Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

пятница, 20 февраля 2015 г.

ТЮЗ: имени Микояна или Шамирханяна?

       В ноябре прошлого года ереванскому ТЮЗ-у стукнуло ни много ни мало 85 лет! Однако коллектив театра решил отложить торжественное празднование славного юбилея. «Мы отметим день рождения театра лишь после положительного решения  вопроса о переименовании и присвоении ТЮЗ-у имени его основателя и первого худрука, народного артиста Арм. ССР Тиграна Шамирханяна», говорит нынешний худрук театра, председатель СТД Армении, режиссер Акоп Казанчян. Но, кажется, мэрия не спешит удовлетворить это ходатайство. Довольно странно, ведь Шамирханян, выходец из Шуши, первым основал в Ереване театр для детей и не считаться с этим вкладом в развитие армянского театра просто недопустимо. 
       Ниже приводим направленные в мэрию письма худрука театра, учеников и современников Шамирханяна. Эти обращения почему-то игнорируются со стороны Совета старейшин или, возможно, кто-то из чиновников на более раннем этапе «перекрыл кислород» этой инициативе, посчитав со своих высот предложение видных деятелей армянского театра «нецелесообразным».  
Ерванд Манарян: «Мне кажется, на сегодняшний день ТЮЗ ярче остальных представляет собой пример не до конца определившего отношения властей к театрам в целом. Раньше все было значительно проще: театры находились под опекой государства, так как являлись его рупором, трибуной и т.д. Сейчас же не так — сейчас есть проблемы "более важные"...
Тем не менее отрадно, что ТЮЗ был, наконец, взят под опеку мэрии и продолжает радовать зрителей постановками, достойно представлять Армению на международных фестивалях.
Естественно, было бы прекрасно, если б театр стал называться именем создателя — давно заслуженная награда как ТЮЗ-у, так и самому Шамирханяну. Человек он был безмерно отдаренный и, что самое главное, единственный на тот момент профессионал, получивший свое образование в Москве. Так что мы обязаны помнить и чтить имена тех, кому сегодня обязаны тем, что имеем!»
Сос Саркисян: «Думаю, что театр непременно должен носить имя своего создателя. Это правильно, тем более что, на мой взгляд, Тигран Шамирханян, блестящий деятель и творец, не до конца оценен. Я работал при его руководстве. Могу сказать, что это был прекрасный театр. Созданный по идее для детей, он привлекал своими оригинальными постановками к себе абсолютно всех — даже людей преклонного возраста. До сих пор помню эти постановки — острые, интересные, глубокие...
Искусство — это часть истории, и чем лучше мы помним и знаем истоки, тем легче идти по дороге в будущее. Уверен, увековечение имени создателя театра — народного артиста Арм. ССР Тиграна Шамирханяна — может дать столь необходимый сегодня толчок юным дарованиям создать свой Новый Театр, осознавая, что их имя также не будет забыто».
Акоп Казанчян: «Шагая предначертанной дорогой в будущее, мы забываем имена тех, кому обязаны своими достижениями. Я лично считаю себя ответственным в первую очередь перед именем основателя нашего ТЮЗ-а — Тиграна Шамирханяна. Нахожу, что театр непременно должен носить имя человека, который в самые трудные годы взвалил на свои плечи непосильную ношу и ответственность за создание театра, ставшего не только очагом культуры, но и кузницей кадров, в дальнейшем обогативших многие сценические площадки столичных театров. По сути, он создал уникальную школу, которая стала одной из легенд армянского театра. Поэтому мы и сочли необходимым обратиться к мэру города с просьбой о присвоении театру имени его создателя Тиграна Аваковича Шамирханяна. Хочется надеяться, что нас все же услышат и справедливость восторжествует!»

И напоследок, сегодня ТЮЗ — Ереванский муниципальный театр юного зрителя. Это определение сочли максимально подходящим и спасительным для театра, который на деле подчиняется минкульту, но располагается в помещении, принадлежащем мэрии города. Из-за этой двоякости театр долго находился в «подвешенном» состоянии, в результате было решено перевести ТЮЗ в подчинение мэрии. Однако не стоит забывать, что рожденный в один день с Армянской ССР, ТЮЗ с 1940 стал называться Государственным театром юного зрителя им. А. Микояна. То есть, кому бы он не подчинялся, де-юре продолжает носить имя Микояна. Есть о  чем задуматься, не правда ли?..

