Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 24 мая 2014 г.

«Если человек ходит на концерты Баренбойма и Пендерецкого — это уже очень хорошо!»

Вчера в Большом зале филармонии им.Хачатуряна состоялся концерт, посвященный армяно-румынской дружбе. Концерт N 9, симфония N 34 Моцарта и скрипичный концерт Мендельсона прозвучали в исполнении румынского скрипача Александру Тамеску и немецкой пианистки Валентины Бабор в сопровождении Государственного филармонического оркестра Армении. Незадолго до начала концерта корр.”НВ” встретился с художественным руководителем и главным дирижером оркестра Эдуардом ТОПЧЯНОМ.
 — Вот уже семь лет мы празднуем день Европы в Армении. Эту традицию, можно сказать, заложил бывший посол Европейского Союза, ежегодно отмечавший этот праздник с нашим филармоническим оркестром. Новый посол поначалу продолжил это начинание, но потом быстро переключился на другой коллектив, а ныне и вообще решил обойтись без классической музыки. Ну, как говорится, на вкус и цвет товарищей нет. Но есть и другая поговорка — свято место пусто не бывает. Наше начинание поддержал посол Румынии в Армении Сорин Василе, человек, серьезно разбирающийся и любящий классическую музыку. Мы очень рады, что он активно вошел в процесс подготовки концерта, пригласив даже сюда известного румынского скрипача Александру Тамеску. И он, и пианистка Валентина Бабор — замечательные, я бы сказал, блестящие музыканты. Хотя, как вы знаете, я никогда не ставил во главу угла имена, гастролеров и т.д. — для меня намного важнее музыка, профессионализм. Рад, что наши надежды подтвердились — вчера был действительно прекрасный концерт!
— Поговорим о вашем слушателе, зрителе. Какие изменения вы бы отметили?
— Самое главное (увы, приходится это констатировать), наш зритель наконец научился не хлопать между частями исполняемых симфоний и других многочастных произведений. Я подчеркиваю наш, потому что в Ереване, в этом же зале имеет место множество других концертов с замечательными музыкантами, звездами мировой величины. Увы, в силу ценовой политики, билеты на эти концерты доступны по большей части людям, мягко говоря, далеким от музыки, тем более — классической. На этих концертах приходится порой объявлять о том, что хлопать между частями не стоит. Очищает ли, облагораживает музыка этих людей? Будем надеяться, что да. Скажем так, если это мода, то неплохая. Если человек ходит на концерты Баренбойма и Пендерецкого — это уже очень хорошо! Дай Бог, когда-нибудь билеты на эти концерты станут доступны и слушателям, крайне нуждающимся и почитающим классическую музыку.
Сегодня у нас есть очень хороший, подготовленный слушатель, равно как средний и еще тот, кому только предстоит открыть для себя классическую музыку. В возрастном плане — на наших концертах всегда много молодежи, и их количество увеличивается, что, разумеется, радует. Мы активно сотрудничаем сегодня с Медицинским университетом, Педагогическим институтом и Славянским университетом. Их студенты — наши завсегдатаи, очень интересуются классической музыкой...
— То есть своего рода “филармония студента”. А как же школьники? Помнится, когда-то была и такая инициатива...
— Музыкальное, равно как в целом эстетическое и культурное образование школьника — задача крайне важная! Но тут надо быть не просто инициатором и оптимистом, а делать все очень последовательно, мало-помалу приобщая будущего гражданина к его национальной культуре, высокому искусству, непреходящим ценностям и т.д. Мы своими силами пытались возродить эту традицию, но, увы, после нескольких концертов все остановилось, поскольку все зависит не только от нас. Одного оркестра мало, ведь необходимо обеспечить четкую поточность концертов, разных репертуаров и т.д.
— На каком этапе открытие Академии при Филармоническом оркестре?
— Можно сказать, почти все готово. В преподавательский состав войдут в основном, конечно, наши оркестранты — профессионалы, способные воспитать достойную смену. Приглашенные преподаватели будут посещать время от времени. Будем готовить музыкантов — как для филармонического оркестра, так и для оперного, и для других... Для Армении!
Но вот в чем загвоздка — не можем определиться со зданием. Предоставленная нам поначалу территория мне не понравилась. Академия должна находиться в центре города. Не должен уставший после репетиций и концертов оркестрант отправляться преподавать на край города, равно как родители не должны везти ребенка на музыку из 9-го Массива на I участок. Это не правильно. Но, дай Бог, вскоре откроемся и начнем готовить новые кадры, смену...
— И напоследок, какие планы у филармонического оркестра на ближайшее будущее?
— Сезон продлится до 11 июля и закончится концертом, скорее всего, с участием Асмик Папян. Возможно, это будет гала-концерт. Еще абсолютной конкретики нет. До этого ожидаются также концерты с участием Сергея Хачатряна вместе с Нареком Ахназаряном.
Правда, в этом году мы чуть раньше выйдем в отпуск, поскольку должны возобновить работу 5 августа, дабы затем, в конце месяца, выступить с шестью концертами в Италии. После чего вернемся домой и сразу же в начале сентября направимся в Шуши, где исполним оперу Авета Тертеряна “Огненное кольцо”. Если помните, в прошлом году в рамках того же мероприятия мы исполнили оперу Андрея Бабаева “Арцваберд”.
Далее ожидается открытие музыкального фестиваля, визиты разных замечательных музыкантов. За это время, в октябре, мы еще раз уедем на гастроли в Австрию, Францию и Германию и вернемся к закрытию фестивалю. В будущем году также ожидаются интересные гастроли.
Однако самое главное, что сегодня наш оркестр находится в замечательной исполнительской форме. Я имел честь руководить разными оркестрами — в том числе мирового уровня, — но каждый раз по возвращении домой с радостью отмечаю, что наш оркестр ничем не уступает им, если не сказать большего — даже в чем-то лучше многих из них как по мастерству исполнения, так и культуре преподношения музыкального материала.

