Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

пятница, 23 октября 2015 г.

«Деятельность Минкульта неприбыльна — именно поэтому она и не предполагает развития!»

      Две круглые даты — 30-летие сценической деятельности и гряду- щее 50-летие в сентября — решено было отметить пятью концертами: все, можно сказать, разной стилистики — от камерной музыки до симфо-рока. Наш собеседник — человек неуемной энергии, компо- зитор, автор-исполнитель, гитарист, в прошлом популярный теле- и радиоведущий, организатор рок-фестивалей и бард-форумов в Ереване — Ваан Арцруни.
— Уж так повелось, что круглые даты принято отмечать неким творческим отчетом, и я решил не идти против устоявшихся традиций: в одном цикле концертов представить все свое сценическое искусство. Именно в контексте этой идеи выстроен весь цикл. То есть представить в пяти концертных программах пять главных направлений сценической музыки, которые мне интересны: от камерной до симфонической, оба песенных цикла, инструментальную музыку, а также концертную программу в эстетике “анплагт” — акустического рока. И исполнительский ресурс в этом смысле — тот, который на сегодняшний день существует в Армении: от детского хора «Шохакат» и In Rock Quintet, рок-группы “АРЦРУНИ”, до государственного камерного оркестра Армении (худ.рук и главный дирижер В. Мартиросян) и Филармонического оркестра Армении под руководством Э. Топчяна. Затронуты все жанры: от академической до рок-музыки, плюс блестящие солисты, вокалисты и инструменталисты. Круг исполнителей, с которыми я сотрудничаю на протяжении тридцати лет.
— Когда человек раз в сто лет отмечает юбилей — нормально, когда же это становится чуть ли не ежегодной традицией, несколько напрягает. Как ты ощущаешь себя в сегодняшнем культурном пространстве?
— Я рассматриваю действительность через следующую призму: есть вещи, которые ты можешь делать сам и есть вещи, которые — нет. Например. организовывать концерт любого масштаба у меня до сих пор получалось — и моим спонсором был исключительно зритель, покупавший билет. Но когда ты в рамках тех же пяти концертов должен сотрудничать с госколлективами, и не одним, обойти государственные институции просто невозможно. И в данной ситуации если б не помощь Первой леди Риты Саргсян, этот масштаб в подобные сроки осуществить было бы просто не невозможно.
С другой стороны, за последние двадцать лет Армению посещают такого уровня музыканты, о которых во весь советский период мы могли только мечтать: начиная от Мутти, Зубина Меты заканчивая днями Пендерецкого в Ереване… И всем ясно, что эти мечты становятся явью исключительно под высоким патронатом руководителей государства. Слой же проблем, связанный с внутренним музыкальным ресурсом, разделен четко на две части — тот, что сидит на балансе государства (госколлективы и т.д.), и сегмент так называемого свободного искусства, то есть людей не приписанных ни к чему. В основном текучка творческих кадров, особенно болезненно воспринимаемая в области музыки, осуществляется как бы за счет людей, представляющих ресурс свободной музыки. Это во первых студенты, закончившие творческие вузы и оказавшиеся за закрытыми дверями alma mater без видимых перспектив в стране, вторая группа — нашедшие для себя приемлемые возможности для продолжения занятием творческой деятельностью вне родины и, наконец, те, что просто уходят из профессии... Вот, на мой взгляд, картина, наиболее достоверно описывающая ситуацию в культурном пространстве Армении.
— Ну а как же позиция Минкульта, если пропагандой хорошей музыки занимаются первые люди государства, для чего эта структура?