четверг, 19 февраля 2015 г.

“Художник, конечно, человек свободный, но он должен понимать "правила игры"”

     В культурном центре “Нарекаци” состоялась премьера кинокартины “Фильмотека памяти” об эпохальном армянском кинооператоре Левоне Арутюновиче Атоянце. Наш гость — автор фильма, известный кинорежиссер Николай ДАВТЯН.
— Так уж получилось, что последние мои фильмы о людях, прославивших нашу культуру, но, к сожалению, ушедших уже в мир иной — “Дядя Валя” об известном художнике Валентине Подпомогове, “Фомула творчества” об Арно Арутюновиче Бабаджаняне, “Код Гурджиева” и т.д. “Фильмотека памяти” стоит особняком в этом ряду, поскольку в ней рассказывается о нашем живом современнике, прославленном кинооператоре Левоне Атоянце. Поначалу он отказывался сниматься и категорически не воспринимал включенную камеру во время наших бесед. Я был вынужден пойти на определенную хитрость: уверить его в том, что снимаю исключительно для своей фильмотеки (кстати, это нашло отражение и в названии картины), но иметь честь общаться с таким великим человеком и не поделиться теми воспоминаниями, которые хранит наш Лева, на мой взгляд, просто преступно. Вот так и родился фильм. Хоть я и уверил его в “чистоте своих помыслов”, он довольно быстро “раскусил” меня, особенно когда мы поехали в город его детства — Тбилиси. С этого момента стал относиться к фильму как к нашему общему проекту.
Левон — кладезь не только информации, но обладатель уникального чувства юмора, излучающего позитив и вдохновение. Сложно представить себе человека, который будучи знакомым с ним не стремился бы вновь встретиться, узнать что-то новое, чему-то научиться... Он снимал и помнит вещи, о которых не прочитаешь в книжке, он был свидетелем уникальных событий, все время рассказывает истории, которые, казалось бы, канули в Лету, но живы в его воспоминаниях. Даже, бывало, после долгого съемочного дня вдруг вечером позвонит: “Завтра непременно зайдешь ко мне, я должен тебе кое-что рассказать”. Отвечаю: “Лев джан, что еще? Зачем?” — “Как? Чтоб ты знал! Ты должен знать”. Вот в этом он весь — наш дорогой Левон Атоянц.
...Можно сколько угодно снимать фильмов об ушедших, как правило, многие на этом делают себе имя. Но, я считаю, людей надо ценить и любить при их жизни. Этот фильм — своего рода экскурс в историю. Рассказывая о своей жизни, прожитых годах, трудностях, которые приходилось преодолевать, взлетах и падениях, творческих удачах, Лева открывает нам не только страницы своей жизни, но рассказывает о нашей уникальной стране, ее истории ...
Рассказывать сейчас о нем я не буду, равно как бессмысленно пытаться пересказать хоть какую-то из его историй, что хранятся в этом бездонном “каталоге”. Каким получился фильм — судить зрителям, рекомендую просто посмотреть и узнать много нового.
— В этом году отмечается 100-летие геноцида армян в Турции. Собираетесь что-то снимать об этом?
