Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 2 июня 2012 г.

"Негоже одному христианину поднимать руку на другого!"

В рамках Недели российского кино в "Доме Москвы" была представлена документальная 43-минутная картина "Строгая страна". Это кинопутешествие по армянским святыням — режиссер постарался охватить и показать увиденный им мир христианской Армении. Более подробно беседуем с автором фильма, петербургским кинорежиссером Геннадием НОВИКОВЫМ.

— Идея снять фильм родилась спонтанно. Мой некогда мирской друг — ныне игумен Тихон — предложил мне вместе совершить паломничество по святым местам. Его маму звали Рипсимэ (Рипсимия), и он в память о ней решил поклониться армянским святыням, посетить храмы колыбели христианства и, конечно же, побывать в церкви Св.Рипсимэ.

— Она была армянкой?

— Нет, русской. Просто в большой и дружной советской семье, если помните, было принято называть детей интернациональными именами, равно как именами стран дружественных республик. И в Армении, как я вижу, немало Владимиров, Александров, Екатерин и Марий...

— А какое участие в фильме принял оператор Артем Мелкумян?

— Артем, можно сказать, морально и духовно подготовил меня к встрече с вашей замечательной страной. Мы давно дружим, и он все время рассказывал мне о красотах Армении, о том, как вы стали в IV веке первым государством, официально принявшем христианство... Так что будучи столь подготовленным одним другом, удержаться от предложения другого было просто невозможно.

— Как создавался фильм?

— Первый день мы провели в Ереване, после чего совершили путешествие по маршруту: Хор Вирап, Гегард, Гарни, Эчмиадзин — Кафедральный собор, церковь Св.Рипсимэ, церковь Св.Гаянэ — и наконец вернулись в Ереван, где посетили храм Григория Просветителя и православную церковь в Канакере. Повествование в фильме также представлено по этой схеме. Нас сопровождал дьякон храма Григория Просветителя Арам Оганесян. Из его рассказов многое об Армении узнали как мы, так и, уверен, почерпнут зрители. Я считаю, чрезвычайно важно донести сегодня до российской молодежи, столь активно и нервно ратующей "за чистоту рядов", что армяне не просто христиане, а первые христиане в мире. И если грузины, так же как и мы исповедуют православие, то христианской вере братьев-армян семнадцать веков. И негоже одному христианину поднимать руку на другого!

...Поймите правильно, я не грежу советским строем. Но тогда все мы жили дружно, мирно и незнание — точнее, нежелание уважать историю своего соседа, его культуру и обычаи воспринималось как следствие ограниченности, недалекости. Выражением "интеграция культур" сегодня обозначено стремление сблизить наши, насильственно отдаленные, народы и вновь сдружить их. Я очень рад, что смог внести свою лепту в это благородное начинание. Мы обязаны это сделать — во имя мира, во имя дружбы, во имя своих же детей.

— В вашем фильме довольно активно представлено "мирское" общение священнослужителей...

— Мне всегда было интересно, как общаются священники меж собой. Картина создавалась, как вы понимаете, влет, и я не давал никаких установок главным героям, а лишь фиксировал происходящее. В остальном — полагался на чутье. Ведь паломничество совершал не столько игумен Тихон, сколько сын Рипсимэ, и надо было показать не только благую миссию священнослужителя, но и чувства, переживания простого человека, христианина. После того как мы посетили церковь Св.Рипсимэ, спустились в склеп, где покоятся останки великомученицы, и помолились, игумен Тихон буквально переродился. Я говорю об этом в фильме — в такие моменты ощущаешь всю беспомощность кинематографа, не позволяющего передать всю гамму ощущений и исходящие от человека свет и благодать.

— Геннадий, вы сняли фильм о христианской Армении. Уверен, не отказались бы побывать и в Карабахе... Вы понимаете, что этим шагом вы несколько ограничили свою свободу, вписав себя в список персон нон грата соседнего государства? Так было со многими, не стеснявшимися выражать свою симпатию к Армении...

— Конечно, я отдаю себе отчет в своих поступках. Но, во-первых, я всегда считал, что лучше один раз попробовать, чем сто раз воздержаться. Во-вторых, мне кажется, люди должны стать более терпимыми и более уважительно относиться к тем, кто сделал нечто большее, сделал это первым. А первым всегда быть сложно. Армяне первыми приняли христианство, но это было не так просто, как нам может показаться сегодня. Это лишения, войны, скитания... Все это требует немалого мужества, стойкости духа и непременно веры.

Наконец, у каждого народа есть свои святыни, о каждом — много чего можно рассказать миру. Очень жаль, что это становится невозможным из-за человеческого недопонимания и нежелания идти навстречу — ведь не совсем понятные ограничения наносят урон в первую очередь самой стране. Что же касается Карабаха, я никогда ничего не планирую, а полагаюсь на знаки свыше и внутреннее чутье. Получится — съезжу.

Комментариев нет:

Отправить комментарий