Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 27 октября 2016 г.

“Ролан” собирает друзей!

     В кинотеатре «Москва» состоится открытие XII Междуна-родного фестиваля фильмов для детей и юношества «Ролан». Наш собеседник — президент фести-валя Нуне МАНУКЯН.
 — Этот год был рекордным по числу заявок — 865. Мы отобрали 165 фильмов из 48 стран мира, семь из которых армянские. Ежегодно мы делаем акцент на творчество какой-то одной страны — в прошлом году была Голландия, до этого — Скан-динавские страны. На этот раз до-минирует Германия — во всех семи наших номинациях представлены блестящие, на мой взгляд, работы немецких кинематографистов. Очень рекомендую, и не только молодежи.

— Кого бы из хедлайнеров фестиваля вы отметили?
— Если честно, мне бы не хотелось выделять кого-то одного. Главная направленность фестиваля, можно сказать, основная наша цель — научить детей думать, показать разнообразие ситуаций, выход из которых найти на самом деле куда более проще, чем может поначалу показаться. Культуры ходить к психологам у нас нет, потому захороненные в глубине души комплексы, проблемы, обиды и т.д. порой находят разрешение далеко не лучшим способом, а то и просто необратимо, трагически... Удержать, уберечь, помочь, указать лучший способ разрешения проблемы — научить думать, возможно, и по-взрослому — вот «хедлайнеры» нашего фестиваля.
Бывают даже случаи, когда после предварительного просмотра детское жюри решает, что тот или иной фильм лучше в первую очередь посмотреть родителям, нежели детям. Мы прислушиваемся к мнению детей — это только кажется, что они много не знают, на самом деле они все очень тонко и правильно чувствуют и понимают.
Отмечу, что будет представлено много интересных работ — как новых, так и уже полюбившихся, таких, как картины «Союзмультфильма», «Маша и Медведь», «Барбоскины» — словом, все то, что не оставит равнодушными наших юных посетителей.
— А кто из профессионалов посетит фестиваль?
— В раках фестиваля со своими творческими вечерами, а также встречами со студентами и школьниками выступят известный мультипликатор Гарри Бардин, который представит свой новый фильм «Слушая Бетховена», с новыми сериями «Ералаша» познакомит российский кинорежиссёр и сценарист Борис Грачевский. Также хочется отметить интересную работу «Савва. Сердце воина», продюсером которой является небезызвестный Макс Фадеев. Состоится также показ французских фильмов, их привезут режиссер Левон Минасян и продюсер Пеги Депла — “Человек с острова Сэндвич”, “Пианино” и “В трауре”.
— Но фестиваль не ограничивается лишь представлением кинопродукции, не так ли?
— Вы правы, фестиваль традиционно имеет три основные направленности — социальную, культурную и образовательную. В прошлые разы, например, с традиционной социальной программой фестиваля «Ты не один. Вместе победим» были успешно реализованы также две новые программы — «Я один из вас», где представлены проблемы детей-инвалидов, а также детская выставка рисунков, и программа «Кинопаук», нацеленная на поощрение международного совместного производства детских фильмов. А в рамках программы «Ты не один. Вместе победим» в Армению приехали специалисты по проблемам детской онкологии... Мы периодически держим руку на пульсе и стараемся обращать внимание и прилагать максимум усилий для того, чтобы быть полезными там, где это действительно необходимо. Скажем, в прошлом году удалось помочь детям из села Чамбарак после известных событий на границе. До этого — после трагедии в Японии, страшного цунами, — полностью один день кинофестиваля был посвящен японской культуре и даже был объявлен Днем Японии. Этот год также не станет исключением…
— А кто войдет в состав судейских коллегий?
Как я сказала, в этом году мы также будем стараться вовлечь максимальное количество регионов в деятельность фестиваля, показывать у них фильмы и, конечно же, в Арцахе. Более того, некоторые команды жюри, кроме студентов Славянского университета и Института театра и кино (как в Ереване, так и филиалов в Гюмри и Ванадзоре), представлены именно ребятами из регионов Армении — Ванадзор, Алаверди, Техут… Фильмы из номинации «Честь имею» будут «судить» семь воинских частей, с которыми мы уже не первый год сотрудничаем. А кому достанется приз зрительских симпатий, решат ребята из Гаварского детского дома…
— Проводить ежегодно фестиваль, благотворительный, не имея при этом генерального спонсора, — дело не из легких. Какие у вас ожидания в свете перестановок в системе культурного ведомства страны?
—  Я оптимист — трезвый, но оптимист. Не только касаемо фестивалей, а в целом, думаю, должны быть правильно сделаны акценты на развитии разных сфер культуры. Должна быть выработана, и не только в культурном пространстве, четкая доктрина, определяющая основополагающие приоритеты для дальнейшего развития. Это должен быть получено и путем внутреннего работы и, разумеется, диалога с обществом. Но позиция должна быть государственная, коль скоро, как известно, культура — императив государственный. Для этого, разумеется, необходимы люди, личности, которые в силах дать жизнь этим проектам, повести к заветным горизонтам. Ведь что такое доктрина — система задач, решение которых приведет к поставленной цели. И планировать на два или три года мы не имеем права — необходима планировка на 20-30 лет вперед. Главное дать начало, правильный пуск всей этой машине, и, уверена, положение медленно, но верно станет выправляться к лучшему. В этом смысле, в свете новых назначений мои ожидания исключительно положительные!