— Прежде чем говорить на эту тему, надо понять, какова культурная политика нашего государства, что сделать довольно сложно... за неимением. Наше искусство, наша культура развиваются в хаотичном режиме, нет остова, нет направленности, нет даже приблизительного понимания того, что мы должны культивировать. Что для нас является важным? Традиции, уважение к старшему, возможно, европейские ценности? Ведь мы всегда знали, кто мы, откуда и куда идем, а сегодня “мерило” утеряно. В чем “измеряется” наша история?.. Надо ли ее знать или, отбросив “пережитки прошлого”, круто повернуться в сторону “светлого будущего”? У нас в культуре, в плохом смысле этого слова, сегодня творческий беспорядок.
— Вы не являетесь членом Союза кинематографистов. Каково ваше отношение к творческим союзам?
— Нулевое — честное. Как можно как-либо относиться к объединению, смысл которого не ясен. Раньше союзы действительно имели силу, были глашатаями культурной идеологии, внушаемой в советское время. Сегодня идеологии нет, и что характерно, не только культурной. Так какие ценности могут исповедовать творческие Союзы в стране, где культура не является государственным императивом? Более того, если подразумевается, что подобные организации объединяют людей родственных в своей творческой направленности, жанре и т.д., то в данном случае непонятно, как может существовать кино или, допустим, театр там, где нет закона о культуре, театре, кино и вообще ни об одном жанре искусства? Это что же — противозаконные объединения?
Я понимаю, что художник — человек свободный. Его нельзя “обрубать” или запирать в клетку какой-то цензурой. Но он должен понимать, какие ценности исповедует страна, воспитавшая его и предоставившая возможность заниматься творчеством. Какую сторону баррикад выбирать и что “петь” — это его личная позиция, но он должен понимать “правила игры” в целом. Увы, наши творцы вынуждены сегодня двигаться наощупь и, уж извините за сарказм, по нюху.
Возвращаясь к вашему вопросу, сегодня всяк, кому не лень, считает своим святым патриотическим долгом обессмертить собственное видение геноцида и всего, что связано с ним. Точнее, имеет место некая имитация бурной деятельности “в рамках мероприятий, посвященных самой страшной странице истории Армении”. Ну как же так можно? Интернет пестрит протурецкими преступными изложениями армянской истории, имеет место тотальная фальсификация и подмена ценностей, а мы и в ус не дуем — даже не пытаемся как-то серьезно противостоять этому. Там-сям появляются трейлеры с участием звезд мировой величины, якобы собирающихся сняться в картинах о геноциде и его последствиях, но реально, кроме “Шрама” турецкого кинорежиссера, небольшой серии телефильмов и телепередач, да и кинокартины, снятой депутатом, пока ничего не было сделано. Возможно, есть и другие проекты, о которых мы пока не в курсе, но они уж в совсем каком-то глубоком подполье. Буду рад ошибиться...
— Какие планы на будущее — о чем ваш следующий проект?
— Есть три фильма, которые
я обязан снять и лишь потом умереть: это фильм об армянском алфавите, “Сасна црер” и “Дверь Мгера”. Вот видишь, нет в государстве культурной доктрины, и я решил, что эти фильмы нужны армянскому зрителю и не только. Не буду раскрывать скобок на предмет того, как я собираюсь представить этот материал, но, думаю, мое “заблуждение” о необходимости, востребованности этого материала не нанесет ощутимого вреда нашей культуре. Дай Бог.

