлетнем возрасте сыграл роль граната. Это свершившийся факт и… не только. А интересно, что означает «НУР» для самого Армана? Какой смысл вкладывает он сам в это не совсем обычное, но уже ставшее известным мировым брендом прозвище? Или, возможно, имеет смысл раскрыть это имя как аббревиатуру — тремя словами… и не только?
Об этом (да и не только!) поведает он сам, гость — художник, ювелир, дизайнер Арман Давтян (Нур).
— Если честно, я долго сопротивлялся этому прозвищу. Но потом, решив, раз люди в этом видят какой-то смысл, тихо смирился и сдался. И вообще, награждать Нура эпитетами должен не Арман Давтян, а скорее всего его друзья. Что они, кстати говоря, и делают: например, Шушан Петросян называет меня Нрнаком, вкладывая в это дело, как вы понимаете, несколько иной смысл, Эдуард Аянян (редактор журнала «RBA») называет меня почему-то персиком и т.д.
Ну, шутки, конечно, шутками, но «Нур» как бы невольно стал для меня символом жизни, но… не как фрукт. Скажу больше — этот фрукт для меня вне гастрономических интересов.
Единственную аналогию, которую можно провести между мной и гранатом, это, наверное, идентичность количества зернышек, коих, как известно, 365 и моих рабочих дней в году. Я получаю огромное удовольствие от своей работы. Я «наркоман» своей работы — работаю по 18 часов в день.
Иначе говоря, Нуру плохо, когда он не работает!
— Три высших образования: факультет «Художественная обработка металла» Института прикладного искусства, Института гемологии в Москве и Колледж искусств в США (Майами).
Но есть и четвертое, не маловажное, наверное, образование — актерская студия Камерного театра. Многие помнят оригинальные актерские этюды очень живого, самобытного актера — Армана Давтяна.
Что дал актер Арман Давтян дизайнеру-ювелиру Нуру?
— Есть искусствоведы, которые абсолютно не умеют общаться. И им это, как искусствоведам, не мешает, так как, являясь профессионалами в своих областях, работу свою они исполняют от этого не хуже.
Для меня же умение общаться — это очень важная и незаменимая составляющая моего творчества. В моем деле очень важно уметь входить с людьми в контакт и получать ту необходимую информацию, которая затем будет использована в изготовляемом для этого человека изделии. Это обязательное условие: я должен пообщаться с человеком, понять его внутренний мир, его слабые и сильные стороны и т.д.
Вот именно умению легко и непринужденно общаться я научился в Камерном театре. Это именно то мастерство, которое студиец театра Арман Давтян передал Нуру.
— В 1994 году Нур основывает свою собственную арт-студию «Нур дизайн», которая функционирует и поныне. А интересно, какими умениями или свойствами должен обладать тот, кто изъявит желание обучаться в арт-студии «Нур дизайн»?.. и, вообще, решивший посвятить себя этой профессии?
— Желанием. Большим желанием учиться! Конечно, было бы неплохо, если б он умел также рисовать. Однако даже профессиональное владение карандашом не перевесит отсутствия рвения, желания и веры в себя. Я уверен и не перестану утверждать, что, если человек чего-то очень хочет, то он обязательно этого добьется.
Другое дело, что многие воспринимают обучение у меня «путевкой в легкую жизнь». Увы, это не так. Обучение у меня не является гарантией последующего высокого заработка. Лишь немногие, пройдя тут обучение и найдя свой собственный стиль, своё лицо, пробиваются и становятся признанными мастерами в этой области. Всё зависит от самого человека — я лишь могу дать ему то, что знаю, что умею… Я изначально пытаюсь развить в нем креативное мышление, выявить его индивидуальность, его почерк и не дать ему раствориться в весьма естественном и неизбежном подчас желании перенять почерк учителя.
К несчастью, это не всегда удается. Из 57-и учеников моей студии только двух-трех людей я могу назвать действительно мастерами. Буквально недавно отбыл на учебу в Великобританию один из моих учеников — Саркис Мнацаканян. Так вот поначалу его даже не хотели принимать в университет на том основании, что… не нашли нужным ему там учиться, взамен предложив ему преподавать там и проводить мастер-классы.
Это прекрасно, и я очень горд за своих учеников. Единственное моё желание, чтобы все они работали и творили на благо нашей страны, а не были бы разбросаны по миру. 
