Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

вторник, 8 декабря 2015 г.

«Дедушка Мороз, подари мне маму…»

«Труднее спектакля, чем выступление в качестве Деда Мороза перед ленинаканскими детишками на двадцатый день после землетрясения, у меня никогда не было. И не дай Бог… Камерный театр решил подарить пострадавшим детям новогодний спектакль, подарки, дабы как-то отвлечь от произошедшего — ведь дети остаются детьми, им необходим был этот Новый год.
Но в горсовете Ленинакана от нас отмахнулись, мол, не до этого сейчас. Что делать? Мы остановились на первой же улочке, где каким-то чудом уцелела елочка, украсили ее несколькими игрушками, и решили сыграть спектакль, точнее — моноспек- такль Деда Мороза, ребята не могли выйти из автобуса, всех трясло от увиденного. После первой же фразы ребенка, получившего подарок, о том, а не прочесть ли ему стишок, я понял, что мы не ошиблись, детям действительно нужен был праздник! Мы стали водить хоровод, и вскоре уже получившие подарки дети стали обращаться с просьбами к Дедушке — кто-то просил вернуть маму, кто-то папу, кто-то братика… Не знаю, как я это выдержал. Пару раз забегал в автобус, где сидела труппа театра, утыкался в плечо Ара Ернджакяна, плакал и снова возвращался к детям. Это было страшно, очень страшно… Сегодня я счастлив, горд и признателен организаторам за участие в фильме об этом времени. И это фильм не о том, как страшна смерть, а о том, как прекрасна жизнь!»
Наш собеседник — популярный актер, народный артист Армении Грант ТОХАТЯН.
— Как прошло «возвращение» в ту реальность и какова была реакция самих ленинаканцев, ведь сначала фильм снимался в Москве, а потом непосредственно в Гюмри?
— Конечно, было немного не по себе, что волей-неволей напоминаешь людям о той потере. В массовых сценах снимались сами ленинаканцы и надо отметить, что это, пожалуй, единственный случай, когда у всех были настоящие слезы. Эта боль останется со всеми нами навечно, но и нет на свете страны, которая избежала подобных трагедий. Думаю, не ошибусь, если скажу, что цель фильма более чем гуманна — рука помощи, протянутая тогда всем миром, помогла спасти тысячи жизней. И все народы, все люди это знают — как важно, чтобы была оказана помощь, когда ты попал в беду.
— Если не ошибаюсь, вы также тогда участвовали в спасательных работах?
— Да, 8 декабря мы, группой ребят, поехали в Ленинакан. Хотели принять участие в спасении наших соотечественников, но мы не были профессионалами, и наши возможности, умения были сведены к минимуму. И лишь когда прибыли группы профи-спасателей, удалось что-то сделать. Кстати, именно там и тогда я понял, что каждый должен заниматься своим делом: кто-то спасать, кто-то принимать решения, а кто-то ставить спектакли. Уверен, большинство наших бед сегодня именно оттого, что люди занимаются не своим делом: не должен каменотес принимать законы, а профессор вынужденно торговать на рынке. Нельзя требовать от деятеля искусства принятия каких-то судьбоносных решений на предмет культурной идеологии и т.п., он не специалист в этом деле. Я актер и могу принимать решения только на сцене, как мне представить персонаж. Это мое дело, этим я и занимаюсь. И Сарик Андреасян занимается своим делом! И вся труппа — участники проекта «Землетрясение» — настоящие профессионалы своего дела.
— Правда ли, что по окончании съемок ежедневно проходила минута молчания?
— Совершенно верно... После съемок всё на минуту затихало… Художнику-постановщику картины Давиду Дадунашвили удалось сделать, пожалуй, невозможное — создать образ того Ленинакана. Порой становилось не по себе, особенно по вечерам, когда я бродил по разваленным улочкам «Ленинакана»: люди в телогрейках согреваются у костров — все как в то кошмарное время. Изначально съемки проходили в Москве, для создания разваленного Ленинакана было выбрано уже определенное под снос, списанное  здание старого завода. Я представить не мог, чтобы человек, не побывавший в то время в зоне землетрясения, знающий лишь все по фотографиям и видеокадрам, смог так точно, досконально создать и передать обстановку тех дней…
Отдельно хотелось бы отметить, что изначально сценарий был написан моими старыми друзьями, участниками команды КВН «ШАРМ» Арсеном Даниеляном и Грантом Барсегяном. Идея понравилась Сарику, и вместе с Сергеем Юдаковым и Алексеем Гравицким был создан обновленный вариант сценария и воплощен в жизнь. Отдельно стоит отметить высокий профессионализм продюсеров проекта Рубена Дишдишяна, Арама Мовсесяна, Гевонда Андреасяна и Дмитрия Голубичного. И, конечно же, не могу обойти вниманием оператора Юрия Коробейникова и человека, который заряжал всё и вся своей харизмой, замечательного знатока своего дела, второго режиссера Алексея Смоляра. Безусловно, нельзя не отметить блестящую работу актеров: Микаэла Погосяна, Константина Лавроненко, Роберта Мелконяна и др. Всем участникам проекта персонально огромное спасибо!
— Наша беседа началась с воспоминаний Деда Мороза. Напомним, не одно поколение юных посетителей Камерного театра знакомы с Дедушкой Морозом Грантом Тохатяном. А как сегодня живется ему уже в статусе настоящего дедушки, несколько дней назад узнавшего о рождении своего полного тезки Гранта Арамовича Тохатяна?
— Я был в это время в Лос-Анджелесе. Самолет немного задерживался, и сын успел сообщить мне эту прекрасную весть перед взлетом, так что я взлетел вверх — как в прямом, так и в переносном смысле, — уже став дедом. Я помню, что чувствовал, узнавая о рождении своих детей — ощущения же при виде внука совсем другие! Один из моих друзей как-то сказал, что когда он взял на руки внука, стал больше любить своего сына. Золотые слова! Когда произошла наша встреча с Грантом Тохатяном-младшим, я стал смотреть на сына по-новому, с большим уважением и, разумеется, с большей любовью и признательностью стал относиться к невестке, настоявшей на том, чтобы внука назвали моим именем. Это великое счастье и великая ответственность. Мой сын Арам родился здесь, потом защищал границы своей страны, сейчас очередь перешла к среднему сыну Айку, он служит, подрастет маленький Грант и он пройдет этот путь. Мы сегодня обязаны сделать все, чтобы наши дети любили и жили в своей стране. Пускай уезжают учиться, овладевают новыми знаниями — это прекрасно. Но жить надо у себя дома, и мы, родители, должны сделать все для этого!
…Надеюсь, скоро состоится еще одно «рождение» — давно вынашиваю идею создания детского театра и детской драматической школы. Уверен, этот проект необходим как в плане подготовки будущих артистов, так и в целом — культурного воспитания наших детей. Да и я, признаться, уже в том возрасте, когда нужна своя сцена — периодическая смена сцен для своих спектаклей, аренда чужих залов ощутимо изматывает. Сегодня у нас уже есть договоренность с Домом культуры Каназа о предоставлении здания для реализации этих задумок. Уверен, средства найдутся — я уже успел «заразить» этой идеей своих друзей как в Армении, так и в диаспоре. И, даст Бог, скоро будем праздновать еще одно рождение — все вместе на новой сцене. Так что, до встречи!

Рубен Пашинян, «Новое время»




Комментариев нет:

Отправить комментарий