четверг, 12 февраля 2015 г.

Блестящие концерты "Мирзоян-квартета" в России

   В московском Музее П.И.Чайковского с большим успехом выступил наш "Мирзоян-квартет" — зал аплодировал стоя, музыкантов долго не отпускали со сцены! Арам Асатрян (первая скрипка), Сона Азарян (вторая скрипка), Армен Торосян (альт) и Ваан Григорян (виолончель) — "Мирзоян-квартет" родился в 2013-м, однако музыканты уже давно выступают вместе в составе как армянских, так и российских коллективов, имеют большое количество наград и премий. О прошедшем концерте и не только беседуем с участницей и продюсером коллектива Соной АЗАРЯН.
— Концерт состоялся в конце января, его организовали наши старые московские друзья. В первом отделении мы представили русскую и западноевропейскую программы, а во втором звучала сугубо армянская музыка — Мирзоян, Комитас, Бабаджанян и обработки Хачатуряна. Гвоздем программы стала премьера обработки "Хорала" Микаэла Таривердиева — кстати, ноты нам подарила лично вдова композитора, Вера Таривердиева.
Специальным гостем концерта стал наш большой друг, пианист Михаил Мордвинов, представивший "Ноктюрн" и "Экспромт" Бабаджаняна. Его исполнение было просто на разрыв аорты!
— Это далеко не первая ваша удача в России — в конце прошлого года в Калуге одержали знаменательную победу, не так ли?
— Совершенно верно. В октябре 2014 года на II Международном конкурсе "Композитор ХХI" века мы победили в номинации "ансамбли" и получили ряд предложений о сотрудничестве и гастрольных турах по России от российских композиторов и продюсерских центров. О победе квартета писали ведущие музыкальные СМИ столицы, такие, как московское популярное издание "Играем с начала". К сожалению, победа Армении больше обсуждалась в музыкальных кругах России, чем у нас на родине...
Представили произведения Мансуряна, Мартина Улиханяна "7 смертных грехов" и "Псалм" молодого российского композитора Сергея Ахунова. А еще мы пошли на известный риск — по просьбе оргкомитета включили в программу "Танго" конкурсанта-заочника из номинации "композитор" Станислава Хусаинова, и оно в нашем исполнении тоже взяло приз — специальный диплом.
— Говорят, даже жюри вам аплодировало?
— Да, было дело. Члены жюри, да и конкуренты, композиторы, уже установили с нами долгие творческие контакты, и над некоторыми их произведениями мы уже с удовольствием работаем — для российских турне, ну и в Армении сыграем, разумеется.
В рамках фестиваля "Мир Гитары" у нас был и собственный концерт — в первом отделении выступил Артем Дервоед, кстати, по нашему приглашению он уже дважды бывал с концертами в Армении. Концерт прошел в калужском Доме Камерной музыки. В нашу честь сцена была оформлена в цвета армянского триколора. Квартет очень тепло приняли, опять же долго не отпускали со сцены, на бис мы исполнили "Миниатюры" Комитаса.
Безумно трогательной была реакция руководства компании "Ташир". Узнав о победе армянского коллектива, они нашли нас, устроили роскошный вечер, на который пригласили и наших калужских и московских друзей (с нами была "фан-группа" из Москвы), и, узнав, что мы остановились в отеле, принадлежащем их группе, не позволили заплатить по счетам. Вот такие дела...
— Кстати, о финансах — путешествия стоят недешево, ты занимаешься продюсированием, а кто "оплачивает банкеты"?
— Хотела бы отметить, что каждый из нас чем может помогает коллективу: Арам — директор и библиотекарь, Ваан решает все технические проблемы, Армен — "голос профессиональной совести", строжайший куратор репертуара. А наш главный спонсор — компания "Билайн-Армения": мы уже второй год сотрудничаем с ними, сроднились на почве благотворительной дея- тельности под слоганом "социальная ответственность", и без их помощи мы не смогли бы сделать того, что успели за почти два года существования коллектива. Под нашим патронажем две школы...
— Вот об этой "стороне медали" квартета, если можно, поподробнее.
— Кредо "Мирзоян-квартета" и огромной частью его деятельности является благотворительность. Большие суммы денег собираются на благотворительных концертах для тяжелобольных детей. Непосредственно под патронажем коллектива находятся свыше 300 учащихся, две школы — музыкальная школа N 6 в Гюмри, где коллектив дважды в год проводит бесплатные мастер-классы и индивидуальные уроки, а также музыкальная школа-интернат N 13 в Ереване для детей из неблагополучных семей, которой "Мирзоян-квартет", в числе прочего, помог в приобретении дорогостоящих инструментов и открытии класса гобоя с привлечением лучших специалистов из России. Нам в этом также очень помогают наши московские друзья.
— А кто именно?
— Главный дирижер и худрук Музыкального театра им.Станиславского и Немировича-Данченко Феликс Коробов, оперная дива Анна Самуил, Ева Бреннер, Филипп Нодель, известный кларнетист и дирижер Валентин Урюпин, солист оркестра Башмета валторнист Глеб Карпушкин, меломан Дарья Хуторецкая и множество других. Да, а также неизвестный мне на тот момент человек Борис Тоботрас, который взял и подарил много "дудок", на которых он особо не играет, так — хобби... А тут — взял человек и подарил, увидев репост моего "воззвания" в Фейсбуке.
Одна читательница моего блога позвонила и принесла роскошный саксофон — все, что знаю о ней: зовут Анна, и она потрясающей души человек.
Кстати, о пользе соцсетей. Пользуясь случаем, хотелось бы обратиться к друзьям коллектива: к сожалению, из-за нехватки средств мы часто отказываемся от множества интереснейших в творческом плане проектов и гастролей. Наша мечта — купить Ваану fly-case, чтобы не платить каждый раз за авиабилет для его виолончели. Это такой футляр для инструмента, чтобы сдавать в багаж. Хочется надеяться, друзья отзовутся...
— Ну и напоследок пару слов о ближайших планах.
— В связи со 100-летней годовщиной гено- цида армян часть апрельских концертов в России будет посвящена памяти невинно убиенных жертв. На концерте в Москве мы уже посвятили этому номер. 
Турне по России, затем по Европе, много музыки — современной и классической, проекты с театрами и чтецами, премьеры пока, по понятным соображениям, держим в секрете. И мечтаем, наконец, найти время и доехать до НКР, дать концерт в Шуши, в который "Мирзоян-квартет" влюблен безоговорочно!

