Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 15 ноября 2012 г.

Мелик МАВИСАКАЛЯН: "Это мой первый и, скорее всего, последний авторский концерт..."


В зале "Арам Хачатурян" состоялся концерт, посвященный 75-летию композитора Мелика Мависакаляна. Напомним, в сентябре президент Серж Саргсян поздравил его с юбилеем, а по случаю 21-летней годовщины независимости Мелик МАВИСАКАЛЯН был удостоен звания Народного артиста Армении.

— Мелик Бабкенович, после стольких лет молчания вдруг такой замечательный концерт. А как вы вообще относитесь к авторским вечерам?

— Признаться, я пережил огромную радость, поскольку авторский вечер — довольно редкое явление. Должен сказать, что это был один из счастливейших вечеров моей жизни.
Хотя, если честно, у меня не было никаких намерений отмечать юбилей, да и в целом — никогда не стремился показывать свои произведения, устраивать авторские вечера. Пишу и пишу...
А все началось с того, что я попросил худрука и главного дирижера филармонического оркестра Эдуарда Топчяна внести в репертуар мой скрипичный концерт-поэму (посвящение памяти Арно Бабаджаняна). Он пообещал что-нибудь придумать, но потом, узнав о юбилее, предложил не ограничиваться скрипичным концертом, а устроить авторский вечер. Я очень благодарен Топчяну, сумевшему, несмотря на плотный график, найти время и так красиво отметить знаменательную для меня дату. Отдельное спасибо скрипачке Ануш Никогосян, чудесно исполнившей мой концерт. В тот вечер прозвучали также фантазия "Саят-Нова" для симфонического оркестра, фантазия на тему песен Бабаджаняна, хоровой цикл "Песни Васпуракана" в исполнении Камерного хора Армении под управлением Роберта Млкеяна.
Это был мой первый и, скорее всего, последний авторский концерт...

— В одном из интервью Марк Захаров сказал: "Я ненавижу слово "юбилей". А чем продиктовано ваше отношение к подобным мероприятиям?

— На мой взгляд, они больше отвлекают от творческой работы, нежели ее стимулируют. То же касается появления на ТВ, в прессе, интервью и т.д. Это все мишура. Это не мое.
А нежелание участвовать в таких вечерах объясняется очень просто — я не люблю высовываться. Слушают, любят? И слава Богу! Признают, отмечают? Благодарю. Но я сам никогда не стану "локомотивом" в таких начинаниях. Уж каков есть...

— Вы сейчас прямо "боец невидимого фронта". Не многим известно, что большинство городских мероприятий, отдельных коллективов, певцов, певиц, начинающих композиторов своим успехом обязаны вам, а точнее...

— Да, вы правы, моим аранжировкам, оркестровкам, обработкам для симфонического и камерного оркестра, хоров и т.д. За последние 15 лет, можно сказать, это моя основная работа. А что делать? Суровые законы рынка — надо зарабатывать деньги. Несомненно, это отвлекает от создания собственных произведений. Хотя бывают и исключения — недавно я написал концерт для Камерного оркестра, впоследствии удостоенный премии Союза армян России, а также хоровой цикл "Песни Васпуракана".
В советское время существовала классификация — тарификация произведений. Оплата производилась даже в тех случаях, если произведение потом не исполнялось. Сделана работа — она должна быть оплачена. После исполнения производилась переоценка. Самое главное — автор был обеспечен и знал, что его работа не пропадет. Сегодня такого нет. Есть, конечно, композиторы, которые несмотря ни на что продолжают писать. Но трудности в донесении этих произведений до аудитории, организации концертов и, что немаловажно, в оплате труда, увы, останавливают многих...
Я уже не говорю о том, что в лице этих композиторов, рано или поздно покидающих родину, мы теряем педагогов, призванных воспитывать достойную смену. В результате мы имеем катастрофическое падение уровня образования — сначала в лице ученика музшколы, потом студента и в итоге — выпускника консерватории. В большинстве своем штампуется серость, а те, кто действительно чего-то заслуживает, мечтают найти работу на стороне. В итоге — тоже уезжают. Разве это хорошо? Почему бы не задуматься над этим вопросом.
Далее, меняется отношение к самой профессии — скольких вы видели молодых людей, мечтающих стать фаготистами, кларнетистами или научиться играть на тубе? Я не удивлюсь, если через некоторое время мы вынуждены будем приглашать оркестрантов из-за рубежа. Ведь скоро оставшиеся тут слабенькие музыканты вернутся в консерваторию — в качестве преподавателей. И тут уже — двух мнений быть не может — итог ясен.
Подведем безутешные итоги: фактически люди, на образование которых государство тратит немалые средства, не приносят адекватной пользы отечеству. Даже если оставить в покое морально-духовный аспект вопроса, то с финансовой точки зрения образование в Армении на сегодня можно квалифицировать как провальный, нерентабельный бизнес. Я считаю, на это государство обязано обратить серьезнейшее внимание.

