Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

среда, 11 апреля 2012 г.

"Айак" и другие комбинации из пальцев в нашем кино,

или Девальвация изображения

Недавно состоялось вручение первой национальной кинопремии Армении "Айак-2012". В центре внимания учредителя кинопремии, Киноцентра Армении, оказалось кинопроизводство за последние 20 лет. Режиссерам была дана возможность выдвинуть несколько фильмов по их усмотрению. В общей сложности было представлено 92 фильма. Жюри объявило победителей в 12 номинациях.

Как сама кинопремия, так и непосредственно деятельность организаторов вызвали волну противоречивых мнений. Свою позицию открыто выразил в одной из газет режиссер Эдгар БАГДАСАРЯН — человек глубокий и совестливый. Несмотря на то что он сейчас занят работой над картиной "Прощение", нам удалось встретиться с режиссером и побеседовать с ним...

— Когда я увидел шорт-лист номинантов кинопремии "Айак", с одной стороны, понял, что это честная констатация деградации нашего кинематографа, но с другой — если хорошо поискать, то можно наскрести 6-7 картин, не побоюсь этого слова, мирового уровня, что для Армении, в общем-то, не так уж плохо. То есть налицо нерациональное отношение к собственной кинопродукции.

Мной было составлено открытое письмо, где в частности говорилось, что этот список не просто позор, но и наша роспись в собственном бессилии, в неспособности подняться выше наших мелких желаний подкинуть друг другу пару лакомых кусочков, дабы вдруг не обидеть кого-то, идти на поводу стереотипов и многое другое... Также я указал, что основой подобных мероприятий во всем мире — начиная от "Оскара" заканчивая "Золотой малиной" — является четко выверенная и продуманная идеология, которой в данном случае и не пахло. В рамках "Айака" были подведены "итоги" за 20 лет — прекрасно, что были достойно отмечены люди, внесшие огромный вклад в формирование армянского кинематографа. Но ведь основной вектор глубинного смысла этой премии должен был быть направлен в день завтрашний, а тут даже непонятно, какие ориентиры мы ставим для будущих режиссеров. Снова приведу цитату из письма: "Поколение, которое скоро придет в кинематограф, получает опять искаженные установки и так же будет клонировать сомнительные достижения с упорством известного животного. Когда же мы поймем, что передачу собственных ошибок детям нельзя называть воспитанием". А самое страшное, на мой взгляд, мы относимся к грядущему поколению не как к продолжателям своего дела, а как к соперникам. Престарелый именитый режиссер относится к молодому коллеге как чуть ли не к врагу!

Более того, в список номинантов этой премии попали фильмы, по своему уровню значительно уступающие даже сегодняшним сериалам. Кто их отбирал? Кто их выдвигал? И вообще, насколько корректно производителю объявлять конкурс на свою продукцию, самому выдвигать и самому же награждать?..

— Ну и к чему привело ваше, пардон, донкихотство? Премия ведь состоялась... А ваш фильм, будучи зависим от финансирования Киноцентра, все так же пока в производстве. Не боитесь окончательно испортить отношения с центром?

— Увы, мое письмо было воспринято как результат личной обиды на то, что в "Айаке" была представлена всего одна моя работа. Если так, друзья мои, то спрашивается, почему я ее убрал из номинантов? Так вот, убрал, уберу и впредь, если будет осуществлен аналогичный подход к решению данного вопроса.

Сегодня многие помалкивают, не желая портить отношения с "кормушкой". Оно и понятно — что делать, такова система... Но в результате этого молчания, сдобренного лжехвалебными одами грядущему поколению, мы шаг за шагом все больше погружаемся в болото серости и дилетантизма.

Я не стесняюсь своей позиции, надеюсь на здравый смысл тех, к кому обращаюсь, готов к диалогу, готов к обсуждению. Даже своих студентов в институте я пытаюсь учить необходимости полемики, обучать культуре критики и ее восприятии. Посмотрели фильм — задайте любые интересующие вопросы создателю. Это нормальный и естественный процесс, именно так и рождается искусство.

Для зачина предполагаемого диспута могу представить основу своей позиции. Я считаю, что главную кинопремию страны должны учреждать,представлять и оценивать исключительно кинематографисты. Именно представители отечественного кинематографа, а не "арвестагеты", журналисты, композиторы, поэты и т.д., будут вправе решать, чем и кого награждать. Основной целью должно быть выявление лучших образцов современно кино, ориентиров для будущих поколений.

— Ну, справедливости ради надо отметить кинопремьеры "Алабаланицы" и иже с ней...

