Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 1 ноября 2014 г.

“Одни строят церкви, другие ставят хачкары, а я хотел поставить памятник Сосу Арташесовичу”

    В день рождения легенды армянского театра и кино Соса Саркисяна на родине артиста, в Степанаване, был открыт памятник, приуроченный к его 85-летнему юбилею. 
      Наш гость — автор памятника, замечательный скульптор, главный художник театра “Амазгаин” Давид МИНАСЯН.
— Как родилась идея этого памятника?
— Все началось со знакомства с российским предпринимателем армянского происхождения родом из Степанавана Артаваздом Бархударяном, пожелавшим поставить памятник артисту. “Одни строят церкви, другие ставят хачкары, а я, — как объяснил мне Бархударян, — хочу поставить памятник Сосу Арташесовичу в его родном городе”. Я подготовил проект, он был принят, началась работа, и в итоге в день своего 85-летия Сос Саркисян “вернулся” в родные пенаты. Памятник был установлен напротив дома, в котором он родился. Кстати, сейчас уже и скверик неподалеку, и улица носят его имя, а в свое время эта улица называлась улица Миллиона — на ней когда-то проживали зажиточные армяне.
— У вас Сос Саркисян сидит на стуле, с сигаретой в руках...
— Да, некоторым показалось странным подобное изображение артиста. Но тут дело как раз в том, что я попытался представить не просто актера, не просто режиссера, не просто общественного деятеля и гражданина, а все в целом — человека, мудреца Соса! Возможно, когда будем ставить памятник перед театром, о котором он так грезил, это будет король Джона в исполнении Соса. Я же постарался создать образ великого армянина Соса Саркисяна — того, на которого равнялись и будут равняться!
Я читаю отзывы в интернете, одни находят работу интересной, другие обсуждают, не критикуют, но затрудняются назвать ее “чем-то выдающимся”. Друзья, так задача была в том, чтобы показать Соса Саркисяна, вернуть его в родной город. Чтобы дети, глядя на него, читая о нем, смотря фильмы с его участием, хотели бы стать такими же... Поэтому я как скульптор отошел на второй план — надо было представить Соса, а не блеснуть своими творческими возможностями. Крайне важно уметь донести мысль, не выпячивая себя, жертвуя собой, — вот, на мой взгляд, главная ценность творческого человека.
У меня он изображен на крыше, рядом голуби, которых любил как Наапет, так и его исполнитель, сидящий на старом стуле. Этот стул Соса — вообще отдельная история. Ему часто дарили новые удобные стулья, офисные кресла с какими-то супермодными и удобными наворотами, но он неизменно требовал принести его любимый стул — покосившийся, с треснувшей ножкой, старый, но крепкий, как... сам Сос. Этот стул, голубки, город, Армения — все это Сос, во всем он, его душа, мысли, постоянно обращенные к судьбе страны. Мы часто сиживали в мастерской: он с этой самой сигаретой в руках, без которой его просто невозможно представить, говорил об Армении, ее будущем, о том, каким он видит герб Восточной Армении — как, он считал, должна называться наша республика... Он был романтик. Не знаю, насколько мне удалось передать все это в бронзе — время покажет.
— Вернемся из Степанавана в Ереван, который также очень любил Сос Атрашесович, но где, увы, не только памятники, но и внешний вид города в целом вызывают далеко неоднозначные ощущения...
— Смотря что мы понимаем под городом. Город — это в первую очередь люди, горожане, городская культура, которая, вы правы, формируется сегодня в самых противоречивых порой "системах координат". Но и тут надо отличать временное от постоянного. Например, взять те же временные инсталляции: раскрашенные арки или памятники выдающимся деятелям культуры на ереванских лавочках — уникальный пример того, как даже самую прекрасную идею можно испохабить до невозможности. Слава Богу, этот кошмар в виде “глиняных человечков” убрали — остался лишь, если не ошибаюсь, памятник Аветику Исаакяну у входа в библиотеку, носящую его имя. Намного лучше было бы вместо потрескавшейся и крошащейся скульптуры положить на скамейку просто шляпу и тросточку писателя. И потом: зачем надо было использовать такой непрочный материал?
О художественно- эстетической ценности “памятников” — непохожи, некрасивы, неэстетичны. Тигран Петросян так вовсе вселял ужас: в натуральную величину — вечером, в сумерках был весьма опасен. Нельзя делать скульптуры “один в один”. Надо чуть повыше — хотя бы немножечко...