— Кстати о мире. Ты сделал 20 золотых брошек, усыпанных изумрудами, бриллиантами, сапфирами для Мадлен Олбрайт, "дагдаган" — для Андреа Агасси, большое колье с 1700 маленькими камешками в честь 1700-летия принятия христианства в Армении — для Шер, и практически у всех мировых знаменитостей есть украшения, подписанные «Нур».
А кто из армян: политиков, отечественных представители искусства и, вообще, людей известных (кроме «Мисс Армения» и «Мисс Закавказье», конечно) носит твои украшения?
— Я бы не хотел раскрывать тех имён, кои не были ранее указаны — причем, самими хозяевами украшений. Уверен, для них это является чем-то своим, чем-то особенным, и не верно будет с моей стороны вмешиваться в их личную жизнь.
Могу лишь сказать, что очень горд, так как мои работы есть в коллекциях Майи Плисецкой и Элла Джероу. Это люди, которых я обожаю и которые с детства являются моими кумирами.
Мне также очень приятно, что украшения от Нура носят Татевик Оганесян, Нино Катамадзе, Шушан Петросян, Авет Барсегян, Тигран Петросян, Асмик Карапетян и многие другие. Мои украшения есть у тех, кто действительно достоин называться певцом, певицей, автором, актером и т.д. — у настоящих, живых представителей искусства, а не работающих в буквальном и переносном смысле «под фанеру». Одном словом, мои украшения есть у тех, кто не врет: у настоящих звезд и настоящих друзей!
— 26 ноября 2007 года в ресторане «Ноев Ковчег» легендарный коньяк АрАрАт устраивает закрытый ужин по случаю приезда топ-менеджмента компании Pernod Ricard. Представлены 12 оригинальных костюмов от Нура, состоящих из платьев, головных уборов и, конечно же, украшений, а само дефиле проходит под восхитительное вокальное сопровождение известной армянской оперной певицы Асмик Торосян. Расскажи о своих последних показах? 
— Это был уже третий по счету показ. Самый первый показ моей коллекции «Арарата» состоялся в начале октября на «Russian Fashion Week». Если честно, я ни на что не надеялся, а лишь был рад представить свои работы на этом высоком подиуме. Однако, к моему великому удивлению, коллекция не только стала «Лучшей коллекцией года», но и победила в том году почти во всех номинациях. Это было не просто удивление — скорее, это был шок!
Также хотел бы отметить участие в показе выдающейся, на мой взгляд, певицы Асмик Торосян. Было решено музыкальным оформлением для показа коллекции избрать «живой» вокал. На протяжении всего показа (т. е. полчаса без малого) певица должна была находиться на заднем плане и исполнять произведения Комитаса. Будучи одетой как модели на подиуме, она ничем не давала собравшимся повода думать, что является не моделью, а певицей. И лишь когда в самом конце показа, она, продолжая петь, сама вышла вперед… зал оцепенел! Никто и подумать не мог, что на протяжении последних тридцати минут для них звучала не запись, а живое исполнение певицы с таким редким, мощным голосом!
Кстати говоря, мощь своего голоса Асмик доказала, во время следующего показа, который состоялся на ВДНХ под открытым небом, возле фонтанов Дружбы Народов. В самый последний момент перед выступлением отказала звуковая аппаратура, и Асмик пришлось ходить между собравшимися людьми и петь — естественно в несколько раз громче обычного. Абсолютно синхронно с окончанием показа вернувшись на подиум, она вызвала шквал аплодисментов оторопевшей аудитории. Словом, шок за шоком!
Вернули нас, а точнее, меня в чувство лишь в Ереване, и не группа встречающих в аэропорту журналистов, а «чуткие» работники правоохранительных органов… арестовав, меня вместе со всеми призами за неправильную парковку. Вернулся я домой на четыре часа позже: уставший, сердитый, но… счастливый.
— Думаю, выражу общее мнение многих читателей, предположив, что на вопрос «Как ты?», ты отвечаешь ну, если не «Лучше всех!», то уж точно — «Прекрасно». Как стать счастливым? Твоя формула счастья.
— Есть одно очень банальное, избитое выражение — ни новое, ни даже хорошо забытое старое, однако, на редкость точное, оптимальное и действенное. Звучит оно так: «Хочешь быть счастливым — будь им!»
И я уверен, счастье может быть привычным состоянием человека, что бы по этому поводу ни говорили философы, поэты и… не только!