— "Авторское кино" на самом деле сегодня на 90% представлено весьма серыми режиссерами, недоучками. Это прекрасная ширма скрыть профессиональную несостоятельность. Фильмы типа тех, что вы выше назвали, обсуждать не будем, так как это чистый бизнес и ничего более. Сегодняшняя проблема глубже и шире. Речь о тотальной девальвации изображения. И это явление уже культурологического порядка. Вы помните, с каким восторгом и трепетом мы некогда относились к фотографированию, к появлению изображения... Получение изображения из чуда превратилось, благодаря цифровой революции, в тривиальный процесс, доступный каждому. В кино это привело к тому, что все стали операторами и режиссерами. Исчезла иерархическая карьерная лестница роста. Сегодня рядовой — завтра генерал. Вот где кроется причина сегодняшней агрессивной экспансии дилетантизма.

Не хочу слыть ретроградом — я не против "цифры" и тем более мирового технического прогресса, скорее наоборот — но упрощение работы и девальвация изображения привели к тому, что сегодня каждый второй готов снимать кино и диктовать свой, подчас весьма сомнительный вкус. Не может студент сразу стать режиссером, если даже он с блеском окончил институт. То, что мы видим сегодня, это продукция "режиссеров", бесспорно, имеющих некое образование, но на свою же беду перескочивших через несколько ступенек "эволюции киношника". Вот и маются сами, вместе с тем забивая головы зрителей всякой ересью.

— Ну а как же "конъюнктура рынка", "касса" — фильмы-то должны окупаться?..

— Недавно я снял фильм "От Арарата до Сиона". Это коммерческий фильм? Нет, конечно! А вы знаете, сколько недель подряд был аншлаг в кинотеатре? Я сам был поражен. Мы очень предвзято относимся к нашему зрителю. Люди на самом деле прекрасно понимают и различают, где мухи и где котлеты. Другое дело, что им подсовывают в основном мух, вот вкусы и меняются. Бесспорно, фильм "От Арарата до Сиона" — для подготовленного зрителя. Но в то же самое время на таких фильмах и воспитывается зритель. Почему бы не делать акцент на таких фильмах? Почему бы не поддерживать и финансировать такую продукцию?

Ведь понятно, кино — это и машина — вложил 5, получаешь 50, хотя и не всегда. Думать и размышлять — будет ли у нас коммерческое кино или нет, смешно! Это бизнес и только! Всегда будут люди, которых интересуют только дивиденды. Но вот кино как искусство может исчезнуть...

— Ну и как вы предлагаете этой "машине" двигаться вперед?

— Это не такой сложный процесс, как кажется. Не надо изобретать колесо заново, можно просто им воспользоваться. И роль государства здесь основополагающая. Я имею в виду — стартовая роль. Государство должно помочь запустить процесс и следить за тем, чтобы этот процесс не подвергался разного рода патологиям. И ни в коем случае не вмешиваться в творческий процесс. Эту миссию на себя должен взвалить национальный киноцентр. На самом деле важность национального киноцентра трудно переоценить. Он должен способствовать формированию некой планки художественного качества. Если говорить модным языком — он должен стать трендом.

— Каковы были бы в целом ваши действия, представься вам возможность что-либо менять — окажись вы у руля культурного ведомства страны?

— Проблема нашей культуры не в том, кто у руля, уверяю. Даже Мать Тереза, будь она жива, вряд ли была бы способна изменить сложившуюся ситуацию. Но кое-что можно посоветовать (неблагодарное дело). Как в экономике мы стремимся интегрироваться в мировые процессы, будь то ВТО или другие организации, куда стремится наша страна, так и должно происходить в культуре. Мы должны стать частью мирового культурного пространства. Для этого нужны два вектора развития: экономический — гибкая налоговая политика, способствующая притоку в кино негосударственных субсидий (речь только лишь об искусстве) — примерно так, как поступила Россия и культурный вектор. Культурная политика — это взвешенная стратегическая программа, рассчитанная как минимум на десять лет и включающая в себя также мощную образовательную составляющую. Надо воспитывать зрителя завтрашнего дня, зрителя не всеядного, а умного, разборчивого и с хорошим вкусом. Тогда в кинотеатрах будут ломиться совсем на другие фильмы. Сужение культурного кругозора приводит к сужению и политического, и всякого другого. Надо преодолеть это отставание, пока еще не поздно. Уверяю вас, тогда даже цифры эмигрирующих из страны изменятся в положительную сторону. Есть смысл это проверить.

— Какие подвижки стали бы для вас вестниками позитивных изменений?

— Сегодня есть много тревожных тенденций, которые в ближайшем будущем могут расцвести ядовитыми цветками. И я очень хотел бы увидеть, что кто-то озабочен этим. Это ультранационалистические тенденции, которые усиленно интегрируются в культурное поле. Эта та пшеница, которая колосится гвоздями. И, наконец, главная моя мечта, иметь сильный и международно-признанный и желанный кинематограф. Это не задача одного или даже двух кинематографистов. Это глубинные институциональные изменения, которые рано или поздно придется сделать и тут важно не опоздать. И я знаю, что так будет. Именно поэтому я остался.

Комментариев нет:

Отправить комментарий