Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

среда, 21 марта 2012 г.

Григор ГАБРИЕЛЯН: от Телетеатра до Цезаря

Так уж случилось, что много лет Госпремия обходила театральное искусство стороной. И вот наконец свершилось! Отныне к многочисленным званиям и наградам создателей спектакля "Юлий Цезарь" — художественного руководителя Драматического театра Армена Хандикяна, главного художника Карена Григоряна, артистов Артура Утмазяна, Грачья Арутюняна, а также Григора Габриеляна — прибавилась еще одно звание — лауреат Госпремии.

...Отмеченный наградами "Юлий Цезарь" шел с особым подъемом, к тому же нашелся еще один повод для торжества — 60-летний юбилей исполнителя роли Цезаря Григора Габриеляна, сменившего Владимира Мсряна. И, надо отдать должное, справился с честью. Так же, как с десятками других ролей, сыгранных на разных сценах. Юбиляр был награжден Золотой медалью Союза театральных деятелей Армении.

— Как человек театра, этого театра, должен сказать, что, конечно же, бесконечно рад этим наградам — этой высокой оценке моей 42-летней деятельности. Нельзя сказать, что я разочаровался бы в своей профессии, не случись этого. Но тот факт, что государство разделяет отношение зрителя к тебе — действительно дорогого стоит. ...Мне было 17, недалеко от нашего дома снимали фильм "Здравствуй, это я!" с участием Армена Джигарханяна. Не знаю, что во мне тогда "щелкнуло", то ли аура съемочной площадки, то ли знакомство со звездой... Когда спустя пару месяцев мой товарищ-"брюсовец" сообщил, что собирается продолжить обучение на киностудии "Арменфильм", я решил составить ему компанию. На экзамене я умудрился забыть все, что подготовил и вместо зазубренного стиха выдал некий компот из всех стихотворений, которые я когда-либо слышал. Но комиссия подвоха не заметила, видимо, посчитав, что так все и планировалось. Так я попал в мастерскую замечательного режиссера Армана Манаряна.

Параллельно снимался в эпизодах в кино и в Телетеатре. Потом была армия, после которой, проработав некоторое время в русском театре и окончив театральный институт, я в 74-м году получил приглашение от худрука Драматического театра Рачья Капланяна.

— И с тех пор вы в Драматическом театре...

— Не только. Я умудрился быть единственным актером в Ереване, который еще в советское время одновременно работал в трех театрах плюс снимался в кино. Меня часто приглашали на разные роли — соглашался.

— А сегодня вы снимаетесь в сериалах...

— Я знаю, что многие относятся к сериалам скептически. Они, может быть, и заслуживают критики, потому как изо дня в день "пилится" несколько сериалов. Актеры вынуждены соглашаться на то, на что раньше не согласились бы. Для чего? Заработать деньги? Не хочу выглядеть снобом — не понаслышке знаю, как живут наши актеры, какую мизерную зарплату получают. В сериалах же платят нормально и, что немаловажно, вовремя. Для многих сериал — глоток воздуха, и прежде чем бранить актеров, "продавшихся" в сериалы, нелишне будет войти в их положение.

— Если б в театре хорошо платили, вы бы отказались от сериалов?

— Возможно... Хотя разнообразие в работе мне нравится. Не буду отрицать, что каждый актер подсознательно стремится к тому, чтобы стать знаменитым, узнаваемым и любимым для возможно большего числа людей — именно это и делает телевидение. Поэтому я бы согласился участвовать в каком-нибудь сериальном проекте — при условии, что сценарий и роль меня удовлетворят. Многие считают, что сериал — не то место, где актер должен проявлять свои дарования. Но я актер, и просто делаю свою работу и не виноват в том, что наши сериалы некачественны. Думаю, этому тоже есть свое объяснение: "сериальный" бизнес в Армении — дело новое. Сегодня мы показываем уголовный мир, и утверждение, будто этого требует зритель, — это липа. Это некое оправдание. Я уверен, что любовные новеллы в случае хорошего сценария будут смотреться гораздо лучше. Надо попытаться довести формат сериала до уровня телетеатра.

— Кто сегодня откажется от сериала и станет смотреть телетеатр?

— Увы, ничтожное меньшинство. Тут скачками и нахрапом делу не поможешь — все должно происходить естественно и постепенно. Народ не любит, а привыкает к тому, что ему постоянно подсовывают. Не так уж велик выбор у зрителя: что дают, то и берет. Но подсознательно люди все же тянутся к той культурной планке, с которой их насильственным образом опустили. Люди ходят в театры, растет посещаемость концертов классической музыки, почти ежедневно открываются новые выставки — все это, на мой взгляд, более чем положительные симптомы.

— Как часто ваши персонажи, созданные на сцене или в кино, помогали вам в реальной жизни?

— Практически никогда. В реальной жизни я абсолютно бездарен как актер, и, признаться, несказанно рад этому. Я обязан пропускать через себя персонажи, дабы они стали по-настоящему моими, уникальными, но надевать придуманные мной же маски в повседневной жизни считаю как минимум глупо. Хотя, надо признать, благодаря образам, родившимся на экране или в театре, я понял, что стал лучше разбираться в людях, чувствовать их. Я стал добрее к ним.

— Стереотип, штамп, ярлык, трафарет — как еще только не называют сами актеры персонажей, принесших им некогда мировую известность. Как актеру оторваться от этого и не дать зрителю привыкнуть к себе...

— Самое главное, на мой взгляд — оставаться самим собой. Не забывать о том, какой ты на самом деле.

— Что вы думаете о новом поколении студентов театральных вузов?

— Мне не хочется выглядеть брюзжащим дедушкой, но действительно актерская школа сейчас неважная. Ушли опытные педагоги, а на их место пришли бывшие актеры и режиссеры с гораздо меньшим опытом.

— Ну а что осталось в театре неизменным?

— Фанатическая преданность некоторых актеров! Тех, что все еще служат не за чины, а во имя родины.

Комментариев нет:

Отправить комментарий