Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

вторник, 19 января 2016 г.

Театр оперы и балета в ожидании чудес

      Недавно в соцсети Фейсбук появилась доволь-но острая заметка, автор которой был озабочен поло-жением в Оперном театре, в частности — притеснением главного дирижера Карена Дургаряна — «куда катится Театр оперы и балета». Позже в интернете появи-лась еще одна заметка, из которой стало ясно, что не все так просто и не все виноватые виновны, а притесненные — наоборот. Сегодняшний гость «НВ» — автор этих записей, промоутер, не раз вывозивший оркестр театра на гастроли, директор музыкального продюсерского центра «Каданс» — Ника БАБАЯН.
— Надо бы сказать многое и заклеймить всех, кто измывался и измывается над Оперным театром за все годы независимости. Начиная от сделки по так называемой аренде “опера-клуба”, кончая притеснением главного дирижёра Дургаряна. Но этот долгий анализ оставлю на другой раз, сейчас максимально кратко выскажусь по кадровой политике в театре и в отношении театра.
Начнем с Карена Дургаряна. Он, бесспорно, талантливый профессионал, делающий серьезную международную дирижерскую карьеру. Его дирижерская гибкость и работоспособность, несмотря на большие проблемы со здоровьем в последние годы, удивительны. Иметь такого маэстро — большая удача для любого оперного театра или симфонического оркестра.
Но вот если бы он занимался только музыкой и шлифовкой своего оркестра, ему бы цены не было! Но он, к моему большому сожалению, вместо того чтобы заниматься музыкой, создал параллельную менеджерскую структуру в театре в виде некоего Фонда содействия театру с использованием логотипа театра. В другой ситуации идея не новая и даже полезная — создание Фонда содействия. Но в конкретном случае — этим не должен был заниматься главный дирижер театра, и тем более команда, которая собралась вокруг Карена в названном фонде. Не буду вдаваться в подробности “успешной деятельности и достижений фонда” — еще раз скажу кратко: этим фондом не он должен был заниматься. Плохую службу сослужили Карену его заносчивость, высокомерное и грубое обращение с музыкантами и работниками театра. В итоге он сумел настроить против себя очень многих в театре. К чести оркестра, надо отметить, что, несмотря на неприятие «особенностей характера» Карена, некоторые музыканты тем не менее нашли в себе силы встать на защиту маэстро (даже в прессе появились сообщения о том, что оркестранты чуть ли не в полном составе письменно обратились к руководству страны с просьбой восстановить справедливость, но никаких письменных заявлений не было, и по идее вряд ли будет). Да, Карен не лучший музыкальный руководитель театра, но он, без сомнений, — лучший из всех дирижеров театра и достоин называться его главным дирижером. Тем более что любой музыкальный коллектив должен безальтернативно иметь своего главного дирижера. Да, в мире есть оркестры, в основном камерные, которые не имеют дирижеров, но это не касается театров оперы и балета или симфонических оркестров. Очень хочу надеяться, что маэстро Дургарян после всех перипетий будет заниматься только дирижированием и продолжит делать свою успешную международную карьеру.
— Интересен тот факт, что последние кадровые назначения делаются не от имени дирекции, а нового старого художественного руководителя…
— Да, это действительно очень интересно. Гегам Григорян, к радости директора Андраника Арзуманяна, всю ответственность за деятельность театра взял в свои руки. Хотелось бы, конечно, верить, что ему по-настоящему удастся кардинально изменить к лучшему ситуацию с театром. Но после первого его практического шага в виде устранения позиций «главных» как-то с трудом верится, что театр ожидает светлое будущее...
Кстати, о худруке. Только в плохом сне можно представить театр, тем более Театр оперы и балета, без художественного руководителя. Это “ноу-хау” армянских чиновников от культуры просто поражает. Через годы решили исправить ошибку и вернуть Оперному театру худрука. Вроде бы надо радоваться — решили исправить недоразумение. Но фантазии хватило вернуть на эту должность Гегама Григоряна, который однажды уже был художественным руководителем театра. Причем именно с его легкой руки произошли трагические события в виде скандального изгнания Огана Дуряна. Одни говорят — Гегаму не было альтернативы. Это неправда — альтернатива всегда и всем есть. Могу с ходу назвать несколько имен. Тем более что альтернативу можно было легко найти за пределами Армении.
Никто не возражает, Гегам — высококлассный оперный певец. Согласен, Карена Дургаряна безоговорочно надо было лишить всех функций музыкального руководителя театра (он себя так называл, и с какого-то момента даже так начала называться его должность — “главный дирижер и музыкальный руководитель театра”), ему надо было указать на его место, то есть — главного дирижера. Но когда Гегам Григорян упраздняет должность главного дирижера, это дает право усмотреть в этом какой-то заказ или подковерную интригу.
