Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 10 сентября 2016 г.

Артур Сатян: “Я первый в нашем роду джазмен…”


Артур Сатян — сегодняшний наш гость — один из самых популярных армянских джазменов, ныне прожи- вающий вне пределов родины, неод- нократно выступавший с разными звездами мирового джаза... А инте- ресно, не планируется ли побаловать и армянских меломанов ну если не звездными сейшнами, так хотя бы своими концертами?
— К сожалению, уже совсем скоро начнется учебный цикл, и Ливанская государственная консерватория, где я преподаю с 1998 года, начнет свою работу. А так как я являюсь деканом джазового факультета, который сам же и открыл в 2004 году, загранпоездки приходится отклонять. Но иногда, когда приглашения интересные, я, конечно, выезжаю. Особенно когда это приглашение приходит из родного Еревана. Вот, например, в прошлом году мои друзья Вазген Асатрян и Камо Мовсесян пригласили меня на ереванский ДжазФест в сентябре, и я с удовольствием согласился. Причем финансовая сторона совсем не имеет никакого значения. Я всегда рад приехать в Ереван, увидеть маму, родных, друзей, сыграть музыку со старыми друзьями, да и познакомиться с молодыми талантами.
Конечно, хочется сольного концерта, причем желательно с музыкантами, с которыми я сейчас играю в Бейруте. Это не к тому, что наши хуже — ни в коем случае. Просто спайка состава другая, когда играешь каждый день. Музыканты меня поймут. Но и с моими ереванскими друзьями просто наслаждение играть, мы на фестивале в сентябре сделали только одну репетицию и сыграли как на запись диска, а это высший класс. Просто для сольного концерта нужны спонсоры, организаторы и т.д. и т.п. Я сам это организовывать не люблю и, наверно, не смогу, потому что живу в другой стране. Так что ждy!
— Фамилия Сатян — довольно популярная в армянской – и не только - музыке. Твое увлечение джазом, музыкой в целом — все же «зов предков», генетика или твой личный выбор?
— Хороший вопрос! Мое увлечение классической музыкой и музыкой в целом, это да — зов предков, прежде всего Ашота Сатяна. Это, так сказать, “родная генетика”. А вот с джазом я бы не сказал. Отец и брат увлекались джазом как любители, то есть слушали традиционный джаз, а профессионалы из нашей родни были против. Я помню, и брат деда — Арам Сатунц, и дядя — Арам Сатян высмеивали поначалу мои джазовые страсти и делали все, чтоб я занимался классикой. Спасибо им, безусловно, мой музыкальный багаж и знания теории богаты именно благодаря им, в особенности дяде, потому что композиции я учился именно у него. Он прекрасный музыкант и педагог!
Но мой выбор джаза я сделал сам. И более того, это я заразил джазом моих двоюродных братьев Давида и Рубена Сатянов. До того как я уехал в Бейрут, всё время играл для них, показывал всякие трюки и давал джазовые записи. Сейчас оба тоже играют и серьезно занимаются джазом. Я горжусь, что я первый джазмен в роду! Помню, шутил с дядей, говоря: «Ничего, дядя Арик, в семье не без урода. Так пусть этим “уродом” буду я».
— Расскажи немного о своей семье…
— У меня музыкальная семья. Жена, Ури Сарафян, ливанская армянка, закончившая ереванскую консерваторию и аспирантуру, пианистка. Преподаёт вместе со мной в ливанской государственной консерватории. Имеет прекрасный класс учеников, один из лучших в консе. Многие из её учеников уехали в Европу, чтобы там продолжить образование, и от всех европейских преподавателей она получает письменные и устные благодарности за качественно проделанную работу. Дочь у меня, Лиана, тоже музыкант. Ей 14 лет, учится в американской школе. Разговаривает на армянском, английском, французском, арабском и русском. С семи лет играет на фортепиано, ученица ливанского конса, учится у педагога из Еревана Анжелы Хадишьян. Тоже любит и с детства слушает джаз, но пока не играет.
— Как произошло твое перемещение в Ливан?
— Очень просто. Позвонил пианист Давид Давтян в два часа ночи и спросил: “Арт, в Бейрут поедешь?” Ехать должен был он, но он тогда не смог. Поехал я, и... влип. Шучу, всё прекрасно! Уже...
— Ты живешь и работаешь в Бейруте. Какие успехи? Какие выступления хотел бы отметить?

