Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 15 января 2015 г.

Декабрьские концерты армянской музыки в США

      Под занавес прошлого года в США, России и Франции с большим успехом прошли концерты армянской музыки, организован- ные Союзом композиторов Армении. Это прецедент — со дня обретения независимости такое количество армянских авторов не звучало вне пределов родины. Об этом и не только беседуем с председателем Союза композито- ров Армении, заслуженным деятелем искусств Армении, профессором Ереванской Госконсерватории, композитором Арамом САТЯНОМ.
 — В Париже прошли Дни армянской культуры, прозвучала как классическая, так и современная армянская музыка, был показан фильм о дудуке. Затем в Московском зале им. Прокофьева прозвучали произведения молодых армянских композиторов — своего рода обобщающий концерт после выступлений в Калининграде, Перми и Екатеринбурге. В то же время в Бостоне при содействии хора и оркестра под управлением композитора Константина Петросяна состоялся концерт, посвященный 145-летию Комитаса. Отметили и 100-летие народного артиста Арм.ССР, композитора Арама Сатунца, прозвучавшего вместе с Ave Maria из моей оперы “Лилит” в исполнении Нарине Оджахян. И, наконец, в Нью-Йорке состоялся большой концерт, в рамках которого были представлены произведения Софьи Микаелян, Ваграма Бабаяна, Мелика Мависакаляна и многих других. Столько армянских композиторов в одном концерте — такого еще не бывало!
— Хотите сказать, что год был успешным?
Не мне судить. Главный итог в том, что в прошедшем году за рубежом прозвучали произведения более пятидесяти армянских композиторов: это большая половина композиторов, членов союза. А в рамках прошедшего осенью Фестиваля современной музыки были представлены произведения 28 армянских композиторов, написанные после 2000 года.
— Как удается совмещать административную деятельность и творческую?
— Конечно, предложений немало, но из-за плотного графика приходится чем-то жертвовать, от чего-то отказываться... Увы, доставшееся “союзное наследство” не скоро позволит мне перейти на облегченный график.
— Понятно, одна из главных ваших целей — сделать все, чтоб исполнялась современная армянская музыка...
У нас очень хорошая композиторская школа. Другое дело, что музыка пишется, но не звучит. Конечно, исполнить все нереально, но отобрать лучшие произведения и дать им жизнь — возможно: такова одна из целей СК Армении. Кстати, минувшие музыкальные смотры позволили выявить определенные упущения: к примеру, в области хоровой и симфонической музыки. Над всем этим надо работать, причем как с самими творцами, так и их потенциальными слушателями: воспитывать аудиторию, представлять им качественную музыку. Общество нуждается в хорошей армянской музыке, но пока не получает ее.
— То есть вы считаете, остановить поток бездарной и далеко не армянской музыки возможно...
— Совершенно верно — предоставив слушателю качественную музыку. Во все времена на армянскую музыку был спрос, и что же случилось теперь, почему он внезапно исчез? Сегодня по радио, в кафе мы слышим в основном не армянскую музыку. А что преподносится нам с экранов телевизоров? Имеет место духовная экспансия, подмена культурно-нравственных и моральных ценностей низкопробными чужими аналогами, в итоге — захват страны без применения оружия. Сегодня наша первейшая обязанность противостоять культуре других наций, усиленно навязываемой нам: как поднимая уровень своей культуры в пределах страны, так и экспортируя ее в мировое пространство.
— До сих пор нет закона о творческих союзах, равно как и о курируемых ими сферах искусства. Не совсем ясно, как можно вести свою культурную политику вне правового поля...
— Увы, вы правы. Не то чтобы государство совсем не обращало внимания на культуру — определенные субсидии поступают и в общем-то во многом помогают решать вопросы на каких-то уровнях. Но государственного подхода к поддержке творческих союзов так, как это делается за рубежом — одновременно и зарабатывание денег, и пропаганда творчества собственных композиторов, — к сожалению, пока нет. Разумеется, при таком раскладе союзы ассоциируются с чем-то отжившим свой век. Но мы противостоим как можем, и за нас говорят не слова, но дела.
— Кроме происходящего в рамках СК Армении, имеет место и внешний музыкальный процесс: авторские проекты бардовской, духовной музыки и т.д. Каково ваше отношение к этому? Кто не с нами, тот против нас?
— Союз композиторов владеет огромным потенциалом и большими возможностями, наши профессионалы работают во всех жанрах: от классической современной музыки до фолка, джаза и эстрады. Другое дело, что финансирование происходит не всегда равнозначно в рамках союза и вне оного. Ведь пишущий человек не может не писать — несмотря порой на неадекватную оплату. Коммерческие проекты вне союза оплачиваются очень неплохо. Да ради Бога, но этой кормушкой пользуются люди, как правило, весьма далекие от музыки. И тут уж возникают вопросы: как можно на один мюзикл тратить сто тысяч долларов, а на другой в разы меньше, и какие цели по большому счету преследуют люди, оплачивающие откровенную деградацию в нашей культуре? Банальное отмывание денег или диверсия против собственной культуры?
— Возвращаясь к вопросу культурной идеологии, ведь все же это государственная позиция — в нашем случае имеющая стратегическое для страны значение, не так ли?
— Культурная идеология — это не декларация о независимости, которую можно принять и объявить. Это отношение к собственной культуре всех и каждого. Если человек хочет представить свое видение известного произведения, на то его воля. Но как понять дилетанта, берущего древнейший шаракан и изменяющего в нем мелодию, текст и ритм? Иначе как вредительством это не назовешь. Наш союз, помимо пропаганды и экспорта армянской музыки, защищает ее от агрессии — как снаружи, так и изнутри.
Далее, мы победили в тяжелой войне. Так почему же за столько лет не было заказано ни одной оперы, ни одного балета или сценического симфонического ряда на эту тему? Или вы видели хоть один спектакль о карабахской войне? А о блокаде?.. Думаю, об этом стоит серьезно задуматься. Лишь один тот факт, что мы до сих пор поем патриотические песни XIX века, говорит о многом и далеко не в нашу пользу. 
Если бы не было армии, мы, наверное, не смогли бы обрести независимость. Но если не будет культуры, если исчезнет наше искусство, растворившись в турецко-арабской или псевдоевропейской мишуре, то тут уже никакая армия не поможет. Это надо понимать и не допустить!

Рубен Пашинян, "Новое время"

Комментариев нет:

Отправить комментарий