Рубен Пашинян, "Новое время"

суббота, 7 февраля 2015 г.

Ованес ДИВАНЯН: «Искусство — только «лакмус», проблема намного глубже…»

      Ереванскому государственному колледжу хореографического искусства — 90 лет! Эту знаменательную дату отметили праздничным концертом в Национальном академическом театре оперы и балета. По случаю славного юбилея ГНКО “Ереванский государственный колледж танцевального искусства” была награждена памятной медалью премьер-министра РА, а высоких наград удостоились также представители преподавательского состава.
Более подробно об этом и не только беседуем с худруком колледжа, народным артистом Ованесом ДИВАНЯНОМ.
— В прошедшем мероприятии приняли участие воспитанники, студенты, выпускники колледжа, а также балетная труппа и оркестр Национального академического театра оперы и балета имени А.Спендиаряна. Выступили выпускники разных поколений — от молодых до уже маститых артистов, блистающих на мировых сценах. В первом отделении был представлен “Щелкунчик”, а затем зрителей приветствовали самые юные ученики колледжа и, конечно же, поздравления, поздравления, поздравления...
— В чем формула долголетия колледжа?
— Только и только в любви к искусству и энтузиазме преподавателей, которыми во все годы заражались, заражаются и, уверен, будут заражаться наши ученики. Ведь зарплаты преподавателей, мягко говоря, далеки от идеала, но есть любимое дело, которому посвящаешь жизнь, чувствуешь ответственность за судьбы доверившихся тебе и не можешь иначе — только вперед!
— В каком состоянии находится сегодня хореографический колледж?
— Увы, не в лучшем. Я могу показать вам парту, за которой 45 лет назад сидел сам. Ничего не меняется. Сменили электропроводку — зачем, не ясно, хотя на те же средства можно было бы обновить инвентарь и сделать хотя бы косметический ремонт помещения, чтоб и ребятам было уютно, и краснеть перед гостями не приходилось.
— Сегодня сетуют, мол, наши артисты выступают больше на мировых подмостках, нежели у себя дома. Другие, наоборот, гордятся мировыми достижениями наших соотечественников. И то, и другое понятно, но есть ли сегодня в Армении необходимое количество танцоров для обеспечения наших коллективов?
— Что касается народного отделения — более чем. У нас два отделения — классическое и народное: второе явно превалирует. И надо ребят потом как-то трудоустраивать, а у нас всего три народных коллектива — Ансамбль танца, Ансамбль песни и пляски и ансамбль “Дружба”. Это госколлективы, есть, конечно, и коммерческие, но тут уж как повезет. Если в государственные учреждения мальчиков еще как-то можно устроить, то с девочками все обстоит намного сложнее — мест нет! Но у ребят другая проблема — по окончании колледжа отработали полгода в госколлективе и наступает призывной возраст. А потом о каком балете может идти речь после двух лет армейской службы? Увы, все, что мы делаем за 7-8 лет в училище, идет насмарку. Чтобы сохранить форму, артист должен активно тренироваться, беречь пальцы ног. А тут... После двух лет службы карьера многих танцоров может быть похоронена, поэтому мальчики под любым предлогом не возвращаются домой. Уверен, решится вопрос армии — многие вернутся.
— А как обстоят дела на классическом отделении?
— Я всегда провожу аналогию со спортсменами — почему никого не коробит, когда наши ребята выступают за другие клубы? Почему мы ими гордимся, а в наших артистах, блистающих вне Армении, видим чуть ли не предателей. Может, это мы их предаем? Может, нам стоит задуматься, почему они уезжают?.. От чего бегут?.. 40-60 тысяч зарплата артиста балета, у солиста — максимум 100. Этим они должны прельстится — танцевать на сцене, не переставая думать, как покрыть хотя бы коммунальные затраты? И подобное положение вещей не только у нас — практически во всех сферах. И не только искусства.
