Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 1 октября 2016 г.

Армянский музей Америки: фотографии Карша, передвижная выставка картин Сарьяна... и не только.

На празднованииe25-летия независимости Арме-нии приехало немало гос-тей, их значимую часть, ра-зумеется, составили пред-ставители диаспоры. Наш собеседник — директор Ар-мянского музея Америки (AMA) Бердж ЧЕКИДЖЯН (на снимке).
История вашего музея началась еще в 1971 году, когда группа армян начала собирать коллекцию армянских книг и предметов в армянской приходской церкви в Белмонте, штат Массачусетс. Тогда посетителями музея были в основном представители армянской диаспоры. Сегодня же музей вызывает большой интерес у всех, кто посещает Бостон — как из разных штатов, так и других стран, — и желает познакомиться с историей и культурой доселе неизвестной страны…
— Да, вы абсолютно правы. И не только приезжие, но и жители Бостона, неармяне, тоже часто посещают наш музей. Отмечу, что за эти годы коллекция музея ощутимо пополнилась. Могу уверенно сказать, что музейная коллекция AMA — крупнейшая за пределами Армении. Даже больше, чем в Вене, Ватикане или Иерусалиме. Она насчитывает более 30 тысяч предметов старины — древние и средневековые армянские монеты, ковры, национальные костюмы, предметы времен Урартского царства и т.д. В библиотеке AMA находится более 40 тысяч названий книг — в том числе Евангелие «Карапет» из Киликии 1207 года. 39 поколений хранили эту книгу, бережно передавая по наследству, пока она наконец не попала в наш музей! Нам ее преподнесла в дар последняя из рода Тер-Карапетянов (отсюда и «Карапет») Джулия Тер-Карапетян. Оказывается, до этого она обращалась к церкви, к представителям Киликийского Дома с предложением передать им этот уникальный образец Евангелий. Но ждать пришлось долго… В итоге она решила, что книга должна храниться у нас. Позже, когда Католикос Великого Дома Киликийского Арам I посетил наш музей, я попросил его освятить книгу. Он в свою очередь был удивлен, что такая редкость хранится у нас, а не у них. Я ответил, что Джулия долго пыталась это сделать, но их священники не очень-то спешили, в итоге упустили свой шанс. Так что книга, несомненно, являясь достоянием церкви, ныне хранится у нас, и каждый раз, посещая США, католикос сможет убедиться в ее целости и сохранности. Равно как других уникальных экспонатов: собрания аудиозаписей с рассказами спасшихся от геноцида 1915 года армян, периодических изданий, плакатов, документов и карт...
Ведь основная цель, миссия нашего музея — сохранить активную программу сбора, сохранения и документирования армянских артефактов, книг, элементов текстиля, архивов и произведений искусства. Сохранить для потомков армянское наследие прошлого и настоящего и рассказать историю армянского народа, содействовать повышению уровня информированности и понимания культуры и вклада армянского народа через экспонаты и разнообразные образовательные программы. И, разумеется, действовать в качестве национального хранилища и информационного центра об армянском народе, его истории и культуре.
— Как часто меняется экспозиция в музее?
— В течение года несколько раз, чтобы иметь возможность проде- монстрировать хоть часть нашей кол- лекции. И что самое главное, коли- чество экспонатов увеличивается, в фонд музея жертвуются, а то и специально для нас приобретаются книги и т.д. Совсем недавно музей обогатился бесценной коллекцией работ канадского фотографа армян- ского происхождения, одного из мас- теров портретной фотографии Юсуфа Карша. Фотографии в дар музею пе- редала его супруга. Это уникальные портреты таких людей, как Мать Тереза, Арам Хачатурян, Эрнст Хемингуэй, Пабло Пикассо, Уинстон Черчилль…
