Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

среда, 18 апреля 2012 г.

"Классику надо не искусственно пропагандировать, а грамотно доносить"

В Большом зале филармонии состоялся концерт Национального филармонического оркестра под управлением приглашенного из Швейцарии дирижера Люка Багдасаряна. После концерта нам удалось побеседовать с дирижером.

— Вы не раз выступали в Ереване. Каковы ваши впечатления на этот раз?

— Могу сказать точно — я приезжал сюда раз пятнадцать. И всегда радуюсь преобразованиям, происходящим в Ереване. Город перестраивается, меняется с каждым днем. Да так, что порой и не узнать тех улиц, где бывал в прошлые разы. Очень люблю бывать в Армении, а тем более — выступать с филармоническим оркестром.

— Кстати, как правильно: "швейцарский музыкант армянского происхождения" или "армянский музыкант"?

— Однозначно, второе. То, что я не владею в совершенстве армянским, — поправимо, и, думаю, вскоре мы будем общаться без переводчика. Но вот то, что у меня в душе, то, как чувствую музыку и то, как ее преподношу — неисправимо, и слава Богу! Скажу больше, я армянин и буду им оставаться вне зависимости от той профессии, которой буду когда-либо заниматься. Иначе и быть не может, в конце концов, дед с отцовской стороны был родом из Муша, был солдатом самого Андраника. Для меня, равно как и для всей моей семьи, это очень свято.

— А каков был ваш первый контакт с армянской музыкой?

— Еще в детстве. Самой прекрасной для меня музыкой — чарующей, таинственной и завораживающей — были беседы отца с дедом на армянском языке, на западно-армянском диалекте. Я вслушивался в эти звуки и уплывал в какие-то неведомые дали, упиваясь красотой звучания этой речи. Потом дедушка подарил мне пластинку с народными армянскими песнями, ну а после потом — третье, можно сказать, потрясение — встреча с музыкой Арама Хачатуряна, точнее — балетом "Гаяне".

— А почему решили выбрать именно профессию дирижера?

— У нас дома была также пластинка с записями симфонического оркестра под управлением знаменитого дирижера Герберта фон Караяна. Фотография дирижера на обложке повергала меня в некий трепет, действовала магически. "Я не знаю, кто это, но больше всего на свете хотел бы стать таким, как он", — однажды выдал я отцу. Папа не был музыкантом, но прекрасно разбирался в музыке — мои родители были настоящими меломанами, — он поддержал мое стремление, и вскоре я получил музыкальное образование в Женеве, затем учился в Вене, стал пианистом, ну и наконец дирижером.

— Как оцениваете изменения, произошедшие в нашем филармоническом?

— Динамика положительная. Оркестр развивается — новый репертуар, новые музыканты, новые инструменты. В целом армянские музыканты ни в чем не уступают европейским, если не сказать — превосходят.

— Но ведь не секрет, что нет здоровой ротации кадров, которую обеспечивала консерватория...

— Увы, факты — вещь упрямая. Армянские музыканты продолжают покидать родину, сознавая, что в Европе им всегда рады. С одной стороны, хорошо, что они продолжают так высоко цениться за пределами своей страны, как и раньше. Однако факт оттока профессионалов (и не только из музыкальной сферы) сам по себе неприятен. Армянские музыканты всегда отличались в своем творчестве импульсивностью и глубоким проникновенным пониманием исполняемого произведения. Что же мешает им проявить аналогичные свойства относительно друг друга, относительно проблемы, в принципе, всех их столь живо волнующей? Проблемы мы сможем решить лишь сообща. Я говорю "мы", потому что считаю себя частицей этого народа и искренне переживаю за его будущее.

— Каковы, на ваш взгляд, основные способы пропаганды классической музыки?

— Я как-то провел такой эксперимент. Предложил послушать своим ученикам 5-ю симфонию Бетховена в рок-интерпретации. Им понравилось. Спустя некоторое время я предложил им джазовую версию этого произведения. Послушали, тоже вроде понравилось. С каждым разом меняя жанровый «окрас», я мало-помалу приближал симфонию к первозданному виду. Наконец, я дал им послушать ее в первоначальной классической форме в исполнении симфонического оркестра. Восторг! Дети приняли на ура именно эту "интерпретацию". Это в лишний раз доказывает, что ничего не надо искусственно и натужно пропагандировать, необходимо лишь спокойно и обстоятельно донести эту музыку до молодого поколения. А оно не так глупо, как может кому-то показаться — оно само сделает свой, уверен, правильный выбор.

Ведь посмотрите, что происходит. Концерты вроде идут, выступают классные исполнители, но никакого просвещения в области музкультуры, кроме скудных пояснений в программке концерта, нет. Этого недостаточно. Молодежь надо увлечь этой музыкой, рассказывать, что и как появилось, знакомить с историями самих композиторов и, конечно же, предоставлять возможность сравнения той музыки и этой. Вот тогда и будет положительный результат, а не только тщетная попытка его достижения.

— В посольстве Армении в Швейцарии Шарль Азнавур вручил вам почетную грамоту за вклад и сохранение армянской культуры...

— Я благодарен за высокую честь, оказанную мне. Армяне Швейцарии часто собираются в одном из наших книжных салонов, где проходят интересные встречи, музыкальные вечера... Я тоже не раз принимал в них участие, в том числе 24 апреля, когда мы чтим память жертв, погибших во время геноцида армян. В этот день звучит духовная музыка – произведения Комитаса, шараканы...


Комментариев нет:

Отправить комментарий