Рубен Пашинян, «Новое время»

четверг, 20 октября 2016 г.

«Надежда вернулась к нам снова!»

    4 ноября завершится X Ереванский Международный музыкальный фестиваль, посвященный 25-летию не-зависимости Армении. Фес-тиваль проходит под патро-натом первой леди Армении Риты Саргсян и Министер-ства культуры, представ-лено 14 концертов с учас-тием ярчайших солистов из Великобритании, Франции, Австрии, Японии, Украины, России, Италии и, разуме- ется, Армении. Наш собеседник — один из организаторов фестиваля, худрук и главный дирижер Национального филармонического оркестра Армении Эдуард ТОПЧЯН.
 — Главными достижениями фестиваля я считаю то, что он обрел известность во всем мире и, конечно же, то, что предоставляет возможность армянскому слушателю приобщиться к высокому искусству. Кроме всемирно известных музыкантов, нам в этом году с Александром Чаушяном, с которым ежегодно организуем фестиваль, удалось привлечь таких знаменитых дирижеров, как Кирилл Карабиц из Украины, Дмитрий Юровский и Марк Тардю из Германии, Мариос Пападопулос из Великобритании.
Отдельно хотелось бы отметить уникальный концерт, посвященный 95-летию фонда “Ховард Карагезян” (США), занимающегося поддержкой юных талантливых музыкантов, а также два юбилейных концерта, посвященных 90-летию Арно Бабаджаняна и 70-летию Левона Чаушяна.
— Если говорить о нашем слушателе, какие изменения вы бы отметили за эти 10 лет?
— В общем-то изменений не так уж много. Это и хорошо, и плохо. С одной стороны, увы, приходится констатировать, что мало людей ос-талось, действительно интересую-щихся высоким искусством, людей, с мнением которых можно считаться. С другой — государство поддерживает фестивали, и не только, страну еже-годно посещают прекрасные музы-канты, молодежь стала чаще посе-щать концерты… Стабильность — то-же результат, а в нашем случае — весьма немаловажный.
— Сегодня часто поднима- ется вопрос меценатов, спонсоров, института менеджмента, арт-продюсинга. А как же критики? Те, от профессионального мнения которых зависит немалое…
— Вы правы, даже самый именитый зарубежный музыкант после концерта с замиранием сердца ждет утренних газет, отзывов и впечатлений критиков. У нас есть, и это не секрет, люди, имеющие право и, я бы сказал, обязанные писать критические статьи в разных областях искусства. Но их немного, пишут не все — скорее всего, это по определенным причинам сегодня невыгодно.
Часто пишут о нашем оркестре — тут тоже две позиции: с одной стороны — хорошо, значит, есть о чем писать, что критиковать, что советовать и что хвалить, с другой — почему так же не освещаются другие мероприятия, выступления приезжих музыкантов?.. Ведь без здоровой критики не может быть правильного роста и, не побоюсь, развития в искусстве. Спонсора, худо-бедно, на то или иное мероприятие найти можно, а кто обсудит концерт, скажет, нужно ли было его вообще проводить? Я думаю, критики — это тот противовес, без которого развитие будет хаотическим, нежели размеренным и выгодным для государства. А что мы имеем?.. Или не пишут вовсе или пишут какие-то «хвалебные оды», от которых за версту несет непрофессионализмом и предвзятостью. Об этом, думаю, стоит задуматься…
