Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 19 февраля 2015 г.

“Художник, конечно, человек свободный, но он должен понимать "правила игры"”

     В культурном центре “Нарекаци” состоялась премьера кинокартины “Фильмотека памяти” об эпохальном армянском кинооператоре Левоне Арутюновиче Атоянце. Наш гость — автор фильма, известный кинорежиссер Николай ДАВТЯН.
— Так уж получилось, что последние мои фильмы о людях, прославивших нашу культуру, но, к сожалению, ушедших уже в мир иной — “Дядя Валя” об известном художнике Валентине Подпомогове, “Фомула творчества” об Арно Арутюновиче Бабаджаняне, “Код Гурджиева” и т.д. “Фильмотека памяти” стоит особняком в этом ряду, поскольку в ней рассказывается о нашем живом современнике, прославленном кинооператоре Левоне Атоянце. Поначалу он отказывался сниматься и категорически не воспринимал включенную камеру во время наших бесед. Я был вынужден пойти на определенную хитрость: уверить его в том, что снимаю исключительно для своей фильмотеки (кстати, это нашло отражение и в названии картины), но иметь честь общаться с таким великим человеком и не поделиться теми воспоминаниями, которые хранит наш Лева, на мой взгляд, просто преступно. Вот так и родился фильм. Хоть я и уверил его в “чистоте своих помыслов”, он довольно быстро “раскусил” меня, особенно когда мы поехали в город его детства — Тбилиси. С этого момента стал относиться к фильму как к нашему общему проекту.
Левон — кладезь не только информации, но обладатель уникального чувства юмора, излучающего позитив и вдохновение. Сложно представить себе человека, который будучи знакомым с ним не стремился бы вновь встретиться, узнать что-то новое, чему-то научиться... Он снимал и помнит вещи, о которых не прочитаешь в книжке, он был свидетелем уникальных событий, все время рассказывает истории, которые, казалось бы, канули в Лету, но живы в его воспоминаниях. Даже, бывало, после долгого съемочного дня вдруг вечером позвонит: “Завтра непременно зайдешь ко мне, я должен тебе кое-что рассказать”. Отвечаю: “Лев джан, что еще? Зачем?” — “Как? Чтоб ты знал! Ты должен знать”. Вот в этом он весь — наш дорогой Левон Атоянц.
...Можно сколько угодно снимать фильмов об ушедших, как правило, многие на этом делают себе имя. Но, я считаю, людей надо ценить и любить при их жизни. Этот фильм — своего рода экскурс в историю. Рассказывая о своей жизни, прожитых годах, трудностях, которые приходилось преодолевать, взлетах и падениях, творческих удачах, Лева открывает нам не только страницы своей жизни, но рассказывает о нашей уникальной стране, ее истории ...
Рассказывать сейчас о нем я не буду, равно как бессмысленно пытаться пересказать хоть какую-то из его историй, что хранятся в этом бездонном “каталоге”. Каким получился фильм — судить зрителям, рекомендую просто посмотреть и узнать много нового.
— В этом году отмечается 100-летие геноцида армян в Турции. Собираетесь что-то снимать об этом?
— Прежде чем говорить на эту тему, надо понять, какова культурная политика нашего государства, что сделать довольно сложно... за неимением. Наше искусство, наша культура развиваются в хаотичном режиме, нет остова, нет направленности, нет даже приблизительного понимания того, что мы должны культивировать. Что для нас является важным? Традиции, уважение к старшему, возможно, европейские ценности? Ведь мы всегда знали, кто мы, откуда и куда идем, а сегодня “мерило” утеряно. В чем “измеряется” наша история?.. Надо ли ее знать или, отбросив “пережитки прошлого”, круто повернуться в сторону “светлого будущего”? У нас в культуре, в плохом смысле этого слова, сегодня творческий беспорядок.
— Вы не являетесь членом Союза кинематографистов. Каково ваше отношение к творческим союзам?
— Нулевое — честное. Как можно как-либо относиться к объединению, смысл которого не ясен. Раньше союзы действительно имели силу, были глашатаями культурной идеологии, внушаемой в советское время. Сегодня идеологии нет, и что характерно, не только культурной. Так какие ценности могут исповедовать творческие Союзы в стране, где культура не является государственным императивом? Более того, если подразумевается, что подобные организации объединяют людей родственных в своей творческой направленности, жанре и т.д., то в данном случае непонятно, как может существовать кино или, допустим, театр там, где нет закона о культуре, театре, кино и вообще ни об одном жанре искусства? Это что же — противозаконные объединения?
Я понимаю, что художник — человек свободный. Его нельзя “обрубать” или запирать в клетку какой-то цензурой. Но он должен понимать, какие ценности исповедует страна, воспитавшая его и предоставившая возможность заниматься творчеством. Какую сторону баррикад выбирать и что “петь” — это его личная позиция, но он должен понимать “правила игры” в целом. Увы, наши творцы вынуждены сегодня двигаться наощупь и, уж извините за сарказм, по нюху.
Возвращаясь к вашему вопросу, сегодня всяк, кому не лень, считает своим святым патриотическим долгом обессмертить собственное видение геноцида и всего, что связано с ним. Точнее, имеет место некая имитация бурной деятельности “в рамках мероприятий, посвященных самой страшной странице истории Армении”. Ну как же так можно? Интернет пестрит протурецкими преступными изложениями армянской истории, имеет место тотальная фальсификация и подмена ценностей, а мы и в ус не дуем — даже не пытаемся как-то серьезно противостоять этому. Там-сям появляются трейлеры с участием звезд мировой величины, якобы собирающихся сняться в картинах о геноциде и его последствиях, но реально, кроме “Шрама” турецкого кинорежиссера, небольшой серии телефильмов и телепередач, да и кинокартины, снятой депутатом, пока ничего не было сделано. Возможно, есть и другие проекты, о которых мы пока не в курсе, но они уж в совсем каком-то глубоком подполье. Буду рад ошибиться...
— Какие планы на будущее — о чем ваш следующий проект?
— Есть три фильма, которые
я обязан снять и лишь потом умереть: это фильм об армянском алфавите, “Сасна црер” и “Дверь Мгера”. Вот видишь, нет в государстве культурной доктрины, и я решил, что эти фильмы нужны армянскому зрителю и не только. Не буду раскрывать скобок на предмет того, как я собираюсь представить этот материал, но, думаю, мое “заблуждение” о необходимости, востребованности этого материала не нанесет ощутимого вреда нашей культуре. Дай Бог.

Комментариев нет:

Отправить комментарий