Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 26 января 2013 г.

«Дорога к себе» музыканта с диагнозом «джаз»


“Я категорически против, когда меня называют отцом армянского джаза. Это не так, я просто первым в 1963 году основал в Брюсовском институте малый джаз-состав — Трио Левона Малхасяна, — который в 70-м стал лауреатом на всесоюзном фестивале джаза в Куйбышеве. С этих пор и начался отсчет моей джазовой карьеры”.
О пройденном пути и достигнутых целях, джаз-фестивалях, предстоящем праздновании 75-летия армянского джаза и многом другом рассказал на творческой встрече, состоявшейся в Доме Москвы в рамках цикла “Дорога к себе”, известный джазмен и настоящий ереванец Левон МАЛХАСЯН.
— Задолго до появления нашего трио, а затем и квартета, с большим успехом в Ереване выступали биг-бэнды под управлением Артемия Айвазяна, потом Константина Орбеляна, Мелика Мависакаляна, Мартина Вартазаряна, Степана Шакаряна, квинтет Эдуарда Багдасаряна... Почему-то ошибочно считается, что первыми были мы.
Я пытаюсь сегодня собрать записи составов начиная с 38-го года. Это будет джазовая антология, думаю, около 10 дисков — с 38-го по 58-й, с 58-го по 78-й, и до наших дней — и вовлечь в это дело абсолютно всех, кто занимался джазом. Все же 75 лет — немалый срок для джаза.
— Как планируете отмечать юбилей?
— Не люблю слово “юбилей”. На юбилеях чувствуешь себя покойником — сидишь на сцене весь в цветах, на занавесе какая-то бронзовая цифра — ужас. Мы хотим — как и в прошлые разы — отметить эту дату Международным фестивалем джаза. Но не простым, а Всеармянским. В этом мероприятии, которое ориентировочно состоится в сентябре, основной акцент ставится на участии лучших армянских джазменов и, конечно же, проживающих за рубежом — Сергея Манукяна, Александра Захаряна из Москвы, Артура Сатяна из Бейрута, Татевик Ованнисян из Нью-Йорка, Арташеса Карталяна, Тиграна Амасяна из США и многих других.
География фестиваля довольно обширна: от Македонии до Канады... Мы умудрились “откопать” джазменов-армян, никогда прежде не бывавших в Армении. Они с радостью восприняли наше приглашение. Присылают свои записи, мы отбираем... Словом, ожидается грандиозное мероприятие.
— Ожидаются приглашенные звезды?
— Как и на самом первом фестивале в 1998-м, нашим гостем будет великолепный американский джазовый вокальный коллектив New York Voices. В их составе выступает наша соотечественница — певица Ким Назарян. С ее помощью удалось заполучить этот состав в 98-м, она же помогает нам и в этом году.
Мы делаем акцент на армянах. В конце концов, пусть приедут к себе на родину. Все они играют в разных странах, не говоря уже об СНГ. В Минске вот уже второй год звания лучшего джазмена Беларуси удостаивается молодой парень, армянин. Он сам саксофонист, имеет свой бэнд и тоже с радостью согласился приехать. Так что в этом году джаз соберет всех армян дома!
— Армянский джаз. Что это, по-вашему?
— Думаю, ни для кого не секрет, что джаз — это негритянская музыка. Но, по моему глубокому убеждению, он не имеет определенной национальности. Хотя он и родился в Америке, в XX веке произошло резкое расширение как территориальных, так и жанровых границ джазовой музыки. Представители всевозможных культур со всего света вносили свою лепту в джазовое искусство.
Говоря “армянский джаз”, мы, скорее всего, имеем в виду исполнителей, которые привносят в джаз характерные национальные элементы, пропуская через свою призму, через свою национальную культуру и темперамент. В армянском джазе — это прежде всего своеобразное музыкальное мышление. Совсем не обязательно использование национальных музыкальных инструментов — каманчи или дхола, чтобы джаз считался национальным. В любой стране, через десять минут, как я начинал играть, становилось ясно — “это пианист с Востока”.
Причина не во внешних данных или в наличии национальных инструментов, а в том, что в музыке не могут не проявиться каким-то образом твои “национальные корни”.
Импровизационность исполнителей народной музыки, на мой взгляд, идентична мышлению джазовых музыкантов. У наших народников — профессиональных музыкантов — музыка плавно течет и в то же время несется на крыльях из тональности в тональность. Эти музыканты, особенно исполнители на духовых народных инструментах, славятся богатством изощренных средств выразительности, что так же зажигает меломанов, как и джазовая музыка. В этом смысле эти две тенденции довольно схожи. Мне, как и многим моим коллегам по джазу, удалось соединить их, и получился... армянский джаз.
Помню, много лет назад нашему квартету — в составе: Армен Тутунджян (Чико), Ерванд Ерзнкян, Алик Захарян и ваш покорный слуга — удалось даже исполнить армянский шаракан на джазовом фестивале (мы попытаемся восстановить его в этом году). Тогда все поначалу отнеслись к этой затее с известной долей скептицизма и даже откровенной неприязни. Однако после исполнения шаракана целую минуту в зале царила гробовая тишина и вдруг... шквал аплодисментов! Мы умудрились собрать все мыслимые и немыслимые призы на этом фестивале. Вот таков он — армянский джаз!
— О чем сегодня мечтает Левон Малхасян?
