Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 11 июня 2011 г.

"Мукуч Казарян — наш Саят-Нова!"

Год назад не стало создателя и художественного руководителя тбилисского ансамбля армянской народной песни и танцев "Саят-Нова", заслуженного артиста Грузинской ССР, последнего тариста Грузии, одного из лучших исполнителей творчества армянских ашугов, и в первую очередь Саят-Новы — Мкртыча (Мукуча) Оганесовича КАЗАРЯНА.

Фортепиано, кяманча, тар, скрипка, гитара, дав, наджара, барабан, дудук, флейта — это далеко не полный список музыкальных инструментов, которыми виртуозно владел маэстро Казарян. Он был одним из продолжателей традиций известных музыкантов, игравших на народных инструментах в конце XIX — начале XX веков: Тер-Вартанесова, Саши Оганезашвили, Бала Меликова и других.

Нам удалось встретиться с сыном музыканта — замечательным пианистом Гарником КАЗАРЯНОМ, который поведал много интересного как об отце, так и о самом ансамбле "Саят-Нова"

— С детства отец обожал слушать патараги в исполнении своей матери Рипсиме, отдавшей всю свою жизнь этому богоугодному делу. Позже он легко овладел игрой на фортепиано, на восточных инструментах и на таре, а это уже благодаря слепому таристу Аршаку Котояну.

Но Мукуч Казарян стал не только замечательным таристом. У него было несколько профессий, в которых он зарекомендовал себя одинаково успешно. Он был инженером, экономистом, спортсменом и даже танкистом в годы Великой Отечественной войны. Но чем бы он ни занимался, никогда не оставлял свой любимый инструмент — тар, играя на котором он буквально завораживал всех. Его пальцам, легко, казалось бы, без всяких усилий извлекавшим волшебные звуки из нехитрого музыкального инструмента, каким является тар, его техническому мастерству, доведенному до совершенства, завидовали даже самые известные исполнители.

— А правда ли, что на войне он получил серьезную травму руки?..

— Да, но даже это не смогло сломить его духа и целеустремленности! ...Началась Великая Отечественная война, и папа, конечно же, не мог остаться в стороне. Он незамедлительно явился в военкомат с просьбой послать его на фронт. Но ему отказали — в 18 лет на передовую не посылали. И тогда он отправился в Кировский райсовет к самому председателю Паруйру Арутюновичу Саркисяну (спустя годы — после окончания войны — он станет его тестем). Убедившись в непреклонном желании парня, Саркисян помог отцу попасть на фронт. Попав на передовую, отец первым делом написал письмо в Тифлис, чтобы ему прислали тар. Родной инструмент проехал через всю страну и был доставлен в целости и сохранности, после чего "поселен" в танке уже молодого механика-водителя.

...Однажды пришлось идти в разведку. "Залег я в трубе, — рассказывал отец, — наблюдаю, вижу, прямо в мою сторону идет здоровенный немец, а я начинаю до боли сжимать рукоять своего штык-ножа. Мне бы не высовываться, но ведь молодость! Сбил с ног подсечкой, молочу что есть сил кулаками, вспоминая уроки Бориса Меладзе по боксу. Но немец выхватил пистолет"... Когда он очнулся в госпитале с перевязанной рукой, первой мыслью было: "Лишь бы не ампутация, как же тогда на таре играть?" Но Бог миловал...

— А как возникла идея создания народного ансамбля "Саят-Нова" у работника бытового обслуживания?

— У заслуженного работника бытового обслуживания Грузинской ССР! Хотя звание это он получил намного позже... Где бы он ни работал, чем бы ни занимался, не переставал заниматься музыкой. С 1942 года Мукуч в ансамбле Вердияна, под тусклым светом лампы проходят их репетиции в клубе им.Берия (ныне — Театр царского двора), и концерт оркестра из 40 музыкантов с блеском выступает на грандиозном концерте, посвященном 230-летию Саят-Новы. В военные годы трудно было найти государственные дотации, и вскоре ансамбль распустили, а руководитель завещал Мукучу продолжить музыкальное начинание...

Отец остался верен данному слову. Подобрался весьма мощный и к тому же интернациональный состав, состоящий из представителей тех народов, для которых творил великий Саят-Нова: армяне, грузины, азербайджанцы... Музыканты работали на общественных началах — вплоть до последних дней существования ансамбля. Однако это никак не сказывалось на внутренней дисциплине оркестра, и в том заслуга моего отца — человека жесткого, требовательного, но справедливого.

