Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 16 мая 2013 г.

Марк САГАТЕЛЯН: "Где сейчас больше настоящих ереванцев — в Ереване или в Москве?"

   В СКК состоялось торжественное празднование 20-летия армянской лиги КВН. По этому поводу в Ереван слетелись как члены всех армянских команд: начиная с "шармовцев", заканчивая "виртуозами" и "новыми армянами", так и многие гости — участники зарубежных команд. Праздник удался на славу: шутили не в бровь, а в глаз. Как говорится, не токмо ради, а на совесть. Под "шумок" нам удалось побеседовать с одним из самых популярных ереванских кавээнщиков, ныне популярным российским шоуменом Марком САГАТЕЛЯНОМ.
— Марк, прошедший концерт собрал бывших игроков и к тому же напомнил, что у нас все еще есть команды КВН, хотя и в последнее время это молодежное движение не столь активно. С чем это связано, по-твоему?
— Самая большая проблема — несомненно, языковой барьер. Мы, "новые армяне", отчасти "армянский проект", все еще шутим по-русски. После нас — уже нет. Молодое поколение попросту не владеет этим языком, куда там шутить и импровизировать. И потом мало знать язык, надо иметь какой-то литературный базис, быть в курсе о том, что происходит в этой стране — не будем забывать, что КВН, как ни крути, российская игра.
И второе, что немаловажно, все-таки в КВН тех лет основной движущей силой был энтузиазм. Не было той коммерческой составляющей, которая есть сейчас. КВН нашего времени воспринимается молодыми не как смотр веселости и находчивости, а как некий трамплин в большое ТВ, в популярность, в большие деньги.
— КВН стал путевкой в жизнь для многих ребят. Кавээнщики сегодня повсюду, но больше их, конечно, на ТВ. Многим зрителям это не нравится, звучат обвинения в непрофессионализме, серости...
— Давайте вспомним, с кого началось это движение в Армении. С команды ЕрПи "Дама пик". То есть с инженеров. Скажу больше, впоследствии у гуманитариев, игравших в эту игру, также выработались навыки оптимального, так сказать, инженерного мышления. Все это очень ценится и приветствуется на телевидении, и неудивительно, что ребята потом находят себе применения в этой сфере — более того, становятся незаменимыми. Это кажется, что шоумен — эдакий вольный шутник, болтун и балагур. Первоосновой как в КВН, так и на ТВ была и остается строгая дисциплина. Именно этому в первую очередь учит КВН. А серости и дилетантства, извините, на ТВ и так пруд пруди.
Кстати, "наши люди" не только там. На прошедшем концерте с очень смешным монологом выступил бывший кавээнщик — ныне руководитель аппарата президента Армении Виген Саркисян. Затем на сцену поднялся бывший капитан команды "Новые армяне", ныне пресс-секретарь президента Арман Сагателян... Так что умение мыслить четко, рассчитывать и оптимально использовать свои силы, как видите, ценится не только на телевидении.
Что касается критики в адрес "выпускников" КВН, хочется спросить у господ критиканов: можете назвать серьезный вуз, занимающийся подготовкой работников ТВ? Где эти университеты, которые обеспечат наше телевидение профессионалами высшего уровня, недостаток в которых, безусловно, сегодня кое-где ощущается? Есть какие-то липовые вузы, выпускающие липовых специалистов. Вот потому-то и ТВ сегодня такое же.
Извините за нескромность, но я и мои друзья по "ШАРМ"-у с 90-х выступаем на Первом канале — самом престижном телеканале как тогда, так и ныне на постсоветском пространстве. Мы смотрели, учились, перенимали — мы росли! А что происходит тут? Сплошная критика и ни капли желания учиться, самосовершенствоваться. Эти самые критиканы ничего дальше своего носа и телекамер образца 68 года не видят. Потому и пребывают не в лучшем состоянии. Вывод: надо критиковать. Всех и вся. Друзья, да вы должны быть благодарны всем тем, кто хоть как-то сдерживает несущийся отовсюду поток серости, ширпотреба — сдерживает тотальную деградацию на ТВ. Не будь наших ребят, смею вас заверить, все было бы значительно хуже и низкопошибнее.
— Сегодня очень распространено мнение, что по-армянски шутить сложно — легко скатиться в бульварщину. Однако ваши выступления — как те, что были в Ереване после триумфальных побед в 90-х, так и недавний юбилейный вечер, — свидетельствуют об обратном...