А каким образом? Если бы вам представилась возможность что-то менять, с чего бы вы начали?

— Я считаю, и эта мысль-идея уже активно муссируется, надо снова создать специальную музыкальную школу, какой некогда была школа им.Чайковского, и принимать только очень одаренных детей, категорически не допуская попадания туда по блату, знакомству и т.д. Надо собрать новый "букет" юных дарований и упорно работать над ними!
Далее, необходимо пересмотреть зарплаты учителей, проведя заранее тщательную аттестацию. Ведь большинство педагогов музшкол сегодня, мягко говоря, сколь несостоятельны материально, столь и далеки от музыки. А детей должны воспитывать профессионалы и хорошо за это оплачиваться. Я уже не говорю о том, что "лояльность" в раздаче ученых степеней в вузах напрямую отражается на отношении студентов к выбранной профессии. Если вчерашний "подающий надежды" сегодня каким-то образом становится профессором и начинает "преподавать", то сегодняшний неуч в лице студента в перспективе и до "подающего" не дотянет. Но зато он снимет парочку клипов, выйдет на сцену и будет диктовать свой далеко не высокий вкус и отсутствие как музыкальной, так и культуры в целом тинэйджерам, способствуя их окончательной деградации. Вот такая причинно-следственная связь...

— На предмет открытия школы — точнее, музыкальной академии вот уже которой год ратует тот же Эдуард Топчян. И вроде как дело сдвинулось с мертвой точки...

— Я обеими руками за! Но, повторюсь, это принесет пользу только в том случае, если там будут учиться исключительно одаренные дети — никаких денег, никаких протекций! Уверен, у Топчяна те же ориентиры, те же приоритеты, те же цели. Дай Бог, чтоб это дело удалось!

— А что скажете о сегодняшнем слушателе? Ведь факт, что в филармонию потянулись молодые...

— Это прекрасно — наш слушатель, несмотря на зомбированность третьесортной музыкой, все равно умеет отделять зерна от плевел. Это что-то генетическое, мы чувствуем качественную музыку, тянемся к ней, и в молодых эту тягу необходимо всеми силами поддерживать! Надо активно пропагандировать классическую музыку. Фестивали, концерты, гастроли — это все, конечно, неплохо. Но, во-первых, надо пересмотреть стоимость билетов на эти концерты — согласитесь в стране с нашим прожиточным уровнем и стипендиями билеты за 20 000 драм мало кого привлекут. Во-вторых, концерты классической музыки надо транслировать по ТВ не глубоко за полночь, а в более доступное время для среднестатистического — юного! — зрителя. И, самое главное, необходимо, чтоб наконец заработала цензура, — профессиональный худсовет должен решать, что имеет право быть представлено по ТВ или радио, а что нет!

Комментариев нет:

Отправить комментарий