— Ты прав, получается так, что президент и его супруга диктуют определенный высокий вкус, а Минкульт занимается тем, чем традиционно занимался еще с советских времен — перераспределением бюджетных средств между дотационными коллективами и артистами. В чем загвоздка, принципиальная разница функций? То, что происходит под политическим патронатом, не предполагает возмещения потраченных средств. Министерство же культуры все же бюджетная организация и имеет определенную отчетность. А возвращение средств, скажу вам, штука довольно сложная и неблагодарная — достаточно сделать элементарную калькуляцию, прикинув все налоги и вычеты, и становится ясно, что в основном это начинание, мягко говоря, неприбыльное — каким бы успешным оно не было. То есть деятельность министерства культуры неприбыльнa — именно поэтому онa и не предполагает развития! Имеется ограниченное, на протяжении 20 с лишним лет невосполняемое, количество коллективов и двигаются механизмы в подходящие (и не очень) моменты: гастроли, премьеры, юбилеи и т.д. Получается, заложенная изначально в фундаменте, в фабуле искусства идея развития, на практике, определяет не развитие, а скорее — наоборот, стагнацию — застой.
— Выходит, культурное ведомство страны убыточное предприятие, роспуск которого уж точно не дестабилизирует, а скорее улучшит положение в культурном поле страны? Но ведь Минкульт не частная лавочка — это госструктура в рамках установленного законодательства. А государство, финансируещее определенные проекты, вместе с этим не спешит пересмотреть законы, налогообложение, в рамках которого тем же руководителям культурных очагов намного выгоднее сегодня сдавать свое помещение кому угодно и иметь конкретную выгоду, нежели самим осуществлять проекты, прибыль от которых весьма туманна, так?
— Во всем мире в области культуры, точнее арт-менеджмента, имеются установленные алгоритмы. Какими должны быть аренда, гонорар исполнителя, стоимость тех или иных технических услуг и т.д. Когда все это отбаллансировано так как нужно, начинает приносить прибыль. Когда же этой сферой никто не занимается, никто не координирует функции внутри нее, получается то, что… получается. Проблема ведь в том, что вопрос прибыли и не ставится, что очень странно, поскольку Минкульт все же бюджетная организация. Любая логика предполагает возврат инвестируемой суммы. И так как это изначально не предусмотрено, то данное положение вещей создает для определенной категории артистов и коллективов все возможности для того, чтоб заниматься всего лишь имитацией бурной деятельности — то есть, имеет место регресс. Застой и деградация — окончательный результат ведомства, курирующего и созданного ,по определению, для развития культуры. Абсурд! В итоге, артист, сидящий на балансе этого заведения, не заинтересован в собственном развитии и того культурного поля, которое он представляет внутри и вне пределов родины.
Но ведь вопрос упирается не только в то, чтоб это было прибыльно. Главным является вопрос скоординированности функций — элементарного арт-менеджмента. То есть у нас не просто отсутствуют, у нас и не предполагаются по системе грамотные продюсеры и арт-менеджеры, потому что изначально установка на возмещение затрат отсутствует. Задача в перераспределении бюджета среди номинального количества своих подопечных плюс небольшая часть на независимые проекты. То есть у артиста два пути: либо он находит дорожку к дотационному столу, либо остается вне этого дела и начинает более предметно думать о хлебе насущном — слава Богу, клубы у нас функционируют и худо-бедно обеспечивают музыкантов каким-то заработком.
Во всем мире и во все времена, даже в советское, концерты были прибыльным делом — просто вопрос в органиции: были Росконцерт, Армконцерт и т.д.. где сидели товарищи, целью которых было заработать деньги. Если взять самую близкую нам систему, в России, она настолько упорядочена, что работающих в ней официальных миллионеров-исполнителей больше сотни. Делаем выводы о состоянии менеджеров, продюсеров, стоящих за ними… Почему? Потому что система позволяет им это сделать.
— В итоге артисты покидают родные пенаты, а вакантные пустоты заполняются низкопробной продукцией, миксом мугама и армянских текстов, пошлыми сериалами и т.д. Как бороться с мусульманизацией нашей музыки и «попкорнизацией» кино и ТВ?