— Каковы ожидания в свете перестановок в куль-турном ведомстве страны?
— Я всегда с большим уважением и симпатией отно-сился к Армену Амиряну — интеллигенту, интеллектуалу, профессионалу и просто нас-тоящему ереванцу. И уверен, это не только моя позиция: наконец появился министр, которого действительно любит и уважает народ. А это очень важно! Но, думаю, придется ему, тем не менее, нелегко — предстоит колоссальная работа, причем во всех областях культуры. Многое предстоит изменить, восстановить. Это довольно сложная задача… Но уверен, он сможет сделать много полезного, во всяком случае — настрой у меня позитивный, оптимистичный. Ясно одно: хуже в культуре не будет, будет лучше, но вот насколько — покажет время. Ведь за эти годы народ довольно серьезно отошел от настоящей культуры в сторону ширпотреба, однодневок и «суррогатов-имитаторов» истинных ценностей. Смещены приоритеты. Амиряну предстоит в прямом смысле возвращать людям их культуру, воспитывать слушателя, зрителя…
— В этой связи вспоминается «Филармония школьника» и многие другие образовательные проекты, увы, почему-то канувшие в Лету… Почему бы их не восстановить?
— Не знаю, какие именно механизмы будут задействованы и какими способами. Во всяком случае уже имеется неофициальная инфор-мация о том, что новые министры культуры и просвещения не раз встречались, много чего обсудили и собираются в будущем действовать сообща. Это замечательно! Но тут главное все делать основательно. Скажем, та же «Филармония школь-ника» не должна ограничиться дву-мя-тремя концертами. Необходимо регулярно проводить мероприятия с максимальным привлечением молодежи. И тут не только важен строжайший контроль за их посещением, но и поддержка со стороны родителей — людей, кому небезразлично будущее своих детей, будущее нации. Дети должны ходить на концерты, периодически посещать музеи, выставки: воспитываться как в духе национальной культуры, так и быть осведомлены о классической музыке, изобразительном искусстве — мировой культуре. Именно так это делается во всем мире… Тут главное не требовать, а самим попытаться чем-то помочь — быть сопричастным к положительным изменениям.
…В интересное время живем. Уверен, уже через год мы станем свидетелями приятных сюрпризов — положительных изменений. Об их интенсивности загадывать пока рано, но ясно одно — надежда, казалось бы, угасшая недавно, вернулась ко всем нам снова. Значит, будем идти вперед и побеждать!

Рубен Пашинян, «Новое время»

суббота, 15 октября 2016 г.