Теперь арки. Некоторые мне очень нравятся, есть удавшиеся работы, но есть и откровенно бездарные. Их, насколько мне известно, “расписал” некий неудавшийся художник. Причем, что обидно, “облагорожены” им самые популярные арки центральных улиц. Есть, например, одна арка на проспекте Комитаса, через нее как через Белоруссию проходишь — что характерно, плохую Белоруссию: речка какая-то, зеленый цвет ни к селу ни к городу... Я люблю и Россию, и Белоруссию, но каким боком эта неоправданная “зелень” в центре Еревана?
Кстати, о “зелени”, что касается крокодилов, бабочек, медведей, черепах и т.д. — отношение аналогичное. Уже не говорю о новогодних пегасах, архарах и прочей малоэстетичной живности... Очень плохо. Хотя во всех случаях все сводится к заказчику — что заказывали, то и получили.
— Да, но есть и памятники не временные — тот же Геворг Чауш в Ачапняке, например...
— Теперь о страшном. Не надо забывать, что монументальная скульптура — это метод агитации. Геворг Чауш — освободитель, герой, борец за справедливость. А с этим памятником для ачапняковских ребят он вряд ли будет таковым. Вопрос: на что были потрачены средства и энергия — на дезориентацию своего будущего и обезображивание города?
...Мы всегда поднимаем вопросы, типа, будем ставить памятник или не будем, можно или нельзя. Говорим, обсуждаем, голосуем. А почему бы не обратиться к готовым памятникам: решить оставлять их или сносить? Ведь тот же памятник Ленину, если б остался, меньше вреда нанес подрастающему поколению, чем этот, с позволения сказать, “Геворг Чауш”. Более того, с работой Меркурова вообще нельзя было так обращаться. Понимаю, сменился строй, приоритеты и т.д. Прекрасно, перенесите памятник в другое место, найдите ему соответствующее — зачем сносить, обезображивать, а потом безголовым держать во дворике Нацгалереи?
...Следующим после Ленина был разобран памятник рабочему на I участке, а чуть погодя... появился Кара Бала. Замечательно, что памятники обрастают легендами, персонажи ими становятся, будучи в действительности порой полной противоположностью надуманного народной молвой образа. Кара Бала предстает сегодняшним ереванцем милым чудаковатым старичком, бесплатно раздающим цветы влюбленным. Прелестно, красиво... Но поколение “сносящих памятник рабочему и не только” в большинстве своем знает, что “милый цветочник” был на самом деле пьяницей, дебоширом, да и в целом неприятным человеком, которого откровенно избегали. То есть первый “глоток воздуха и демократии” привел к появлению торгаша-алкаша вместо рабочего? Над этим стоит задуматься... Я не сторонник запретов, как было в Советском Союзе, но сегодня, как никогда прежде, необходима четкая система цензуры! Нужны профессионалы, люди со вкусом, мнение которых будет учитываться при создании нового облика столицы.
— Сегодня активно обсуждается возможный перенос памятник Давиду Сасунскому на площадь Республики: мол, он там и планировался, но место было занято, а теперь вакантно...
— Друзья мои, ничего никуда переносить не надо — Давид стоит на своем месте, уникально и гармонично вписываясь, точнее — создавая весь архитектурный ансамбль. Хотите, чтобы больше людей видело эту красоту — восстановите нормальное железнодорожное сообщение, отремонтируйте вокзал, здания, придайте нормальный облик территории, пускай это место станет вновь таким же популярным, как и прежде. Не памятники надо переносить к людям, а людей направлять к ним!
— В заключение беседы хотелось бы узнать, над чем работаете сейчас — чем собираетесь порадовать?
— Проектов много. Но говорить я могу лишь о тех, что уже были анонсированы городскими властями или компаниями, готовящими эти проекты. В частности, возле Дома кино, в одном из бассейнов бывшего фонтана, уже выделено место для памятника Роберту Саакянцу, точнее — его анимационному, если можно так сказать, наследию. Памятник будет представлять собой самого Роба в основе дерева, на ветвях которого сидят персонажи его мультфильмов, а рядом стоит Кикос, пришедший за водой. Это будет такой мультяшный памятник-фонтан, “стреляющий” струями изо всех персонажей, — надеюсь, он придется по душе как маленьким ереванцам, так и их родителям...

        На снимках: Давид Минасян; памятник Сосу Саркисяну в Степанаване; памятник Авестику Исаакяну у входа в библиотеку им.Исаакяна; памятник Геворгу Чаушу в Ачапняке; день открытия памятника Сосу Саркисяну.

Комментариев нет:

Отправить комментарий