вторник, 20 мая 2014 г.

Извиняющиеся, в очередь за “австрийской колбасой”!

        “Как я понимаю, полусонные мои, собрание стихийно продолжается...” — эта рязановская фраза довольно точно характеризует новую волну обсуждений австрийской победы на “Евровидении” и страстей, кипящих уже не столько в виртуальном, сколь в реальном пространстве. Многие деятели культуры, поначалу довольно остро и сухо отзывавшиеся об участнике из Австрии, ныне предпочли рассыпаться в извинениях, дабы доказать свою толерантность. Оно и понятно — мало кого обрадует перспектива стать невыездным в Европу, да еще и, походя, получить по шапке. А это весьма реально в свете последних событий — вот и замаливают свои “гомофобские” грешки.
“Мы армяне, и есть вещи, о которых нам нельзя забывать, а есть и те, о которых нельзя и заикаться. Если так, то завтра на ТВ начнут пропагандировать гомосексуализм и объяснят это тем, что есть и такой сегмент в обществе, которому это интересно. Очнитесь, стыдно!” — это цитата из последнего интервью народного артиста Соса Саркисяна. Так неужели “здравый смысл, возобладавший над эмоциями”, в данном случае — самое лучшее проявление нашего самосознания и уважения к памяти предков, к тем ценностям, которые они нам завещали? И до чего мы такими ударными темпами докатимся?
Лилит ПИПОЯН,
композитор-исполнитель:
“Нам втолковали за длительное время пропаганды (не побоюсь этого слова): не быть толерантным означает быть отсталой свиньей и почти преступником. Вот и осторожничают люди. Вызов брошен — надо смиренно склонить голову и ни-ни! Не преследовать, не высказываться, не защищаться — смотреть, принимать и даже любить! Пить пиво и особенно не задумываться”.
Арсен НЕРСЕСЯН,
музыкант:
“Никогда рояль в кустах не появляется случайно — изначально было понятно, что ОНО или выиграет, или, во всяком случае, займет одно из первых мест. У меня вопрос ко всем толерантно относящимся к извращению — “Вы хотели бы, чтобы ваши дети стали такими “кончитами”? Уверен, большинство содрогнется и ответит “нет”. Но и найдутся те, что скажут: “Мы не хотели бы, конечно, но это его выбор, мы должны уважать это”. Это модная фраза родом из Европы, ее штампуют люди, которые или не совсем ясно понимают, какую муру несут, или смирились с уродством из-за слабости своих нравственных принципов или вовсе отсутствия таковых, или целенаправленно внедряют эту чудовищную психологию в сознание людей.
“Евровидение” — всего лишь винтик огромной махины, усердно работающей над уничтожением человеческой нравственности, души и духа, в том нет сомнений. И субъект под кличкой “Кончита” — тому доказательство.
Я рад, что армяне являются одной из малочисленных наций, которые несмотря как на кризис внутри страны, так и некий национальный душевный, тем не менее адекватно реагируют на происходящее в Европе и ее “эмиссаров”. А значит не все еще для нас потеряно. Я рад и горд, что я армянин, родился в Армении, у меня армянский менталитет — таким и доживу остальную часть своей жизни!”
Владимир ГУЛЯН,
дизайнер-программист:
“Если Кончита не нравится — то это нормально, если прикольно и нравится, то а) ок, не проблема, б) у вас проблемы со вкусом. Ее самоидентификация ни при чем — и если она вам не нравится — дело не в загнивающей Европе. Все говорят, что это отвратительно, так и я скажу — это ваше мнение. Ну а если вы боитесь собственного мнения, то стоит обратиться к психиатру.
Не о том думаем, друзья. Фреди Меркьюри был геем, что не мешало ему быть замечательным певцом. Мы все привыкли обличать и говорить, что хорошо иль плохо, но тут как с ребенком — чтобы воспитать, надо не только говорить, что хорошо и плохо, а еще предлагать модель, алгоритм хорошего решения проблемы для ребенка. Можно критиковать Кончиту, но оставаться при этом толерантным. Вы, ребята, хотите в Европу — так вот в Европах Кончит критикуют не за бороды и платья, а за плохие песни. А боятся собственной тени...”
Давид МИНАСЯН,
скульптор:
“Куда докатимся? Мы давно докатились, и вступим мы в Евросоюз или Союз таможенный — исход един, вопрос времени. Другое дело — наша позиция. Вот эта статья и любые обсуждения на эту тему — невольное рекламирование пошлости и падения нравов. На это, в принципе, и сделан расчет — естественную реакцию общества. Нам лишь остается одно — тотальный игнор: не продолжение темы, нежелание играть в чужую грязную игру, направленную на деструктуризацию и духовное обнищание наших народов.