“Ереван стал для меня источником вдохновения”

    Концертом одной из лучших джазовых вокалисток мира, аме-риканской певицы Ди Ди Бридж-уотер открылся ежегодный Меж-дународный “Ереван джаз-фест 2016”, организованный Ассоциац-ией джаза Армении и Mezzo Pro-duction. По масштабу проведения, значимости и числу участников он превзойдет прошлогодний фести-валь и будет посвящен лауреату GRAMMY, американскому продю-серу армянского происхождения Джорджу Авакяну. До выступ-ления певица встретилась с представителями отечественных СМИ.
— Признаться, я восхищена теплотой и красотой Еревана. До приезда не так уж много знала об Армении, хоть и побывала в СССР впервые в 1968 году. За этот короткий срок Ереван стал для меня источником вдохновения, что, разумеется, не сможет не отразиться в моих новых работах.
— С кем из коллег по цеху армянского происхождения вы общались? Насколько знакомы с «армянским джазом»?
— Увы, почти ничего не знаю. Во Франции познакомилась с Шарлем Азнавуром, а вот о геноциде армян 1915 года рассказал мой друг Патрик Манукян. Разделяю вашу боль… Также знаю об армянском пианисте Тигране Амасяне — на мой взгляд, блистательный музыкант с прекрасным будущим! Вообще, мне кажется, “армяне везде”. Они прекрасно ассимилируются во всем мире, наверное, потому что у них нет необходимости самоутверждаться — они просто делают то, что должны.
— Ваше исполнение с Реем Чарльзом песни Precious thing стало мега-популярным. А с какого возраста вы полюбили джаз и какую песню в вашей жизни назвали бы любимой, главной?
— Если честно, я никогда не училась музыке. Джаз всегда звучал у нас дома — это было нечто само собой разумеющееся, неотъемлемое... Так что можно сказать, он у меня в крови. Мама рассказывала, я еще в колыбели качалась в такт под песни Эллы Фицджеральд.
— В наше время принято эпатировать публику, представители шоу-бизнеса идут на всякие ухищрения, дабы как-то высветиться, отличиться…
— Понимаю, о чем вы. Меня часто спрашивают о моем имидже, о том, почему я, скажем, решила обрить голову… В начале творческой карьеры я, не скрою, пыталась быть оригинальной, выделяться... Но, поверьте, никогда не делала ничего на угоду публике — я просто для нее жила, и продолжаю это делать, дарить свое тепло, и когда оно возвращается сторицей, понимаешь, что все делается правильно.
В 2007-м наступил момент, когда уже не нужно было больше самоутверждаться за счет внеш-ности, совершаемых поступков или исполняемой музыки. В это же время много изменилось в моей личной жизни, переживала тяжелый развод, заболела… Но и это никак не сло-мило меня, не изменило. Напротив, я захотела подняться выше — как женщина. И, думаю, мне это удалось. …Возвращаясь к прошлому вопросу, расскажу, что имела честь два года сотрудничать с замечательным музы- кантом Реем Чарльзом. Снималась в его телешоу, выступала с ним в концертных программах… Он, можно сказать, впустил меня в свой круг, что позволялось не каждому. Я видела, как он флиртует с женщинами, как играет в шахматы, а один раз даже… «посчастливилось» познать его в гневе. Дело в том, что перед большим совместным концертом в Париже вышла статья с моей большой фотографией. Рей ужасно разозлился и настрого запретил мне петь, гневно бросив: “Запомни, девочка: звезда — это я, а ты просто выступаешь со мной. Не наоборот!” Я все поняла, хоть и очень расстроилась… Правда, спустя некоторое время, когда я на шестом месяце беременности из-за непогоды опоздала на шоу в Италии, он… задержал концерт и заставил зрителей ждать меня аж три часа! Вот так, по-реевски, «загладил» парижский неприятный инцидент.
— И в заключении нашей беседы, пару слов о «Ереван джаз-фест 2016» и, конечно. ваших творческих планах…
Уверена, меня ожидает незабываемая встреча с армянским слушателем, с армянскими музыкантами. Также мне очень нравится уровень организации мероприятия, серьезность отношения устроителей фестиваля к происходящему. Думаю, этот фест будет жить долго и подарит зрителям немало интересных встреч с прекрасными музыкантами. Так что в добрый путь! О своих же творческих планах скажу, что продолжаю активно выступать, гастролировать. Как говорится, гну свою прямую. И буду искренне счастлива, если она вновь пересечется с Арменией!


