Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 3 июля 2014 г.

Fresco — поврежденное нуждается в восстановлении!

       В столичном The Club-е были подведены итоги I Международ- ного фестиваля современного искусства и духовно-нравствен- ных фильмов Fresco. О смотре, в рамках которого были показаны фильмы о любви, духовности, толерантности и моральных цен- ностях, беседуем с президентом фестиваля Шагеном НАЗАРЕНКО.
— Как родилась идея фестиваля?
— Изначально мы хотели создать площадку для диалога, для обсуждения различных вопросов, интересующих наше общество, в частности молодежь. Были проведены первые встречи в зале церкви Св.Троицы (Малатия-Себастия), продемонстрированы фильмы, после чего состоялись бурные обсуждения — словом, задумка удалась. Потом было решено перенести эти встречи под открытое небо — вытащить, как говорится, наших сограждан из клабов-пабов-баров, предоставить возможность посмотреть кинокартины, после чего обсудить, быть может, подискутировать... Вот так мало-помалу стал вырисовываться силуэт будущего фестиваля, целью которого стало объединение самых разных людей вокруг творчества, общих ценностей и положительных эмоций, побуждение людей искусства к социальной активности, да и в целом формирование единого арт-пространства, в рамках которого все желающие смогут открыто и активно участвовать в культурной и социальной жизни нашей страны и пропаганде духовных ценностей.
Мы связались с самым крупным европейским фестивалем духовно-нравственных фильмов Religion Today, заручились их поддержкой и... тут началось. Заработала, как говорится, “партизанская почта”, и нас завалили фильмами — 380 картин из 38 стран! Мы отобрали 57 фильмов из 17 стран, из которых лишь 21 был включен в конкурсную программу, а остальные ленты были показаны в рамках внеконкурсной программы. Поскольку формат показа под открытым небом предполагает лишь небольшой отрезок времени — от девяти до одиннадцати вечера, — было решено демонстрировать короткометражные фильмы на экране у Лебединого озера, а “полный метр” — в зале Хорового общества Армении, с двух до шести дня.
— По какому принципу, параметрам и приоритетам отбирались фильмы?
— Изначально нами было установлено, что в фестивале могу принять участие игровые и документальные, полнометражные и короткометражные фильмы разных форматов, видеоролики, отрицающие войны, насилие, национальную, религиозную и любую другую нетерпимость и пропагандирующие мир, терпимость, гуманность, добро и другие общечеловеческие ценности. В фильмах и сценариях должны были отсутствовать сцены и сюжеты, оскорбляющие чувства верующих, сцены жестокости и насилия, эротические сцены, сюжеты и кадры, рекламирующие или пропагандирующие наркотики, алкоголь, курение и другие пороки, а также сцены, содержащие рекламу.
Все заявленные фильмы прошли тщательный отбор и в результате наибольшее количество картин конкурсного списка представили участники из России — 16 лент. Хочется отметить достаточно высокую заинтересованность фестивалем со стороны зарубежных режиссеров и довольно парадоксальную пассивность армянских кинодеятелей. Так, в рамках фестиваля было показано всего восемь армянских картин, лишь одна из которых — “Затмение” Ара Ернджакяна, попала в конкурсную программу.
Начались смотры, обсуждения, словом, машина заработала. На фестиваль приехали режиссеры, продюсеры, драматурги, священники, пожелавшие лично участвовать в нем. Итого 21 гость.
— И как вы смогли их всех принять?
— Это вообще отдельная история — если вы спросите, каков бюджет фестиваля, я не смогу озвучить эту сумму: не потому что это коммерческий секрет, а потому что это не представляется возможным. Могу лишь сказать, что нас поддержало Министерство культуры в размере одного миллиона драмов, остальное же сделали наши Друзья. Я не просто так говорю о них с большой буквы — они помогли сделать нашу сказку былью. Начнем по порядку: Air Armenia, сразу же уловив всю важность данного мероприятия, поддержала фестиваль на предмет привоза сюда наших гостей. Гостиницы в свою очередь помогли с проживанием визитеров. Отдельно спасибо мэрии города и лично Араму Сукиасяну, который вошел позже и в состав жюри фестиваля. Городскими властями были предоставлены площадки для проведения фестиваля, оказана помощь в установке рекламных постеров и щитов и многое другое. Например, открытие состоялось у Лебединого озера, прошло очень красочно, выступили опять же наши друзья, музыкальные коллективы и т.д. Обществом глухих были изготовлены свечи в огромном количестве, которые мы раздали всем собравшимся, и территория Лебединого озера осветилась как светом этих свечей, так и блеском глаз всех гостей. Это было очень трогательное зрелище. Кстати, скажу, что представители общества глухих активно участвовали в нашем фестивале и специально для них все фильмы демонстрировались с живым сурдопереводом.