Что касается поспешивших извиниться коллег. Друзья, мы не в том положении и не в той стране находимся, чтобы позволять себе жить и действовать двойными стандартами. Или сто раз подумай, прежде чем сказать, или, сказавши, умей держать свое слово. Ведь у каждого из нас свое предназначение, своя профессия. Но все мы — граждане, и если позволяем входить себе в “ближний бой”, то должны быть ответственны до конца за сказанное и в целом за свою позицию. Особенно если это касается людей публичных.
Толерантность, демократия (в нашем понимании) — стали основными врагами армянской государственности. Потому что не доросли мы пока до истинного понимания этих слов — все это для нас некие механизмы самоутверждения, а не отношение к жизни, форма существования. Наше видение сужено, субъективно — нельзя критиковать лишь вратаря за поражение любимой команды. Вывод: не извращенцев надо осуждать, чтобы потом извиняться или нет, а заниматься своим делом, своим предназначением, создавая и пропагандируя истинные ценности!”
Ирина БАЛОЯН,
лингвист:
“Я не поддерживаю ни позицию тех, кто поднял вселенский вой на эту тему, ни тем более — извиняющихся за необдуманные заявления. Более того, в доктрине “мы не Европа, мы Азия” вижу наше спасение. От этой “еврости” никуда не деться, но мы можем сделать лишь одно — не допустить, абсолютно игнорируя как навязываемые европриоритеты, так и не участвовать в этих ристалищах. Это грязь, которой не надо касаться, а напротив — четко установить свое отношение к этому, причем на государственном уровне. А в свете недавно принятых в моей стране гендерных еврозаконов мне лично, как родителю в первую очередь, не импонирует перспектива стремительно наступающего на пятки будущего, где родители будут вступать в интимную связь со своими детьми.
...Крайне обидно, что большинство “бунтарей” ограничиваются лишь виртуальным пространством, где искренне клеймят чуждые нам гендерные евроценности и всяких “кончит”. Попав в реальное пространство, многие умолкают... Неужели самые смелые у нас сегодня — ничего не боящиеся трансвеститы, установившие в день финала “Евровидения” плазму в Городском саду и устроившие там коллективный гейпросмотр в поддержку своей/своего кумира из Австрии?..”
Мариам МЕРАБОВА,
певица:
“Я несколько раз была на “Евровидении” в качестве бэк-вокалистки, выступала под флагами разных стран и с каждым годом чувствовала, как меняется конкурс в сторону эпатажа, уходит от первоначального ориентира и постепенно превращается из конкурса песни в конкурс визуальных образов. Я не гомофоб. Не секрет, что в мире искусства много людей с нетрадиционной сексуальной ориентацией. У меня есть несколько настоящих друзей, проверенных годами, которые относятся к таким, но ни разу ни один из них не спровоцировал меня своим видом или поступками на неприязнь. Это сплошь талантливые, достойные люди, дружбой которых я дорожу. Но все эти друзья сами в ужасе от самого факта победы австрийского участника, образ которого совершенно безобразен и уродлив. Но вот о чем я подумала... Почему этот уродливый образ вызвал в нас столько омерзения, когда мы, общество, совершенно привыкли, например, к постоянно мельканию того же Бориса Моисеева, образ которого недалеко ушел от победителя “Евровидения”? Что-то я не слышала о народной волне возмущения по поводу Моисеева. Наоборот, его любит публика и концерты его всегда проходят с аншлагом. Так где же правда? В чем разница? Мне кажется, что рассуждать по этому поводу можно бесконечно. Лично моя позиция однозначна — победа данного персонажа является плевком и никак не тянет на веселую шутку. Ни о какой толерантности тут не может идти и речи!”
Давид СААКЯНЦ,
художник-мультипликатор:
“К тому, что происходит, отношусь как к вызову. Вызову, брошенному не только всему человечеству, но и лично мне! Фраза “Нас не остановить”, прозвучавшая со сцены из пасти колбасы, говорит о многом! А раз уж это вызов, то я не собираюсь уходить в подполье и делать вид, что “это просто дождь”. И если сегодняшние либералы (приспешники и потакатели гомофашизма), выдумали мне имя гомофоб, то я буду с гордостью носить это “звание” и говорить о своей позиции там, где считаю нужным, каким бы отсталым ни выглядел в глазах тех, кто своей циничной пропагандой, тупостью, лицемерием, трусостью гонят нормальное общество к “новым стандартам”.