суббота, 1 октября 2016 г.

Армянский музей Америки: фотографии Карша, передвижная выставка картин Сарьяна... и не только.

На празднованииe25-летия независимости Арме-нии приехало немало гос-тей, их значимую часть, ра-зумеется, составили пред-ставители диаспоры. Наш собеседник — директор Ар-мянского музея Америки (AMA) Бердж ЧЕКИДЖЯН (на снимке).
История вашего музея началась еще в 1971 году, когда группа армян начала собирать коллекцию армянских книг и предметов в армянской приходской церкви в Белмонте, штат Массачусетс. Тогда посетителями музея были в основном представители армянской диаспоры. Сегодня же музей вызывает большой интерес у всех, кто посещает Бостон — как из разных штатов, так и других стран, — и желает познакомиться с историей и культурой доселе неизвестной страны…
— Да, вы абсолютно правы. И не только приезжие, но и жители Бостона, неармяне, тоже часто посещают наш музей. Отмечу, что за эти годы коллекция музея ощутимо пополнилась. Могу уверенно сказать, что музейная коллекция AMA — крупнейшая за пределами Армении. Даже больше, чем в Вене, Ватикане или Иерусалиме. Она насчитывает более 30 тысяч предметов старины — древние и средневековые армянские монеты, ковры, национальные костюмы, предметы времен Урартского царства и т.д. В библиотеке AMA находится более 40 тысяч названий книг — в том числе Евангелие «Карапет» из Киликии 1207 года. 39 поколений хранили эту книгу, бережно передавая по наследству, пока она наконец не попала в наш музей! Нам ее преподнесла в дар последняя из рода Тер-Карапетянов (отсюда и «Карапет») Джулия Тер-Карапетян. Оказывается, до этого она обращалась к церкви, к представителям Киликийского Дома с предложением передать им этот уникальный образец Евангелий. Но ждать пришлось долго… В итоге она решила, что книга должна храниться у нас. Позже, когда Католикос Великого Дома Киликийского Арам I посетил наш музей, я попросил его освятить книгу. Он в свою очередь был удивлен, что такая редкость хранится у нас, а не у них. Я ответил, что Джулия долго пыталась это сделать, но их священники не очень-то спешили, в итоге упустили свой шанс. Так что книга, несомненно, являясь достоянием церкви, ныне хранится у нас, и каждый раз, посещая США, католикос сможет убедиться в ее целости и сохранности. Равно как других уникальных экспонатов: собрания аудиозаписей с рассказами спасшихся от геноцида 1915 года армян, периодических изданий, плакатов, документов и карт...
Ведь основная цель, миссия нашего музея — сохранить активную программу сбора, сохранения и документирования армянских артефактов, книг, элементов текстиля, архивов и произведений искусства. Сохранить для потомков армянское наследие прошлого и настоящего и рассказать историю армянского народа, содействовать повышению уровня информированности и понимания культуры и вклада армянского народа через экспонаты и разнообразные образовательные программы. И, разумеется, действовать в качестве национального хранилища и информационного центра об армянском народе, его истории и культуре.
— Как часто меняется экспозиция в музее?
— В течение года несколько раз, чтобы иметь возможность проде- монстрировать хоть часть нашей кол- лекции. И что самое главное, коли- чество экспонатов увеличивается, в фонд музея жертвуются, а то и специально для нас приобретаются книги и т.д. Совсем недавно музей обогатился бесценной коллекцией работ канадского фотографа армян- ского происхождения, одного из мас- теров портретной фотографии Юсуфа Карша. Фотографии в дар музею пе- редала его супруга. Это уникальные портреты таких людей, как Мать Тереза, Арам Хачатурян, Эрнст Хемингуэй, Пабло Пикассо, Уинстон Черчилль…