понедельник, 10 мая 2010 г.

Армянские рукописи в Нидерландах

6-го мая в Университете Лейдена (Нидерланды) открылась выставка “Армяне: Древнейшее христианство в молодой стране”, посвященная армянскому книгопечатанию в Амстердаме. Армянская типография напечатала здесь первую книгу в 1660 году, спустя почти полтора столетия после того, как в Венеции первопечатник Акоп Мегапарт выпустил в 1512 году «Урбатагирк».

Выставка организована арменоведом, профессором Лейденского университета Й. Вайтенбергером и координатором восточных экспонатов Арнольдом Фролайком. В экспозицию включены армянские рукописные и печатные книги, в том числе пергаментная книга XI века.

Всего в Лейденском университете хранится 65 армянских рукописных книг, из которых 57 были переданы будущему директору университета Ренделю Гаррису киликийскими армянами еще в 1895 году – они спасли их от погромов Абдул-Гамида Кровавого.

«Создание армянской письменности в V веке позволило армянской историографии, поэзии, средневековой философии и армянской печатной книге стать неотъемлемой частью не только национальной, но и мировой культуры», - заявил на открытия выставки консул в Гааге Аршак Манукян.

Выставка будет открыта до конца июля.

четверг, 6 мая 2010 г.

Свято место пусто не бывает!

или «От Арарата до Сиона» журналистам места не нашлось

Вчера в кинотеатре «Москва» состоялась пресс-конференция авторов документального полнометражного фильма “От Арарата до Сиона” – режиссера Эдгара Багдасаряна, оператора Рубена Гаспаряна, продюсера и сценариста иерея Месропа Арамяна, а также спонсоров фильма – гендиректора «ВиваСелл-МТС» Ральфа Йирикяна и директора американской компании «Flagship Ventures» Нубара Афеяна.


Отец Месроп Арамян вкратце изложил суть фильма. «"От Арарата до Сиона" – это как бы диалог двух библейских святынь: горы Сотворения и горы Спасения. Это история армянского Иерусалима, которая всячески замалчивается с целью постепенного вытеснения армянского населения и приобретения территорий, принадлежащих Армянскому патриархату или частным лицам. А меж тем армянская община в Иерусалиме существует очень давно и имеет определенные права, зафиксированные в знаменитых фирманах (указах) Мухаммеда, а затем и халифа Омара». «Наша цель – показать масштаб вклада армян в христианство и его защиту, – сказал Эдгар Багдасарян. – Этим, в первую очередь, мы обязаны нашим паломникам, которые еще в III-IVвв. добирались до Иерусалима: их путь пролегал от Арарата до Сиона».


Вечером состоялась премьера – так сказать, отчет о проделанной работе перед инвесторами. Но на эту часть «марлезонского балета», журналистов, увы, никто не пригласил. Для шибко непонятливых автор и продюсер фильма объяснил: зал «Москвы», видите ли, не так велик, чтобы вместить всех желающих. И завтра не вместит. В то же время он простодушно-лукаво предложил свое место любому из присутствующих. Свято место, как говорится, пусто не бывает! Такая великая жертвенность духовного отца тронула сердца собравшихся, включая режиссера Багдасаряна. Но последний, увы, не смог последовать примеру автора сценария, так как, оказалось, незадолго до премьеры уже уступил кому-то свое место. Видимо, кому-то из «номенклатурных зрителей», настолько же далеких и от кино и от христианской идеи, как Арарат от Сиона.


Остается добавить, что мировая премьера фильма, уже вошедшего в финал восьми международных фестивалей, состоится 12-го мая в Великобритании. Можно с уверенностью сказать, что в цитадели свободы слова авторы фильма и организаторы «свободного показа» вряд ли станут обращаться с журналистской братией так, как это часто делается в Армении.

вторник, 4 мая 2010 г.