Меня спрашивают, что я чувствую, когда узнаю, что мои ученики выступают за рубежом. Смешанное чувство гордости и боли. Гордости оттого, что они продолжают заниматься тем, чему я их столько лет учил, оттого, что они настолько хороши — эмоциональны, выразительны, — что их высоко ценят там. И боль — оттого, что у себя на родине ребята не могут найти себе достойного применения и адекватной оплаты труда. И самое главное — боль оттого, что у нас пока не до конца понимают всю стратегическую важность продвижения и развития искусства. Получается, что мы растим кадры для других театров и остается только радоваться их успехам на чужих сценах. Время от времени они, конечно, приезжают к нам, дают какие-то концерты, выполняя как бы долг перед своим театром, и снова уезжают... Но ведь искусство — это только “лакмус”, проблема намного глубже...
— Это все как-то отражается на количестве поступающих в колледж?
— Увы, да. Родители понимают, что профессия не перспективная, вот и, видимо, избегают отдавать детей... Хотя, конечно, у нас достаточно учеников, особенно, повторюсь, среди народников. А в остальном, как говорится, не фонтан.
— Ну с народниками понятно, хоть и в госколлективах места лимитированы, но есть куча коммерческих коллективов, уже не говоря о том, что многие выступают в танцевальных труппах разных шоу и в ресторанах...
— По мне, уж лучше пусть выступает за рубежом, чем танцует в ресторане. Когда я впервые узнал, что мои ученики выступают в ресторанах и на свадьбах, у меня был шок. Я уже не говорю о случае, когда ко мне пришел человек и попросил “четырех девочек в пачках на свадьбу своей дочери”. Хорошо, что я сдержался и просто попросил его поскорее уйти. Это позор! Но не для ребят, не изменивших своей профессии, а как-то пытающихся прокормиться — их судить ни в коем случае нельзя. Это наш позор — на куда более высоком уровне. Об этом стоит задуматься и попытаться хоть что-то изменить к лучшему.
Наш балет сегодня в плачевном состоянии, все его достижения, к сожалению, в прошлом. А артисту, чтобы выразить себя, одного таланта мало. Слишком короток век артиста балета: ступив на сцену в 18 лет, в 38 он законно может стать пенсионером. Несколько лет назад в клубе “Еркат” на встрече деятелей искусства с министром культуры был поднят вопрос пересмотра пенсий танцоров, вроде было обещано что-то сделать. Увы, пока глухо... Зато мы активно осуждаем уезжающих ребят. Так мы же, к великому сожалению, не в состоянии удержать их здесь. Насколько разумно тормозить их творческое развитие там, предоставляя перспективу уйти в тираж или в кабак тут? 
...Сегодня тратятся громадные средства на проведения разного рода парадных мероприятий: закупку воздушных шариков, конфетти, фейерверков и т.д. Потом выписываются средства по уборке всего этого мусора. То есть деньги — в прямом и переносном смыслах — уходят в воздух и в мусорное ведро. Может, стоит пересмотреть затраты и хоть часть этих денег пустить на постановку новой оперы или балета, на улучшение условий в институтах и колледжах? Ведь это касается наших детей, нашего общего будущего — кому нужны будут неграмотные, беспомощные, но зато избалованные парадами, салютами и воздушными шариками будущие граждане независимой Армении?

понедельник, 2 февраля 2015 г.

КАЛЕНДАРЬ АРМЯНСКОЙ АПОСТОЛЬСКОЙ ЦЕРКВИ НА 2015 ГОД


       Дорогие друзья! На сайте "Горец от ума" появилась новая страница под названием "Календарь ААЦ на 2015 год". Благодарим за предоставленный материал газету "Аватамк" армянской общины Санкт-Петербурга, составителя Армена Меружаняна и издателя Максима Атаянца.