— Успешно создаю «джазовую сцену» в Бейруте с 1996 года. Они до меня эту музыку не знали. Играли лёгкую музыку с арабскими мотивчиками, импровизировали по-арабски и называли это джазом. Но сейчас уже, безусловно, другая ситуация. Научил, переучил и продолжаю это делать. Почти все ливанские музыканты, играющие джаз в Ливане и за его пределами, в особенности молодые, мои студенты.
В конце 90-х здешние джаз-клубы стали приглашать хороших музыкантов из США и Европы. Мне посчастливилось сыграть со многими известными (Чарльз Дейвис, Лари Кориэл, Эд Черри, Рей Вега, Стефано Ди Батиста, и т.д.) и не очень известными, но очень сильными музыкантами. Сейчас политическая и экономическая ситуация в этом районе не очень благополучная для приглашений музыкантов, но иногда бывает. Совсем недавно сыграл с Артуро Сандовалом, пригласил моего друга Лари Кориэла на фестиваль в Бейруте и в первый раз сыграл на джазовом органе. Кориэл был доволен и удивлен, что я недавно начал играть на органе и «уже такое выдаю». Лари даже попросил меня отдать ему разрешение на исполнение нескольких моих композиций.
В прошлом году сыграл с моим трио на престижном фестивале, который известен как фестиваль классической музыки. У них играли джазовые составы, но с джазовыми аранжировками классических композиторов (Лист, Шопен, Бах). Так вот я был первым джазовым исполнителем, который играл чистую джазовую музыку. Тоже приятно. Доверили!
Выпустил новый диск, который называется АРТолоджи (АРТология). Начал писать давно, но выпустил в 2013 году. Записывал и сыграл с музыкантами из трёх стран - Армении, Ливана и Сирии, отсюда и сам стиль альбома — фьюжн. По-моему, звучит не плохо. Из армянских музыкантов играет Армен Уснунц на теноре и сопрано на саксофонах, Вардан Григорян играет на зурне, мой бывший студент, а теперь коллега, ливанский армянин Раффи Мандалян на гитаре. Остальной состав из Ливана и Сирии, а также сборная команда струнников из Армении и России, которые работают по контракту в ливанском симфоническом оркестре. Диск продаётся почти во всех известных онлайн магазинах. С моей музыкой можно также ознакомиться на сайте www.arthursatyan.com. Милости прошу! 
— А какие изменения произошли за эти годы в исполнении, стилистике твоей музыки?
— Трудно сказать... Я однолюб, люблю то, что всегда любил в джазе. Всегда слушал и «традицию», и фьюжн. То же и играю сейчас. Мои ереванские друзья музыканты гово- рят, что стилистически я не изменил- ся, но сама игра отшлифовалась и, можно сказать, помудрела. Может быть… Но буду играть лучше, обещаю!
— Чем, на твой взгляд, отличается армянский слушатель от бейрутского?
— Армянский слушатель намного лучше понимает музыку в целом. Это длинный разговор, но, коротко гово- ря, в Ливане 15 лет назад только создался симфонический оркестр. Школы серьезной музыки не было, если и была, то слабая, основанная на одном-двух хороших педагогах. Сейчас почти все учителя в Бейрутской консерватории приглашены из России, Армении, Румынии, преподают также ливанцы, которые учились во Франции, Германии... Серьезная музыка началась, в принципе, 20-25 лет тому назад. Концерты классической музыки начались с создания оркестра, до этого не было. Да и сейчас раз или два в неделю. Такого, как у нас, когда гуляешь по периметру оперы и весь забор в рекламных щитах концертов, у них никогда не было, да и не будет, наверное. Государство не думает об искусстве, родители отдают детей на музыку по принципу «чтобы чем-то занялся», типа или баскетбол, или скрипка. Это проблема.
Я уверен, и в Армении есть свои проблемы. То, что я говорю это, конечно же, взгляд извне. Но армянский зритель всё равно намного подготовленнее.
— Некоторое время ты был музыкальным руководителем Камерного театра, где сменил на посту известного армянского джазмена Арташеса Карталяна. Есть ли связь с коллегами по цеху? С тем же театром?..
— Да, хорошие были времена! Увы, очень редко общаюсь с Арташесом по фейсбуку — он туда и не заходит. В театр давно не заходил. В Ереване видел Гранта Тохатяна. Много общаюсь с Давидом Бабаяном...
— Кстати, о Давиде — многие армянские меломаны помнят группу «АртДодо», основанную вами. Все прошло или, может, мы снова увидим, точнее, услышим вас на одной сцене?
— Мы всегда шутим об этом, но кто знает, может, в один прекрасный день соберемся и запишем дисков 10, 20. Музыки у нас полно.
— Какие изменения должны произойти, чтобы ты решил вернуться домой?
— Самое страшное — война. Если что-то вроде этого серьезно случится, я вынужден буду приехать обратно. А так, 20 лет это не два и не пять. Трудно бросить все, чем занимаешься, и начать строить заново. Хотя в Ереване я не буду начинать с нуля, но всё же многое изменилось…
— И напоследок, чем собираешься порадовать поклонников своего творчества в ближайшем будущем?
— Планирую выпуск нескольких альбомов, разной музыки, своей, конечно: трио альбом, фьюжн, латиноамериканскую версию. Ну и если получится организовать концерт в Ереване, то буду очень рад встретиться со всеми друзьями и поклонниками в Армении!

Рубен Пашинян, «Новое время»






Комментариев нет:

Отправить комментарий