Юрий ПОЛЯКОВ: “Одноклассники”.ру... сского театра

В театре им.Станиславского состоялась премьера пьесы “Одноклассники” писателя, публициста, главного редактора “Литературной газеты” Юрия ПОЛЯКОВА. Это его вторая пьеса, представленная в Ереване. И, надо признать, полюбившийся столичным зрителям фирменный — поляковский — стиль уже довольно трудно спутать с каким-либо иным. В спектакле “Одноклассники”, как и в предыдущем, что ни реплика героев, то остроумный афоризм: “Владыка на “Волге” ездит — смиряется”, “К немытым грязь жизни не прилипает”, “Красота” без мозгов погубит мир”... Самое главное — автор не пренебрегает сюжетными средствами в угоду изысканной интеллектуальности и одновременно не опускается до бездумного развлечения “хавающего пипла”. Он умудряется создать редкостный симбиоз развлекательности и серьезности, раскачивающий чувства зрителей от веселого созерцания до драматического переживания.

В пьесе, которая изначально называлась “Одноклассница”, Поляков попадает в самую “десятку” и во внешнем проявлении, и во внутреннем содержании. Ведь встречи одноклассников — самые популярные “тусовки” наших дней! С телячьей радостью от возвращения в золотые дни детства и юности, с парадными отчетами перед однокашниками о настоящих или мнимых успехах и достижениях... Где каждый с подчеркнутой скромностью или нескрываемой гордостью живописует то, что сотворил со своей единственной и неповторимой жизнью.

Здесь вроде бы все то же самое — и другое. Начиная с повода для встречи — день сорокалетия одного из них, парализованного инвалида, жертвы афганской войны — и заканчивая потрясающим своей неожиданностью финалом, наводящим на ассоциации с немой сценой гоголевского “Ревизора”.

— Юрий Михайлович, как вам ереванская трактовка “Одноклассников”?

— Александр Григорян подобрал замечательный состав актеров. Я видел около десяти постановок пьесы и должен сказать, что армянская актриса Анна Баландина, исполнившая главную роль, — одна из лучших. Не говоря уже о том, что, видимо, надо было пролететь 2 тыс. километров, чтобы услышать хорошую, внятную русскую речь и увидеть классическую трактовку пьесы. Я хожу на свои спектакли не как автор, а как зритель, и если верю игре актеров — значит, пьеса удалась. А на премьере я и плакал, и смеялся. Так что в общем все было как положено.

— Говорят, что двенадцать российских театров изначально отказались ставить “Одноклассников”. Почему?

— Речь идет только о столичных театрах, потому что в провинции пьесу схватили. Оно и понятно: периферия ближе к жизни и людям. Московские театры, к сожалению, почти все абсолютно буржуазные. И худруки их даже выглядят как этакие рантье. Этим они, кстати говоря, очень грустно отличаются от советских художественных руководителей, которые были борцами, у которых был кураж — чтоб, рискнув партбилетом или должностью, поставить какую-нибудь “непроходную” пьесу Володина или пробить Эрдмана. Нынешние не хотят пускать на сцену те реальные проблемы, ту реальную конфликтологию, ту нравственную проблематику, которая существует в нашей жизни.

— И что же они ставят?

— Или развлекалово, абсолютно дебильное, которое ты посмотрел (обычно это переводные комедии), повеселился и за те пять минут, что нес номерок в гардероб, успел напрочь забыть. Или же постмодернистскую чернуху, придуманную мальчиками из литературно-театральных семей, которые рассказывают про жизнь, о которой толком ничего и не знают.

— В ваших пьесах также немало веселого и, мягко говоря, развлекательного...

— Это совершенно сознательный прием, сознательная, если хотите, эстетика! Мы живем в такую эпоху, когда людей приучили, что их обязательно должны развлекать. Сколько это продлится, я не знаю — надеюсь, недолго. Но, поскольку привычка уже есть, приходится с нею считаться. Занимательность — это вежливость писателя. Он обязан заинтересовать читателя. Романы, которые невозможно дочитать, и пьесы, которые невозможно досмотреть до конца, я не понимаю. Поэтому я и в своих прозаических вещах, и в драматургических, и, например, в пьесе “Хомо эректус”, идущей в Театре сатиры, как бы начинаю играть со зрителем в эту игру: вот я сейчас тебя развлеку, я тебе сейчас расскажу, как новые русские меняются женами. Зритель эту наживку заглатывает, а потом три часа сидит не отрываясь, когда я с ним пытаюсь разобраться в том, что происходит с нами, с нашим обществом, с нашей нравственностью, с нашей семьей и т.д.

