Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 10 мая 2012 г.

"Внутреннее время" Арутюна Джинаняна

В Музее современного искусства открылась выставка работ Арутюна ДЖИНАНЯНА (Jino) "Внутреннее время". Вступительное слово Арутюна было кратким: "Где бы ни жил армянин — в Москве, Лондоне, Нью-Йорке — внутри у него всегда одно время — ереванское! Я — дома!" Обстановка на выставке и впрямь была домашней — на подставках часы, рядом — телевизор, показывающий видеоряд, смонтированный из всех передач Арутюна, на стенах экзотические фотографии нездешних мест...

— Арутюн, почему выставка называется "Внутреннее время"?

— Мы живем в пространстве и во времени. Наш мир трехмерен, но есть четвертое измерение. Время существует как вне нас, так и внутри нас. Оно зеркально. "Внутреннее" время — вот четвертое измерение. Это время — как пружина в часах. Это время, отпущенное нам Творцом. Время внутри нас — вот настоящая реальность. Часы, дни, годы в любви и в творчестве летят как мгновения... Любовь останавливает ход нашего "внутреннего времени" и даже может приумножить время, отпущенное Богом. Вот моя формула "внутреннего времени"

— Вы по профессии режиссер?

— Сначала я окончил актерский факультет Ереванского художественно-театрального института, затем поступил в ГИТИС на режиссерский факультет, учился у Петра Фоменко. Можно сказать, стоял у истоков АТВ, "Авторского телевидения", в рамках которого режиссировал немало программ, в 1998-2003 гг. был главным режиссером программы "Доброе утро" на ОРТ и других передач Первого канала.

— Вы пропустили очень интересную страницу своей творческой деятельности — фильм "Аревик"...

— Согласен. Я тогда даже не понимал, как мне повезло сниматься в одном фильме с такими титанами, как Софико Чиаурели и Армен Джигарханян. Сегодня об Армене Борисовиче частенько в прессе пишут всякие гадости. Я считаю, это недопустимо. Чтобы объяснить, какой это человек, приведу лишь случай из моей жизни. Когда меня — студента ГИТИСа — забирали в армию, я обратился за помощью к Джигарханяну. Отправился к нему и рассказал о своей проблеме. Он ничего не ответил, просто взял меня за руку и повел в военкомат. Не стал никому звонить, никого просить — просто сам встал и пошел решать мои вопросы. В военкомате он попросил, чтобы меня освободили, объяснив, что я его племянник. Кто мог ему отказать? Вопрос был решен. Сказать, что он был занят в то время — ничего не сказать. Но человек нашел время и... сделал добро. Мы до сих пор дружим с Арменом Борисовичем, и я искренне переживаю и злюсь, когда читаю всякие мерзости-подколки об этом человеке в газетах или интернете. Как не стыдно. Ну да Бог всем нам судья...

— Вы были успешным режиссером. Почему вдруг бросили все и занялись творчеством?

— Телевидение на самом деле тоже творчество. Просто в последнее время оно слишком сильно ушло в коммерцию. Вот во время АТВ было действительно интересно, а сейчас сплошные развлекательные передачи. Я начал рисовать совершенно неожиданно, после того как мне приснился сон... Снились армянские хачкары. Рядом лампадное масло разных цветов. Я попытался нарисовать кресты этими "разноцветными красками" — на руках, на лбу, на стенах...

Наутро рассказал о своем сне жене. Она ничего не ответила, а спустя некоторое время подарила мне краски. Так началась моя "художественная" биография. Ушел с телевидения, потом уехал в Нью-Йорк и полностью посвятил себя рисованию.

— Ваша супруга — дочь известного художника Рудольфа Хачатряна...

— Да, и, признаться, я долго стеснялся показывать свои картины тестю. Но в один прекрасный день это произошло, и он, поизучав мои творения, коротко и четко сказал: "Да, ты художник!" Три простых слова большого мастера передали мне такую уверенность, такой заряд, которого, уверен, хватит мне надолго.

— Ваша выставка состоит из картин, фотографий, часов и видео. Вы рисуете только абстракцию?

— Да, мне кажется, все, что есть в реальной жизни, можно лучше изобразить через фотографию. Мои картины нарисованы с помощью непрерывных линий, нанесенных друг на друга, это как танец руки над холстом. Я назвал этот стиль Hand Dance Art. Кстати, однажды случилась интересная история — один мой знакомый увидел случайно в Facebook аватарку у одного немца, один к одному схожую с моими картинами. Спросил у немца, откуда это. Оказалось, это выткала его бабушка, умершая 15 лет назад. Причем бабушка была не художница, других работ у нее нет. Эта полумистическая история меня очень вдохновила.

— А часы? С чего началось это увлечение?

— Я всегда поражался, почему красоту часов искусственно скрывают за передней панелью с циферблатом? Ведь самое красивое — это внутренности часов, налаженный механизм, где каждая шестеренка послушно исполняет свою функцию и создается чарующая гармония. Гармония времени!

Неподалеку от нашего дома бабушки продают разные старые часы, я стал потихоньку скупать их у них и чинить. Никакое занятие на свете так не успокаивает мне нервы, как работа с часами, — попытка оживить, казалось бы, навсегда уснувший организм. Все, что было представлено на выставке — детали старых часов. Я их разобрал, починил, добавил новые детали. Кроме деталей часов, использовал старые микросхемы, стекло. Они все ходят. Некоторые даже покрыты сусальным золотом.

— А фотографии где снимали?

— В самых разных местах. Когда я работал режиссером "Вокруг света", мы объездили кучу экзотических мест. Ходили по диким дорогам, знакомились с людьми. Было очень интересно, но тягаться с Михаилом Кожуховым мне было сложно, он все же бывший афганец, ко всему привычный. Нам встречались и анаконды, и пираньи. Фотографии не постановочные, снимал, что видел.

— Ну и напоследок, что должно измениться, чтобы вы окончательно решили переехать — вернуться в Армению?

— Не хочу показаться законченным фаталистом, но я все же верю в случай, знаменующий неожиданный поворот событий. Вот приехал же я сюда, открыл тут свою выставку. Что-то же подтолкнуло меня к этому шагу. Что-то же, как в часах, щелкнуло... Не мудрствуя лукаво, скажу лишь, что где б я ни был, где б ни жил, Дом мой тут, а там — гостиница. Более комфортабельная порой, более светлая и большая, но... Гостиница. Причем если раньше я просыпался в Москве под русский мат, то теперь — под среднеазиатские "руалады", если раньше "моя гостиница" была в Москве, то теперь она где-то в Казахстане или Узбекистане.

Поэтому возвращаюсь к словам, которыми я, с трудом сдерживая слезы, открыл свою выставку: я — дома! Слава Богу! И одному лишь Ему известно, что произойдет в дальнейшем, начнется ли и с чего именно новая страница в моей биографии...

Ну что ж, остается лишь дополнить, что выставка "Внутреннее время" продлится до 18 мая. Цените свое время — как "внешнее", так и "внутреннее" — и не упустите возможность провести его с удовольствием!

Комментариев нет:

Отправить комментарий