Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

вторник, 16 февраля 2016 г.

“Делать то, что можем, делать столько, сколько можем”...

О культурной политике и не только

В своей недавней речи о реализации конституционных изменений президент Серж Саргсян произнес важнейшую концептуальную фразу: «…У нас есть две главные ценности – армянский народ и Армения, и они должны быть превыше всех прочих ценностей. И все наши шаги, решения, действия должны полностью исходить из этих двух ценностей. Этого требуют интересы и будущее Армении. Таков завет наших предков». В основе нашей идентичности, в основе Армении  исторической и современной также национальная культура во всем ее объеме. И эта культура в XXI веке должна сохраниться и развиваться.
        Последние скандальные события в двух гостеатрах в очередной раз выпятили актуальность темы: почему тихо хиреют или тянут лямку наши ведущие очаги культуры? Будь то Оперный, театр Сундукяна или Камерный музыкальный театр. Наиболее расхожий и ожидаемый ответ: нет денег. Почему из них в ближайшем прошлом и настоящем уходят главные? Неужели их у нас так много? Тех, кто вершит, созидает. Карен Дургарян, Ваге Шахвердян… Почему «ушли» Арама Карабекяна…
Ежегодно Минкультуры официально представляет свой бюджет. Ознакомиться с цифрами за прошедший год не удалось — на сайте лишь бюджет 2014 года, и, к чести правительства надо сказать, что цифра ежегодно если не увеличивается, то и не уменьшается. Итак, в 2014 году на культуру было потрачено 10,5 млрд драмов. Щедро представлены затраты на развитие искусства, академических постановок… Только по графе «Отдых, культура и религия» выделено почти полмиллиарда. Сложно описать чувство, возникающее при виде этих цифр… Гордость? Уверенность в будущем? Что-то смешанное, позитиву мешает реальность, т.е. дефицит крупных и бесспорных художественных достижений. Радости все больше от соотечественников, кто успешно созидает за рубежом. Но каков итог собственных достижений? Вопрос — где наши успехи — повисает в воздухе. Где, к примеру, театральные взлеты при наличии многих гостеатров?
«На мой взгляд, содержать 22 государственных театра, из которых реально интересны 4-5, излишняя роскошь, если не сказать расточительность. Думаю, имеет смысл провести серьезную аттестацию и квалифицировать наши театры. Например, Театр хореографии — кто знает, где он находится и чем сегодня занимается?.. Сколько спектаклей вы там смотрели? Возникает вопрос: куда уходят бюджетные деньги? Кто в ответе?.. Увы, список можно продолжить», — заметил в последнем интервью недавно ушедший из жизни театровед Левон Мутафян.
Действительно, в Армении 22 государственных театра, 3 симфонических оркестра, 2 биг-бэнда, множество государственных музеев. Наконец, аппарат Министерства культуры, где трудятся больше 130 человек. И это несмотря на компьютеры и прочую технику. Лишь за сохранностью исторических и культурных памятников следят целых 30 человек. (Между тем памятники — это совершенно другая профессиональная сфера. Вспомним, при коммунистах был Комитет по охране памятников.) Да чего там, только министру, чтобы рулить такой махиной, полагается 3 зама, 3 советника, 4 помощника и как минимум три водителя. А говорят — денег нет.
С мнением Мутафяна категорически не согласен председатель СТД, режиссер Акоп Казанчян, считающий, что театров по определению не может быть много — их может быть мало, и дай Бог, чтоб отношение властей и профессиональный менеджмент позволили развиваться театральному искусству в Армении еще более динамично. Однако мы говорим о гостеатрах. В мире также есть муниципальные и другого статуса театры. А также негосударственные музеи и другие культурные учреждения.
Приходится с неудовольствием констатировать, что есть театры, которые ни по своему репертуару, ни по эстетике не представляют большого интереса. Может, имеет смысл провести отбор и решить, какие из них могут быть государственными, а какие нет. Помнится, подобный «отсев» имел место в образовательной сфере, и немало скороспелых «вузов» лишилось госаккредитации. То же самое по праву может быть применено ко всем культурным очагам: если нет интересной продукции, нет общественной восстребованности, то и о государственном статусе, и дотации не может быть речи. «Необходимо иметь, допустим, десять штатов, и театры должны соревноваться за право называться государственным. В итоге останутся лишь те, в которые государство сможет вкладывать большие средства, с большей отдачей. Остальные пускай продолжают свою деятельность в коммерческом поле, доказывая право на существование», — считал Мутафян. Ну уж если следовать этой логике, то начинать надо с головы: как говорилось в известном фильме, проверка — она всем проверка. Нужны ли ведомству такие раздутые штаты? Скажут — нужны, но тогда почему культура в целом топчется на месте? Уточним: есть исключения, и это замечательно. Ну а остальное?
Одним из самых значительных направлений национальной культуры является изобразительное искусство, которым армянский народ небезосновательно гордится. Но каковы новые достижения в этой области, как мы пропагандируем современное искусство? По большому счету никак. Повторим, речь именно о современном искусстве. Сложилась и закрепилась традиция, по которой произведения нынешних художников не приобретаются музеями, т.е. государством, и фактически остаются вне культуры. Впрочем, иногда выставки организуются различными культурными фондами, мы же говорим о выставках государственного масштаба. Художники министерством практически, как и композиторы, не стимулируются. Не слишком-то заметны успехи в кинематографе, хотя вроде бы выделяются определенные средства. Кинематографом занимаются, кроме Министерства культуры, Национальный киноцентр, Киноакадемия, у нас есть хорошо себя зарекомендовавший «Золотой абрикос», вот уже Армения стала членом «Евримаж», но где они, заметные достижения. Опять же за редчайшим исключением. Как нет и киностудии «Арменфильм». Между тем в кинотеатрах идут «комедии», изготовленные руками дилетантов. Ничего не остается, как радоваться фильмам Романа Балаяна, Анны Меликян, Сарика Андриасяна и других армян, работающих вне Армении.
При всем этом Министерство культуры на замечания и критику, как правило, объективную, абсолютно не реагирует. Очевидно, в ведомстве уверены, что все, что они делают, это и есть максимум возможного. Это не так. Культурное ведомство обязано генерировать новые долговременные идеи и программы общенационального значения. И для внутреннего, и для внешнего потребления. Конечно, очень хорошо, что в Армению приезжают именитые музыканты и коллективы, проводятся различные фестивали. Но для фундамента культуры этого мало. Нужна рутинная, повседневная работа.
В своем выступлении президент Серж Саргсян подчеркнул: «Делать то, что можем, делать столько, сколько можем — это не может быть оправданием для какого-либо общественного служащего. На общественную службу должны приниматься люди, которые способны делать то, что необходимо».
В заключение хочется добавить, что потери в культуре или невосполнимы, или же восполняются с огромным трудом. Об этом свидетельствует вся армянская история. И не только армянская.




Комментариев нет:

Отправить комментарий