И наконец, самое принципиальное — художественного руководителя театра должен был подобрать человек, который называется директором театра.
— Вот как раз об этом. Не секрет, что любой институт в сфере культуры имеет шансы на успех только в случае наличия профессионального менеджмента во главе с директором…
— Совершенно верно! А в случае с Театром оперы и балета успех заведения зависит от слаженной работы таких основных звеньев, как менеджмент, худрук, главный дирижёр оркестра, руководитель балета, главный хормейстер, и вся работа должна быть скоординирована директором театра. В нашем случае такой человек номинально в театре есть, но де-факто его нет! Вместо Карена названы имена трёх дирижёров, которые, при всём моём уважении, конкуренции Дургаряну не составляют! А итальянский дирижёр, о котором определённые заинтересованные дамы и господа говорят с восторженным придыханием… Что тут сказать, таких ребят в мире множество. Раз уж решили привести что-то из-за кордона, пригласите хотя бы кого-либо не хуже Дургаряна или класса Джорджа Пехливаняна!
Директор, повторюсь, в театре вроде есть и вроде его нет. Андраник Арзуманян настолько далек от занимаемой должности, что я не буду об этом что-либо говорить. Он не негодяй или грязный интриган, о котором надо писать страшные вещи и клеймить позором. Он жертва какого-то странного чиновничьего расчета или недоразумения. Если хотите знать, всей этой ситуации в театре не могло бы быть по понятию, будь на этой должности по-настоящему профессиональный менеджер. Благодаря профессиональному директору на своих местах в театре были бы и художественный руководитель, и главный дирижер, и главный режиссер, и руководитель балета, и руководитель хора и... все остальные, призванные служить театру...
— А как обстоит дело с финансированием театра? Средства для поддержания и развития системы нужны немалые…
— Разумеется, нужны. И такая махина как Оперный театр, с его огромным потенциалом и историей, должен зарабатывать не сторонними способами типа субаренд помещений и территорий, а непосредственно своей профессиональной деятельностью. Я уже не говорю о финансовом потенциале — огромном количестве соотечественников по всему миру, которые с радостью помогли бы нашему театру, если б они видели, что этот театр реально что-то делает или хотя бы собирается. Во всем мире деньги дают Оперным театрам или под худрука, или под менеджмент. И под кого же дадут у нас?.. Под худрука? Может, под директора? Вряд ли. Тут есть о чем задуматься…
Почему мы боимся приглашать профессионалов? Есть много мастеров, наших соотечественников, которые с радостью приняли бы приглашения и очень помогли бы выправить сложившуюся ситуацию не только в Оперном театре, но и в культуре в целом. Сегодня им рукоплещут Европа, Америка, а мы о них даже не в курсе. Более того, они сами пытаются как-то помочь, но мы от них отбрыкиваемся типа не учите нас жить — помогите материально. Тот же Гергиев мог очень сильно помочь нашему театру. Но его когда-то обидели, он уехал, то же самое произошло позже с Дуряном, Чкнаворяном, Карабекяном. Мало что изменилось: сегодня из театра убираются люди, которые реально могли бы быть полезны ему. У театра были режиссеры – тот же Виген Степанян и другие. Где они сегодня? Мне говорят: характерами не сошлись. Но я не хочу обращаться к человеческим качествам — как правило, одаренные люди в жизни довольно сложны в общении. Но это не означает, что от них надо отказываться. Приструнить, заставить продуктивно работать — да, но для этого и руководство должно быть компетентно. А сегодня мы имеем дело с зиц-председателями, которым дано право устанавливать свои правила игры.
— И каковы ваши прогнозы на будущее театра?
— Не думаю, что тот менеджмент, который сегодня работает, та команда, которая есть, может сделать что-то путное. Очень хочется верить в чудеса. Но чудес не бывает…
Друзья, здесь нужны совершенно другие люди, другие знания. И проблема не в том, что это какие-то выдающиеся знания, а в том, что их попросту нет… Поэтому, что касается прогноза, если все продолжится таким образом, то сведения о кончине Оперного театра, увы, не будут преувеличены.


2 комментария:

  1. Аревик Халатян21 января 2016 г., 17:04

    Если с некоторыми размышлениями г-на Бабаяна можно согласиться, то пассаж относительно режиссера В.Степаняна просто смехотворен. Оперный режиссер-профессия, не менее ответственная чем другие .А тут ...

    ОтветитьУдалить
  2. А что тут? Вы как видно много знаете?..
    Поделитесь?.. Ну для начала хотя бы тем, что представляет из себя индивид, назначение которого вызвало у вас своего рода протест, не так ли? Вы ведь в курсе о всех его достижениях? Работах?..
    Не томите, поделитесь, пожалуйста.

    ОтветитьУдалить