вторник, 6 мая 2014 г.

Дядя Валя — русский армянин

          В Ереванском Камерном театре состоялся вечер памяти выдающегося художника Валентина Подпомогова. На мероприятии, прошедшем 29 апреля — в день его 90-летия, был представлен фильм Карена Кочаряна, снятый еще при жизни художника, и презентован каталог его работ.
"Вечер начался очень символически — перед одной из самых известных картин отца, "Тайной вечерей", на большом столе стояла одинокая свеча — папина, — и все посетители зажигали свои свечи от нее, ставили рядом. В итоге получилось 90 свечей — ровно столько лет исполнилось бы ему сегодня", — рассказывает дочь художника Евгения Подпомогова. По ее словам, "фильм вернул нас в то время, когда папа был с нами, всколыхнул чувства и напомнил много доброго и светлого, что с ним связано. Он ведь, можно сказать, дружил со всем Ереваном сразу. К нему тянулись. Его харизма покоряла и даже окрыляла всех".
Она также особо отметила участие в организации этого мероприятия и издании каталога министерства культуры и лично министра Асмик Погосян. «Я была очень раздосадована, прочитав в одном довольно уважаемом издании статью о том, что, мол, министерство культуры палец о палец не ударило для издания альбома работ, а «несчастные родственники», с большим трудом достав деньги, «на свои средства» издали этот каталог. Откровенная чушь! Еще в прошлом году, когда мы только планировали, как будем отмечать 90-летие, состоялся разговор с министром. Она не просто поддержала эту идею, еще сама внесла парочку весьма дельных советов.
Многие ереванцы помнят открытие в блокадном, холодном и голодном Ереване Fe-галереи Камерного театра, где одной из первых состоялась выставка работ Подпомогова. Дядя Валя, как его нежно все называли, был большим другом театра. Практически всегда кого-то из театра можно было найти в его мастерской, которая находилась неподалеку от театра. К нему действительно тянулись, за ним шли..."
К мероприятию был издан каталог, где представлены 42 работы Подпомогова. В нем оригинальная закладка, представляющая собой кусок полотна Мастера с его подписями: с одной стороны — на русском, с другой — на армянском. Действительно, заполняя анкеты, в графе "национальность" он писал всегда "русский", подчеркивая в следующей графе, что родным языком для него является армянский. Армения была его родиной, которую он отказывался покидать, несмотря на заманчивые предложения работать в Москве — даже в период блокады, когда многие представители культуры уехали отсюда: кто в дальние страны, кто — увы, в мир иной... Вот и в каталоге, чтоб он был с подписью Подпомогова, было решено сделать такую неординарную закладку.
Остается лишь поблагодарить Международный театральный фестиваль HIGH FEST, Министерство культуры и, конечно же, дочь художника Евгению Подпомогову за замечательный вечер в Камерном театре, за прекрасный каталог, за встречу старых друзей и возможность вновь окунуться в загадочный и чарующий мир Мастера.
Светлая память, дядя Валя...