Но самое главное — это наша команда и в первую очередь волонтеры — именно их силами, их “мучениями” фестиваль состоялся!
— Насколько мне известно, также участие в организации фестиваля приняли и дети из Харбердского детдома?
— Это наши старые друзья — как же без них?! Кроме того, что они принимали активное участие в проведении фестиваля — таскали вещи, натягивали палатки и т.д., — призы победителям в виде символа фестиваля, рыбки, вопреки принятым в мире нормам и правилам были изготовлены не профессионалами международного уровня, а руками воспитанников специализированного Харбердского детского дома. Работали ребята 15-20 дней. Фигурки, бывало, ломались, трескались, но они изготавливали их заново. И что характерно, тема одна и та же, но все работы отличаются одна от другой, поскольку над каждой деталью работали сразу несколько человек.
Вообще, работа с детьми с ограниченными возможностями для FRESCO не только приятна, но и принципиальна. Это, с одной стороны, помогло сделать их участниками фестиваля, а с другой, дало возможность не только на словах, но и на практике подойти к решению крайне насущных проблем в нашей стране.
— География фестиваля не ограничилась Ереваном, не так ли?
— Да, под конец месяца мы отвезли всех в Одзун и Ахталу, где были разбиты палаточные городки и продемонстрированы фильмы, опять же с последующим обсуждением. Более того, несмотря на то что итоги фестиваля были подведены 1 июля, мероприятие продлится до 6-го, поскольку последние дни мы приглашаем не только всех участников, но и наших журналистов в Татев (с ночевкой), где состоятся показы и обсуждения кинокартин, представленных в рамках Fresco.
— Тема геноцида армян имела отношение к фестивалю?
— Да, несомненно. Фишкой фестиваля стала спецпрограмма “Памятник ис- тине”, посвященная 100-летию геноцида армян. В нее вошло семь картин из Италии, Армении и Израиля, а также голливудский фильм “Аврора” — первая картина о геноциде армян, снятый по книге воспоминаний “Растерзанная Армения” очевидца трагедии Аршалуйса Мартиканяна и впервые показанный 16 февраля 1919 года.
Музей-институт геноцида Армении стал одним из основных партнеров специальной программы фестиваля и посодействовал в организации показов двух фильмов, а также встречи со специальным гостем фестиваля — отцом Джованни Гуайта, священником Русской Православной Церкви, итальянским историком, богословом и писателем, автором трех книг об армянах. В их числе вышедшая в 2005 году в Москве книга “Крик с Арарата. Армин Вегнер и геноцид армян”. Кстати, он также планирует остаться в Армении после фестиваля для изучения дополнительных материалов о геноциде армян.
— Ну и напоследок пару слов о победителях фестиваля...
— Надо отметить, что фестиваль FRESCO придерживался традиций мировых фестивалей и призы были вручены в различных номинациях, но основной упор при оценке конкурсных лент ставился на наличие глубинного смысла. Мы не оценивали лишь работу режиссеров и операторов, либо игру актеров. Наша цель — не оценка профессионализма фильма, а распознание его смысла и пропаганды духовных ценностей. Посему призы вручались за наилучшее послание, месседж, как сегодня принято говорить:
Наилучшее послание “Любовь” — “МГА”, Россия, Виктор Гуров.
Наилучшее послание “Мир” — “Второе дыхание”, Россия, Сергей Цысс.
Наилучшее послание “Отвага” — “Мухаммед и рыбак”, Италия, Марко Леопарди.
Наилучшее послание “Диалог” — “Прием”, Гарри Какатсакис.
Наилучшее послание “Терпимость” — “Черное и белое”, Джалал Панахи.
Наилучшее послание “Милосердие” — “Божий дар”, Россия, София Гевейлер.
В отдельной номинации “Поврежденное нуждается в восстановлении” — так, кстати, звучит и слоган нашего фестиваля — приза удостоился фильм “Затмение” Ара Ернджакяна. А специальный приз от детей Харбердского детдома был передан Зое Котович из Белоруссии за фильм “Мы есть!”.
Этот фестиваль почти закончен — как я сказал, нас ждет еще путешествие в Татев, — но мы уже начинаем готовиться к фестивалю 2015 года. Будет сложно, но когда рядом друзья, все получается. Мы в этом убедились — еще раз всем большое спасибо! Посему мы и впредь будем стараться объединять самых разных людей вокруг созидательного творчества, общих ценностей и положительных эмоций, стимулируя интерес к созданию и развитию духовно-нравственных фильмов и увеличению общественного спроса на них как на важный социально-культурный фактор.


Комментариев нет:

Отправить комментарий