— В одном из интервью вашу пьесу назвали неправильной, объяснив это нетипичностью происходящего. Мол, не каждый нувориш, рвущийся ко власти, — негодяй и извращенец...

— А что, история с мелким чиновником, которого все приняли за ревизора и ползали перед ним на коленях в губернском городе, — ситуация, типичная для всех провинциальных населенных пунктов? Тем не менее, Гоголь вынес этот казус на сцену, и он стал символом эпохи! Поэтому я просто прошу довериться моему писательскому чутью, оно меня, кстати, ни разу не обманывало, ни в моих ранних вещах (“100 дней до приказа”, “ЧП районного масштаба”, “Апофегей”), ни в поздних. Я угадал очень многие процессы, в которые тогда никто не верил.

— И что же вами угадывается сейчас?

— Мое писательское чутье — и в пьесе это есть — мне подсказывает, что наше общество на обломках советской цивилизации пережило очень сложный, множественный перелом. Он сросся сам по себе в нечто чрезвычайно уродливое, противоречащее и здравому смыслу, и нашим традициям, и национальным и государственным устоям. Потому что почти нигде нет такой жуткой коррупции, как у нас, такого наплевательского отношения к исполнению своих государственных обязанностей и как следствие такого разрыва между бедными и богатыми.

— Недавно были подведены итоги литературного конкурса “Русская премия”, где главная награда досталась нашей соотечественнице Мариам Петросян за роман “Дом, в котором...”. Вы были членом жюри. Хотелось бы услышать вашу оценку этого произведения.

— Роман очень интересный, глубокий, но... на мой взгляд, имеет один существенный недостаток: он немного недоработан. Вернее, роман выпущен автором до того, когда его можно давать читателям. Его еще надо было редактировать, ужимать... Тем не менее, это нисколько не умаляет таланта Мариам Петросян. Я уверен, ее ожидает большое литературное будущее!

понедельник, 3 мая 2010 г.

И вновь о ёлках-палках и варварском строительстве в Студенческом сквере

30 апреля в Независимой общественно-политической газете «Новое время» была опубликована статья
«Мэр Бегларян: обещания и ёлки-палки» о строительных работах в сквере между Национальной публичной библиотекой и Государственным аграрным университетом. Два фундаментальных кафе сооружаются со стороны улицы Абовяна впритык ко вновь установленному памятнику астрофизику Виктору Амбарцумяну. Ещё более монументальное заведение строят на противоположной стороне сквера вместо кафе «Ёлки-палки». Вырыт глубокий котлован, ведутся бетонные работы. Недавно взроптало также сознательное студенчество и требует прекратить строительство. Начат сбор подписей.

Инициаторы направили письмо президенту Армении, председателю парламента, премьер-министру и мэру Еревана, в котором говорится, что сквер создан для поглощения дорожного шума, обеспечения тишины читателям библиотеки, он служил местом отдыха. А сегодняшнее строительство в сквере не согласовано с проживающими, учащимися и творящими в этом районе гражданами, что является нарушением закона.
«Подобное использование мест общественного пользования мэрией Еревана неприемлемо и способствует уничтожению зеленых зон столицы», - говорится в письме.

Присоединится к протесту и поставить свою подпись под письмом можно до 7 мая в 18:00-20:00 у памятника Таманяну. Бланк для заполнения можно скачать и с сайта:

http://www.armenius.com/yerevan_studentpark_petition/studentpark_petition.pdf, заполнить и сдать организаторам.

С вопросами обращаться по эл.почте kanachaygi@gmail.com или на сайт группы «Мы хозяева этого города»:

http://www.facebook.com/profile.php?id=571137480&v=wall&story_fbid=402114167480#!/group.php?gid=119537174725392

суббота, 1 мая 2010 г.