Кстати, о Черчилле. Когда он прибыл в 1941 году в Канаду, чтоб обсудить в парламенте вопрос участия этой страны во Второй мировой войне, официальным фотографом канадского парламента был Карш. Он должен был сфотографировать Черчилля. Пригласил его в свою мастерскую, установил свет, зарядил фотоаппарат, но в самый последний момент… подошел и выхватил из рук английского премьера его любимую сигару. Тот очень рассердился, а Карш, не растерявшись, запечатлел эту «мину». Так родилась ныне известная во всем мире фотография Черчилля «с насупленными бровями». И эта фотография сейчас хранится в нашем музее!
— Но AMA функционирует не только как музей, но и как культурный центр, не так ли?
— Совершенно верно. Несколько лет назад, после нашей встречи с председателем Союза композиторов Армении Арамом Сатяном, которая состоялась благодаря нашему доро- гому другу, замечательному композитору и сопредседателю иностранной комиссии Союза Константину Петросяну, было решено прово- дить периодически у нас концерты армянской музыки с участием как музыкантов и ком- позиторов из Армении, так и проживающих тут армян. Надо отметить, концерты, органи- зованные К. Петросяном, проходят с большим успехом и пользуются большой популярностью, опять же не только у наших соотечес- твенников, но и американцев, и гостей…
Уже запланирована осенняя концертная программа на этот год. В октябре выступит дует: дудук и кяманча, а в ноябре — музыкальная армянская семья (тоже приехавшие из Армении, но проживающие тут): отец играет на гитаре, мама на фортепиано, а дети — скрипачи.
— Сотрудничаете с музеями в Армении?
— Да, вот уже 12 лет, со дня моего назначения на пост директора, мы дружим с Музеем геноцида, с Айком Демояном. Ныне в их музее выставлены также два экспоната из нашего музея. И это уже далеко не в первый раз…
Также в прошлом году наш музей посетила внучка Мартироса Сарьяна — Рузан Сарьян с супругом Авиком Исаакяном. Тогда было решено сделать показ работ Мастера в 2017 году, но мы пересмотрели проект, и было решено расширить рамки, сделать выставку передвижной, показать картины во всех городах Америки, где есть армянская диаспора, начав показ с нашего музея и затем Бостонского музея изящных искусств, продолжив затем в Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе, Филадельфии…
— В последний раз вы были здесь 15 лет назад на праздно-вании 1700-летия принятия хрис-тианства. Что изменилось, на ваш взгляд, за это время?
— Тогда в людях — в их манере общения, выражения мыслей — ощущалась некая скованность, «закрытость». Видимо, сказывалось наследие советского строя. Сейчас же люди стали более раскрепо-щенными, свободно выражают свою волю, мысли — в целом свободы, кажется, стало больше. В свою очередь приятно изменился облик столицы: появились новые здания, стало чище, ухоженнее. Но, увы, вместе с этим, как это ни парадоксально, все это никак, кажется, не сказалось на благосостоянии граждан — если не сказать большего… Просто тогда они молчали о тяготах, а теперь открыто об этом говорят. Очень хочется надеяться, что все эти трудности временны, и Армения в ближайшем будущем расцветет и заставит весь мир считаться с собой, со своей древней историей и культурой.
Да, увы, сегодня многие представители интеллигенции уезжают в другие страны в поисках более обеспеченной жизни, порой в поисках себя — точнее, более адекватного и продуктивного себе применения. Но и в этом случае, думаю, все временно — потому что армянин без Армении не может существовать. Это факт! Ведь что, в сущности, из себя представляет тот же наш музей? Попытка оставаться армянином, хранить Армению в себе, в этих уникальных экспонатах, представляющих нашу историю! Просто надо четко осознавать, что если мы хотим, чтоб утерянные силы вернулись, чтоб Армения снова расцвела, то должны вкладывать максимум усилий и средств в развитие нашей культуры. Ведь это будущее Армении — это залог ее процветания!


©Рубен Пашинян, «Новое время»