— У меня было три мечты, начиная с 90-х по сей день. Первой моей мечтой было попасть в Соединенные Штаты, чтобы в ближнем бою, так сказать, все это увидеть и понять, верной ли дорогой я вообще иду. К счастью, в первый раз я попал не в наш Лос-Анджелес, а в Вашингтон и Нью-Йорк. Побывал во многих клубах, кое-где поиграл, где-то послушал... Второй мечтой было организовать в Ереване международный джазовый фестиваль со звездами из разных стран в качественных джазовых составах. Это получилось целых 3 раза: в 98-м, 2000-м и 2006-м. Ну не считая 70-летия армянского джаза. Дай Бог, в этом году все получится... И наконец, третье — хотелось иметь свой собственный джаз-клуб. Я счастлив, что все мои мечты сбылись!
...Меня очень радует, что молодежь потянулась в клуб. Сегодня как минимум 80% основного контингента “Малхас-клуба” — молодежь. Я не уверен, что толком разбираются в джазе, но то, что они тяготеют к этой музыке, уже немало...
— За восемь лет существования клуба в нем побывало много именитых джазменов. Чье посещение особенно дорого?
— Эл Джеро, безусловно. Он был в восторге от всего увиденного и даже спел с нашим Арамо. Хотя ни он, ни Чик Кореа, ни тем более Джордж Бенсон и представить не могли, что в этой маленькой горной стране так много профессиональных джазменов. Позже в одном из интервью Бенсон так и сказал: “За армянский джаз я спокоен!”
— Чем живет сегодня “Малхас-клуб”?
— На сегодняшний день в клубе семь действующих коллективов, сменяющихся ежедневно. За эти годы здесь сменилось более семидесяти коллективов. Это и нормально, ведь клуб, а тем более джазовый, — живой организм. Он должен меняться, обогащаться новыми исполнителями. Последние должны работать с профессионалами, учиться у них мастерству и т.д.
Есть, конечно, и грустная сторона этого дела: музыканты “оперяются” тут и улетают... За последние годы наш джаз-клуб потерял пять хороших клавишников: один в Эмиратах, двое в Москве, третий в Америке... Но это и естественно. Наоборот, было бы ненормально, если б они останавливались в развитии и застревали на этом уровне.
— То есть в какой-то мере ваш джаз-клуб можно назвать своеобразной кузницей кадров...
— Не совсем, конечно. Но у нас играют Ваагн Айрапетян, Никогайос Варданян, он же Коля, Хачик Саакян — это люди, которые умеют воспитывать джазменов. Все они делают очень большое дело как для клуба, так и для армянского джаза в целом.
Вот недавно у нас начал играть Рубик Сатян. Он 8 лет играл в Греции, выступал в разных клубах, играл в основном один. То, что он умеет, безусловно, достаточно серьезно, одаренный музыкант. Но сейчас ему надо научиться играть в составе. Поэтому сегодня он работает в трио. Коля (басист Никогайос Варданян. — Прим. авт.) его подтягивает, и уже виден прогресс налицо. Довольно сильный и многообещающий коллектив.
...В последние годы мы несколько поменяли стратегию клуба. Сейчас почти с каждым составом работают вокалист или вокалистка. В конце концов люди приходят сюда отдохнуть, а слушать постоянно инструментальную музыку довольно тяжело. Ну и эти вокалисты как-то разбавляют ситуацию. В результате число посетителей возросло. Исполняются только джазовые произведения, в крайнем случае — джаз-роковые. Я строго слежу за форматом, чтоб он не разбавлялся иными жанрами.
— Есть люди, которые любят вас, принимают как музыканта, а есть и те, что... не очень. Однако практически невозможно найти человека, о котором Левон Малхасян сказал бы что-то дурное. Как вам это удается?
— Да уж, завистники намного хуже конкретных врагов... Вы помните, была такая фраза — я не злопамятный, просто я злой и память у меня хорошая. Видимо, у меня обратная ситуация: память у меня плохая, да и злым меня, наверное, назвать сложно. Вот и получается, что я не фиксирую зло, коварство, интриги и т.д. Меня даже друзья частенько одергивают, указывая на какого-то злопыхателя: “Ты чего с ним здороваешься? Знаешь, какие мерзости он за твоей спиной говорит?..” Я отвечаю: “Да ладно вам — когда это было...”
Жизнь в Ереване и так довольно тяжела — в социальном плане, бытовом. Зачем мне к этому добавлять еще и свою ложку дегтя? Я живу по-доброму, всем желаю добра и искренности по отношению друг к другу. Не надо держать зло на душе и этим потом оправдывать свои поступки.
— И напоследок, каков ваш прогноз на ближайшее будущее в культурном пространстве Армении?.. И что вы пожелаете молодому человеку или девушке, которые сегодня грезят джазом и не мыслят себя вне этой музыки?
— С вашего позволения, я отвечу лишь на второй вопрос. Я желаю молодым слушать качественную музыку. Любых жанров — джаз, этно, классика и т.д. — главное, чтоб это была качественная музыка! И лишь пропустив это через себя, можно прийти к джазу — к своей музыке. 
Джаз требует тотальной и безоговорочной самоотдачи от музыканта, и каждый из нас, погружаясь в бездонный мир этой чарующей музыки, привносит в нее кусочек себя. В этом и заключается волшебство джаза: каждый, играя джаз по-своему, понятен другому исполнителю, и наоборот.





1 комментарий:

  1. Рубен, большое спасибо за материал. Как обычно, очень интересно было прочитать.

    Ашот

    ОтветитьУдалить