Вот случай, который рассказал мне дудукист Ованес Касьян. Однажды музыканты решили перед репетицией устроить во дворе "футбольную баталию". И вдруг, говорит Ованес, видим — приближается Мукуч. Не моргнув глазом, он схватил за ухо Ованеса, завел в помещение и отпустил лишь на сцене. "Ах, ты, такой-сякой, — взорвался Казарян. — Ты что сюда пришел в футбол играть? Вместо того чтобы репетировать, он, видите ли, мяч гоняет!" Как признавался Касьян, спасу не было от всевидящего ока отца. И уверен, если б не эта жесткость, ансамбль, возможно, и не просуществовал так долго!

С 1943 года до последнего дня своей плодотворной жизни "человек-оркестр" — как его очень точно назвали в газете "Свободная Грузия" был бессменным руководителем ансамбля. В 1967 году министерство культуры Грузии присвоило Мукучу Казаряну звание заслуженного артиста Грузии. В 1974-м — ансамблю "Саят-Нова" звание народного, а отцу — звание дирижера высшего класса. Он был также награжден орденом Чести (вручал лично Э.Шеварднадзе), а в 2002-м — медалью Чести — награду получал уже из рук М.Саакашвили.

— Правда ли, что и Рашид Бейбутов был его учеником?

— Да, и не только. Имя его известно далеко за пределами Грузии. Увы, оно малоизвестно лишь в Армении... Но будем надеяться, что и этот пробел со временем будет заполнен. Его вчерашние ученики — певцы Сурен Погосян, Альберт Амаданян, Рашид Бейбутов, Геворк Захаров (Глахо), Маро Тархнишвили, дудукист Ованес Касьян, кяманчист Сергей Камалов, кларнетист Геворг Акобян... Надо сказать, юбилеи маэстро проходили с большим ажиотажем в Армянском драматическом театре им.П.Адамяна, и каждый раз с разных концов мира приходили телеграммы от благодарных учеников.

Хотелось бы отдельно отметить, что и я очень горд тем, что могу также называться учеником этого замечательного музыканта. С 11 лет я в оркестре, бывал на концертах, потом окончил Ереванскую Госконсерваторию, работал в Филармонии, долгое время был пианистом-концертмейстером ансамбля "Саят-Нова"...

— Говорят, и из ныне популярных музыкантов есть те, кто обязан вашему отцу своим "боевым крещением"?

— Да, в частности, был период, когда свои силы в качестве скрипача пробовал в ансамбле совсем еще юный Сосо Павлиашвили. Отец долго не хотел его брать, но потом решил рискнуть и взял на испытательный срок. Однако прямо в день концерта Сосо устроил своеобразный демарш. Сосо пришел в своем пиджачке и наотрез отказался одевать народный костюм, в котором выступали все исполнители. "Скрипку подмышку, и пошел вон отсюда", — был короткий и окончательный ответ отца. Мы спустя годы шутили, что Сосо должен быть благодарен отцу за свой последующий успех. Ведь не обожгись он тогда, не получи по шапке, возможно, ничего бы из него и не вышло...

— При жизни Мукуча Оганесовича в Тбилиси был открыт памятник Саят-Нове...

— Ежегодно в последнее воскресенье мая во дворе Кафедральной церкви Сурб Геворг армянская община вместе с Союзом писателей Грузии устраивают поэтический праздник, посвященный легендарному ашугу Саят-Нове, убитому некогда во дворе этой церкви. В прошлом году неподалеку от церкви произошло историческое событие — был открыт памятник великому ашугу Саят-Нове! На торжественном открытии скульптурной композиции присутствовал президент Армении Серж Саргсян. На этом празднике в последний раз присутствовал и сам отец, благодаря инициативе которого стали возможны подобные торжества. Каким будет "Вардатон" (праздник роз) в дальнейшем, трудно сказать, ведь Варпет Мукуч был душой ансамбля "Саят-Нова", созданного им в далеком прошлом.

А год назад отца не стало... Провожая в последний путь последователя Саят-Новы, предводитель Армянской епархии епископ Вазген Мирзаханян сказал: "Сегодня умер наш Саят-Нова..." Теплится в душе надежда, что там, на небесах, душа Саят-Новы будет всегда рядом с тем, кто продолжил его дело в долгом XX веке и донес до третьего тысячелетия...


Комментариев нет:

Отправить комментарий