Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 26 апреля 2012 г.

"Я же на одной ноге, я не цапля, сейчас рухну!"

В "Доме Москвы" с большим успехом прошел творческий вечер писателя-сатирика Анатолия ТРУШКИНА. В фойе были представлены книги автора "Кто на свете всех смешнее?", "О вечном: о любви, о воровстве, о пьянстве" и "Уроки в школе дураков", приобрести которые (конечно, с дарственной надписью) можно было у самого виновника тожества. Нам удалось побеседовать с сатириком. Или юмористом?..

"Кстати, Анатолий Алексеевич, как правильнее?"

— Я уже как-то отвечал на этот вопрос: если встаю с левой ноги, то сатирик, если с правой — юморист.

— Как реагировала публика на "правую и левую ноги"?

— На подобные вопросы я, как правило, или отшучиваюсь, или откровенно вру — "ваш зритель самый-самый!" Но об армянском зрителе мне врать не придется. Контакт произошел моментально, и с определенного момента не только зритель от меня, но и я сам стал заряжаться от публики. Меня долго не отпускали! Такое ощущение, что до меня здесь никого не было...

— Это, если не ошибаюсь, ваше второе посещение Армении?

— Действительно, впервые я побывал в Армении три года назад, а по возвращении все уши прожужжал жене о Ереване, армянском гостеприимстве, добродушии и открытости вашего народа. Поэтому когда мне предложили снова приехать в Ереван, я тут же "обменял" полагающихся мне по рейдеру администратора, костюмера, гримера и т.д. на одного человека, который все это прекрасно в себе совмещает и кому я непременно хотел показать вашу чудесную страну — мою дорогую супругу. Мы уже побывали с ней в Театре оперы и балета, в Музее Параджанова. Несмотря на то что сейчас не сезон, удача улыбнулась нам, и мы смогли даже насладиться поющими фонтанами.

— Сближение наших стран после распада Союза или, иначе, интеграция культур набирает обороты. Какова ваша оценка этого процесса?

— Мне искренне хочется в это верить. Мы долго жили под одной крышей, связь между странами никогда, мягко говоря, и не прерывалась, но установление государственности в Армении подняло огромный национальный ресурс страны, и вот уже мы снова общаемся с братьями-армянами, но на качественно и культурно ином уровне. Это взаимное культурно-нравственное обогащение. Так что интеграция культур скорее всего не что иное, как необходимая легализация давно устоявшихся дружеских отношений между Россией и Арменией. И я искренне благодарен за это городским властям Москвы и Еревана, а также Дому Москвы и его гостеприимной хозяйке Армине Тютюнджан.

— А с кем из армян — соратников по творческому цеху — вы общаетесь?

— Петросян пытался какие-то мои произведения читать. Но он больше "эстрадный человек", там все выверено, сколько раз зритель смеется и т.д. Он, конечно, великий трудоголик и безмерно талантливый артист. В отличии от Жени у меня крен в сторону литературы. Ну, кто ж еще?.. Карен Аванесян по сей день читает какие-то мои миниатюры. Очень уважаю барда Алика Мирзояна. Часто встречаемся, общаемся... Невероятно интересный собеседник. С "философинкой".

...Вообще, люблю общаться с армянами. Вот недавно в Сочи опаздывал на концерт, застрял в пробке, так водитель такси, армянин по имени Карен, за 20 минут довез меня до пункта назначения. Дай Бог ему здоровья.

— В прессе вы часто сетуете по поводу "обнищания сегодняшнего юмора". Считаете, нет талантливых авторов? Многим попросту трудно стать заметными...

— Возможно, не все потеряно, но то, что сегодня исчез тот вид литературного юмора, корифеями которого были Зощенко, Аверченко, Тэффи, Ильф и Петров, — увы, неоспоримый факт. Острословие заменило остроумие, а эстрада пошла путем наименьшего сопротивления, и в погоне за тем, чтобы каждые двадцать секунд зритель непременно смеялся, многое подпортила. Конечно, бывают и исключения.

— Каково ваше отношение к Comedy Club?

— Апатичное. Мне это напоминает игру "буриме". Импровизация — это хорошо, но зачем выжимать из одной строчки поэму, которая ничего, кроме секундного гогота, не вызывает и тут же забывается? Ребята, конечно, талантливы, но это кавээнизированный юмор. В "Комеди-клаб" несут что ни попадя. И обиднее всего, что ребята-то, повторюсь, талантливые. В целом приходится констатировать, юмор на втором и на первом каналах неважнецкий — не умный, не глубокий. Тотальное засилье ситуативного юмора на фоне отсутствия подлинно сатирических передач.

— Вы не любите КВН, так?

— Отчего же, к КВНу я отношусь снисходительно. Если это формат любительского юмора, то пожалуйста. Но смешивать форматы и под соусом высококачественного юмора подавать натужно выжатые псевдоимпровизы — недопустимо. А самое страшное, когда этот формат переносят на серьезную сцену и именуют "жанром искусства". Дилетантизм — конец серьезного театра, серьезной литературы, серьезного искусства в целом.

— Ну, вот вы говорите о некачественном юморе на ТВ, а сами снимаетесь в "Смеяться разрешается"...

— Я отвечаю сам за себя. Если бы было стыдно, я б не пошел. Поначалу я долго знакомлюсь с передачами, где мне предлагается выступать и лишь в том случае, если мне нравится, принимаю в них участие.

— Ну и напоследок "байка от юмориста" — надеюсь, сегодня-то вы встали с правой ноги?..

— Вот, кстати, о ногах! Как-то меня попросили выступить в Екатеринбурге, а у меня, как назло, в это время нога была сломана, на костылях ковылял. Стали уговаривать. Я очень люблю этот город, люблю там выступать и отказываться было негоже. Поехал. Полет, концерт, закрывают занавес, наконец, меня выводят к микрофону, а костыли... забирают. Занавес открывается, начинается концерт. Читаю минут двадцать — не отпускают. А я же на одной ноге, и я не цапля — сейчас рухну! Осторожно даю знак за кулисы, что, мол, все — больше не могу. А тут как назло занавес заело. Тогда открываю рот, но не говорю — якобы микрофон испортился. Ребята сориентировались быстро, на сцену вышел человек на моих костылях, дал мне их подержать и принялся менять микрофон. Я же на его якобы костылях под общий хохот дал деру.

Комментариев нет:

Отправить комментарий