— Думаю, решение не в ограничениях, а скоординированности функций и положений внутри данной системы. Естественно это будет предполагать определенные приоритеты. В советское время был страшный диктат идеологии и разного рода дурь, но в блокадном Ленинграде сидел никто иной как Дмитрий Шостакович. Поскольку он воспринимался как приоритетная фигура в области музыки. У Яши Хейфеца был «открытый паспорт». Далее, фильмы Тарковского, вообще запрещенные в Союзе, представлялись страной и брали главные призы на Венецианском и других именитых европейских фестивалях. Почему? Явный существующий приоритет в области кино!
Вот именно этой институции, формирующей приоритеты в стране, не хватает. В системе, в которой нет реальных программных задач — развития и пропаганды культурных ценностей внутри и вне страны, — пытаться найти что-то рациональное, увы, не приходится. Меня не удивляет это положение вещей. Как говорится, попса дробит шрапнелью наши души, — так любой масскульт популярен, это не ново. Но масскульт должно уравновешивать нечто, что осознается не только власть имущим, но и тем же любящим рабис слушателем, как нечто более приоритетное и ценное. А у нас любители масскульта, адепты сериалов и арменчиков не просто не признают, а отрицают любую культуру, кроме их любимой. А это недопустимо, поскольку мы все же одна нация, и подобная поляризация внутри одного народа — меньшинства, которое видит и осознает приоритетность в искусстве, и большинства, отрицающего высокие ценности, — создает определенный вакуум, который не восполняется ничем. Меньшинство не имеет механизмов пропаганды высокой культуры, а большинство давит своим «мнением» и баблом, и государство вынуждено каким-то образом позиционировать себя в данной ситуации…
— Если перейти от анализа к реальным действиям, какими они должны быть для исправления создавшейся ситуации?
— Нужен системный подход, предполагающий наличие специалистов: во-первых, умеющих описать ситуацию, во-вторых, в состоянии выработать стратегию и тактику. И исполнение первых двух пунктов должны обусловить возникновение закона, координирующего данные сферы: об искусстве, о концертной деятельности и т.д.
…Чем занимается продюсер? Обычно взращиванием талантов занимаются продюсеры, у которых локомотив в несколько альфа-артистов, обеспечивающих определенный достаток, и он вкладывается также в молодежь, в надежде, что и она со временем станет приносить прибыль. Простая известная модель, устоявшийся алгоритм. Сегодня мы имеем огромное количество уже сформировавшихся и прилично зарабатывающих соотечественников вне и внутри страны, которые собирают огромные залы, иначе говоря, раскручены. Артур Месчян, Сергей Хачатурян, Тигран Амасян, Серж Танкян, Арто Тунчбояджян, Гюрджиев-ансамбль — люди известные на Западе и, уверен, готовые пойти на сотрудничество с нашим государством. Почему ими не занимаются? Ведь у них хороший ангажемент, полные залы, их хотят видеть на Западе — почему они как бы вне внимания? И это не рабис, которому нужны многотысячные залы для сверхприбыли, а исполнители, обеспечивающие большую прибыль, выступая даже в залах на 300-400 человек. Это приоритеты, это исполнители иного уровня! Если б я был продюсером, скажем так, в нашем культполе, то в первую очередь сделал ставку именно на этих людей. И параллельно бы занимался формированием команды, которая в дальнейшем начнет обеспечивать прибыль, устанавливая высокую планку: не масскульт, а искусство, где прибыль, повторюсь, несопоставима с масскультом, поскольку там крутятся намного более серьезные деньги.
Подытожим: выход в том, чтобы весь этот круг вопросов осознать, захотеть выйти из сложившейся ситуации и наконец начать работать для государства. Значит, для нас с тобой, для наших детей, для будущего нашей страны. Пока три приоритетных направления — закон, продюсерская деятельность и пропаганда высоких национальных ценностей! — не будут работать в рамках одной структуры, в системе грамотного арт-менеджмента, ситуация не выправится никогда. 

Рубен Пашинян, "Новое время"

Комментариев нет:

Отправить комментарий