Кстати, о Черчилле. Когда он прибыл в 1941 году в Канаду, чтоб обсудить в парламенте вопрос участия этой страны во Второй мировой войне, официальным фотографом канадского парламента был Карш. Он должен был сфотографировать Черчилля. Пригласил его в свою мастерскую, установил свет, зарядил фотоаппарат, но в самый последний момент… подошел и выхватил из рук английского премьера его любимую сигару. Тот очень рассердился, а Карш, не растерявшись, запечатлел эту «мину». Так родилась ныне известная во всем мире фотография Черчилля «с насупленными бровями». И эта фотография сейчас хранится в нашем музее!
— Но AMA функционирует не только как музей, но и как культурный центр, не так ли?
— Совершенно верно. Несколько лет назад, после нашей встречи с председателем Союза композиторов Армении Арамом Сатяном, которая состоялась благодаря нашему доро- гому другу, замечательному композитору и сопредседателю иностранной комиссии Союза Константину Петросяну, было решено прово- дить периодически у нас концерты армянской музыки с участием как музыкантов и ком- позиторов из Армении, так и проживающих тут армян. Надо отметить, концерты, органи- зованные К. Петросяном, проходят с большим успехом и пользуются большой популярностью, опять же не только у наших соотечес- твенников, но и американцев, и гостей…
Уже запланирована осенняя концертная программа на этот год. В октябре выступит дует: дудук и кяманча, а в ноябре — музыкальная армянская семья (тоже приехавшие из Армении, но проживающие тут): отец играет на гитаре, мама на фортепиано, а дети — скрипачи.
— Сотрудничаете с музеями в Армении?
— Да, вот уже 12 лет, со дня моего назначения на пост директора, мы дружим с Музеем геноцида, с Айком Демояном. Ныне в их музее выставлены также два экспоната из нашего музея. И это уже далеко не в первый раз…
Также в прошлом году наш музей посетила внучка Мартироса Сарьяна — Рузан Сарьян с супругом Авиком Исаакяном. Тогда было решено сделать показ работ Мастера в 2017 году, но мы пересмотрели проект, и было решено расширить рамки, сделать выставку передвижной, показать картины во всех городах Америки, где есть армянская диаспора, начав показ с нашего музея и затем Бостонского музея изящных искусств, продолжив затем в Нью-Йорке, Чикаго, Лос-Анджелесе, Филадельфии…
— В последний раз вы были здесь 15 лет назад на праздно-вании 1700-летия принятия хрис-тианства. Что изменилось, на ваш взгляд, за это время?
— Тогда в людях — в их манере общения, выражения мыслей — ощущалась некая скованность, «закрытость». Видимо, сказывалось наследие советского строя. Сейчас же люди стали более раскрепо-щенными, свободно выражают свою волю, мысли — в целом свободы, кажется, стало больше. В свою очередь приятно изменился облик столицы: появились новые здания, стало чище, ухоженнее. Но, увы, вместе с этим, как это ни парадоксально, все это никак, кажется, не сказалось на благосостоянии граждан — если не сказать большего… Просто тогда они молчали о тяготах, а теперь открыто об этом говорят. Очень хочется надеяться, что все эти трудности временны, и Армения в ближайшем будущем расцветет и заставит весь мир считаться с собой, со своей древней историей и культурой.
Да, увы, сегодня многие представители интеллигенции уезжают в другие страны в поисках более обеспеченной жизни, порой в поисках себя — точнее, более адекватного и продуктивного себе применения. Но и в этом случае, думаю, все временно — потому что армянин без Армении не может существовать. Это факт! Ведь что, в сущности, из себя представляет тот же наш музей? Попытка оставаться армянином, хранить Армению в себе, в этих уникальных экспонатах, представляющих нашу историю! Просто надо четко осознавать, что если мы хотим, чтоб утерянные силы вернулись, чтоб Армения снова расцвела, то должны вкладывать максимум усилий и средств в развитие нашей культуры. Ведь это будущее Армении — это залог ее процветания!


©Рубен Пашинян, «Новое время»








Комментариев нет:

Отправить комментарий