— Все дело в том, что есть бытовой юмор — на уровне телодвижений и ситуаций, и есть юмор интеллектуальный. Кстати, на прошедшем концерте я лично заметил существенную разницу между представителями нашего поколения и молодыми кавээнщиками: у них все строилось на элементах буффонады, ситуативном юморе, словом, перформансе. Мы же шутили и, слава тебе Господи, продолжаем шутить, опираясь в первую очередь на слово, остроумие, интеллект. Я считаю, лучший показатель для юмориста, когда он с абсолютно серьезным лицом выходит к зрителю, говорит что-то очень смешное, и зал выпадает в осадок. Это высший пилотаж.
— На прошедшем концерте прозвучала парочка довольно острых шуток. Вас спросили, как вы относитесь к тому, что оппозиция и полиция молятся вместе? Искрометный ответ "стариков" не заставил себя ждать: "Положительно! Мы даже слышали, что в недрах МВД уже пишется Евангелие от Владимира". Не боялись шутить тогда, не боитесь и сейчас...
— Смелость была и остается одной из основных составляющих этой игры. Но давайте вспомним, какое время было, когда мы побеждали. Зачем это делалось, какой ценой... Это было далеко не лучшее время национальной истории — без электричества, топлива, продуктов, денег. Гремела война. Настроение — соответствующее. Легендарный слоган "Мы начинаем КВН" стал органичной частью армянских реалий. А наши победы вне пределов Армении и вовсе вскружили гражданам голову.
Очень хотелось бы, чтобы молодые кавээнщики были бы более подготовленными, все же отсутствие некой информативной базы — той, что закладывается не в Гугле и Википедии, а в книжках, — очень сильно ощущается. Оттого и шутки плоские.
— В 90-х вас спросили: "Почему в Ереване так много людей?" Остроумный и гордый ответ Рубена Джагиняна был таков: "Город!.." Марк, а сегодня есть чем гордиться? Иначе говоря — сегодня город?..
— Как известно, городом называется населенный пункт, окруженный промышленным комплексом. При всей моей любви и уважении к столице, но назвать Ереван городом сегодня довольно сложно. Я уже не говорю о больших масштабах... Это мое личное мнение, пускай никто не обижается.
...Недавно на своей странице в Фейсбук я выложил шутку — в виде ответа на один из предвыборных лозунгов, — что, мол, "еще лучший Ереван — это Москва". Каково же было мое удивление, когда, не разобравшись, что к чему, на меня посыпались обвинительные комментарии. Но, как говорится, в каждой шутке есть доля шутки — ужель так далека от действительности моя острота? Ведь Ереван — это не дома, памятники и скамейки, это в первую очередь люди, ереванцы! Еще лучший Ереван — это когда еще больше ереванцев. А где сейчас больше настоящих ереванцев — в Ереване или в Москве? Вот то-то и оно. Как говорит всеми нами любимый Левон Малхасян, нас осталось-то всего один-два подъезда ереванцев. Надо поменять качество людей, а потом думать о качестве скамеек!
— Ты сегодня живешь и работаешь в России. Что может убедить тебя в резонности возврата на родину?
— На сегодняшний день ни деньги, ни чины и регалии, которые мне посулят тут, не заставят меня вернуться. Это уже не тот город, в который я был влюблен. Это не наш город. Не хочу выглядеть пессимистом, но я не вижу выхода из сложившейся ситуации. Нет фундамента, на котором можно гипотетически угадать контуры будущего здания.
Единственное наше богатство — наш интеллект. Нефти нет, газа нет, природных богатств нет. Есть только интеллект, который ценится во всем мире. На нем мы можем "выехать". А где обладатели, носители этого интеллекта? Так они сами уже давно выехали. Сегодня страшным образом разбазаривается последняя надежда нашего народа — интеллектуальная составляющая. Есть, конечно, какие-то "недобитки", но и им сегодня чинятся препоны, предоставляются кошмарные условия — так что резоннее уехать... 
Ты спрашиваешь, когда я вернусь в Ереван? Когда сюда вернутся Ереванцы! Когда здесь появятся хоть какие-то предпосылки на то, что это имеет смысл сделать. Вот тогда все вернемся — и не в "еще более лучший...", а в Самый лучший: Наш Ереван. И сделаем его еще лучше!

Комментариев нет:

Отправить комментарий