Маклафлин огорчился, так и не увидев Арарат

28 апреля в Театре оперы и балета состоялся концерт легендарного английского гитариста Джона Маклафлина и группы “4th Dimension”. Был представлен экспериментальный джаз-фьюжн проект: Гари Хасбэнд (клавишные и ударные), Марк Мондезир (ударные) и Этьен Мбаппе (бас). Концерт состоялся в рамках организованного компанией “Вибрографус” Международного музыкального фестиваля, который будет проходить в Ереване в течение всего года.
Мой собеседник — основатель и директор компании “Вибрографус”, а также бас-гитарист группы “Догма” Вардан ГРИГОРЯН.

— Сначала — “Jethro Tull”, затем — “Uriah Heep”, в мае ожидается “Deep Purple”... Не совсем понятно, как в эти рокерские ряды затесался джазмен Джон Маклафлин?

— Мы пришли к этому решению вместе с моим товарищем, совладельцем компании “Вибрографус” Гагиком Гюльбудагяном. Мы создавали “Вибрографус” для того, чтобы пропагандировать в Армении настоящую, качественную музыку. “Пробными шарами” стали местные рок-группы, джаз и рок-фестивали, концерты под открытым небом “металлических” групп из Грузии, Италии, Германии. Потом решили начать работу с серьезными западными исполнителями, легендами джаза и рока — группами “Jethro Tull”, “Uriah Heep”, “Deep Purple”. Так “докатились” до Маклафлина, чему, признаться, несказанно рады. Хотелось бы отметить, что этот концерт, равно как и предстоящее 25 мая в СКК выступление “Deep Purple”, проходит под патронажем премьер-министра Тиграна Саркисяна. Отрадно, что наши идеи нашли поддержку со стороны главы правительства.
...Вспомним, с каким трудом и за какие деньги мы некогда находили записи любимых музыкантов и как дрожали над ними. А вот сегодня мы можем их пригласить в Армению, увидеть и услышать! Разве это не чудо? Хотя, конечно, надо признать, что, если имя “Deep Purple” знакомо многим, то, как мы убедились, аудитория у Маклафлина весьма и весьма специальная.

— Маклафлин — один из основателей джаз-рока. Он известен как участник эпохальных альбомов Майлса Дэвиса, далее — организатор “Mahavishnu Orchestra” и акустического проекта “Shakti”, А тут “The 4th Dimension”...

— В 2007 году Маклафлин и его новое формирование “The 4th Dimension” начали турне по США и Канаде. Они исполняли произведения Маклафлина, начиная от композиций 1978 года вплоть до альбома 2009 года. Так шаг за шагом они добрались до нас.

— В концерте Маклафлина принял участие известный авангард-фолк музыкант Арто Тунджбояджян. Это импровизация или так и было задумано?

— Маклафлин и Арто знакомы давно. “Арто — прекрасный музыкант, но я в первую очередь ценю его человеческие качества. У него большая и добрая душа”, — признался как-то Джон. Арто в свою очередь считает, что хороших музыкантов много, но второго Маклафлина нет! Так что не выступить вместе они просто не могли.

— Маклафлин остался всем доволен?

— Надеюсь, что да. Во всяком случае мы очень постарались — ведь это его первый визит в Армению... Разве что он немного огорчился, так и не увидев из-за тумана Арарат. Но, наверное, оно и к лучшему — будет лишний стимул для выступления в следующем фестивале.

— Какова программа фестиваля этого года?

— 17 июля у “Deep Purple” примет эстафету представитель цыганского джаза, виртуозный гитарист Анжело Дебарра. На осень назначено уникальное мероприятие — концерт Яна Андерсона и группы “Jethro Tull” с нашим симфоническим оркестром. С ними выступит также солистка ереванской фолк-рок группы “Догма” Зара Геворкян. С ее творчеством Андерсон познакомился во время своего первого приезда в Ереван. Он был до такой степени потрясен ее мастерством, что предложил ей выступать вместе со своей группой — как в Ереване, так и в зарубежных гастролях коллектива.
В наши планы входит также организация концертов Пако де Люсия, Эрика Клэптона, Джо Кокера и других звезд. Остается надеяться, что звезды будут благосклонны и к нам, и к нашим начинаниям!