Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 23 января 2016 г.

Наш американский «Амарас»!

На фоне существу-ющих тенденций в совре-менном международном ис-кусстве, подчиняющемся формулам, понятным разве что сторонникам новомод-ных течений и в то же время подверженном жестким за-конам рынка, до сих пор существуют единицы, про-должающие свою миссию вне установленной «систе-мы ценностей» и не особо зависящие от диктовки времени. Мой собеседник — человек, реально делающий в США для Армении то, о необходимости чего многие здешние «культурные деятели» лишь предпочитают говорить, поучать, направлять… Это племянница известного армянского певца Ованеса Бадаляна, директор армяно-американской культурно-образовательной организации Amaras Art Alliance Аракс БАДАЛЯН.
— Вы правы, мы всегда стремились делом, а не словом доказывать право на существование. Цель организации — освещение нашей культуры, если так можно сказать, экспорт ее в мировое сообщество. Мы предоставляем детям (и не только) возможность приехать сюда, показать свое умение, будь то музыка, изобразительное искусство, фотография и т.д. И не только для армянской диаспоры — мы стараемся представить нашу многогранную культуру, наших талантливых исполнителей в первую очередь не армянам. Сегодня часто используется выражение «интеграция культур». Можно сказать, наша цель в сближении культур, в создании диалога.
— А почему «Амарас»?
— Амарас, как вы знаете, название армянского монастыря в Нагорном Карабахе, основанного в IV веке Григорием Просветителем. Он является одним из древнейших христианских памятников мира и местом, где Месроп Маштоц основал свою первую школу. Вот и мы решили назвать свой культурно-образовательный центр «Амарас». Организация была основана в 1990 году. Изначально нашей целью было содействие армянским художникам, исполнителям, писателям и музыкантам, проживающим в Соединенных Штатах. Через год после создания нашего центра Республика Армения провозгласила независимость, исчезли ограничения на предмет приезда сюда из Армении. Сегодня «Амарас Арт Альянс» работает с профессиональными художниками и музыкантами, а также молодыми исполнителями, стремящимися к культурному диалогу посредством музыки, танца, драматического и изобразительного искусства…
— Вы сотрудничаете с нашим культурным ведомством?
— Скорее нет, чем да. Контакт исключительно на уровне писем, документов. Формальный. Мы никогда ни от кого не зависели, в то же время ни от кого не отмахивались — хотят работать вместе, ради Бога, нет — мы сами. Именно из-за этого, как понимаете, мы несколько ограничены в своих возможностях. Но то, что можем, стараемся делать хорошо и максимально продуктивно для нашей культуры.
К примеру, мы в отличие от других армянских центров США, таких как Текеян и т.д., никогда не представляли программ, посвященных геноциду армян. Однако поскольку в прошлом году исполнилось 100 лет со дня этой страшной трагедии, мы посчитали невозможным для себя остаться в стороне и решили привезти сюда группы армянских детей-исполнителей. Увы, это нам не удалось, поскольку их приезд никак не укладывался в намеченный Арменией бюджет, возникли сложности, в итоге пришлось отказаться от этой идеи. Конечно, сюда приехали другие исполнители и еще приедут, но нельзя сказать, что это политика нашей организации, нельзя сказать, что это именно те выступления, посредством которых хотелось бы представить мировому сообществу наш древний народ, переживший 100 лет назад эту черную страницу своей истории.
— Каковы приоритеты вашей организации? И на что, по-вашему, должен делаться акцент при представлении нашей культуры за рубежом?
— Я не могу говорить обо всем мире, но что касается нашего города, Бостона, думаю, правильнее представлять классику в равном соотношении с народным творчеством. И, разумеется, больший акцент должен ставиться на юные дарования. Вот сейчас мы ведем переговоры на предмет привоза сюда новой группы «Цирани», недавно здесь побывали «Маленькие певцы Армении», а два года назад группа детей из ереванской школы им.Саят-Новы. Видели бы вы, какой успех они тут имели, как их тепло приняли в армянских и американских семьях… Согласитесь, не так-то просто устроить турне для 20-30 детей по семи городам Америки! Но мы это делаем и будем продолжать делать. Не выпячивая, не пиаря свою деятельность — всего лишь продолжая работу в меру своих скромных возможностей.
Конечно, есть много талантливых исполнителей, к примеру, поп-музыки, которые довольно популярны в Армении. Но если говорить о Бостоне, тут это не будет иметь особого успеха. Город, в котором находится Армянский музей Америки, коллекция которого значительно превышает венскую, ватиканскую и даже иерусалимскую, а также замечательный Музей изящных искусств с его редкой коллекцией и другие достопримечательности мирового уровня, придерживается несколько иных приоритетов, исповедует и глубоко чтит ценности иного класса и направленности. Если говорить о взрослых исполнителях, то сюда нужно привозить коллективы уровня нашего хора «Овер». Вот это класс, вот это достойный представитель Армении за ее пределами!
— Как вы оцениваете обстановку в культурном пространстве Армении? Многие называют это ре-грессом, духовным паде-нием — особенно если го-ворить о той же поп- или рабис-музыке, когда на турецко-арабские мотивы «натягивается» дешевень-кий армянский текст и это превращается чуть ли не в хит для молодежи…
— Все зависит от времени и от соотношения сил. 46 лет назад, когда я приехала в США, здешние армяне слушали именно то, что вы называете рабисом. Но именно эта музыка позволяла им остаться армянами, хотя они и прекрасно понимали, что армянского в этой музыке не так уж много, разве что только текст. Сегодня же, когда в Армении оставляет желать лучшего происходящее в оперном мире, нет условий для работы армянских композиторов, не развивается современная армянская классическая музыка, довольно слабо пропагандируется народная и духовная, взлет рабиса и попсы, конечно, губителен. Но еще более опасно и недальновидно на государственном уровне поощрять, «причислять» этих исполнителей к культуре Армении, давать им высокие «заслуженные» звания и награды. Вот в этом я вижу истинное духовное падение, ведь тем самым государство, как бы озвучивая чаяния народа, обозначивает свои приоритеты. А поскольку культура — это государственный императив, то все это, разумеется, не может не внушать серьезного опасения как за будущее нашей культуры, так и государства в целом.
Я, конечно, не искусствовед, и правильнее, наверное, спросить об этом профессионалов, но я всего лишь представляю свою позицию как член армянского общества, это моя гражданская позиция. Именно исходя из этих соображений считаю правильным не поощрять и не запрещать, а делать свою работу, создавать высококачественную альтернативу низкосортной «культурной продукции». Мы по мере возможностей стараемся создавать выходы в свет для тех, кто, увы, по тем или иным причинам не имеет возможности представить себя и быть заслуженно оцененным на родине.
— Для многих исполнителей «Амарас» стал точкой отсчета, путевкой в жизнь. Какие планы на будущее?
— Постараемся все же привезти «Цирани» или «Маленьких певцов Армении». Это что касается детей. А из взрослых коллективов, есть замечательная группа во Франции под названием «Ераз» — будем работать в этом направлении. В свою очередь несколько лет назад был и такой опыт, мы отвезли американских детей из музыкальной школы в Лесингтоне в Армению, где их квартет имел большой успех. Есть мысль повторить и это. Так что изыскиваем средства, работаем — во благо наших детей, во благо нашего будущего.





Комментариев нет:

Отправить комментарий