Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 2 февраля 2012 г.

О войне... без выстрелов

На экраны ереванских кинотеатров вышел художественный фильм "Если все", снятый компанией Team Production при поддержке Национального киноцентра Армении. Главный герой фильма — командир отряда в Арцахской войне, спустя 20 лет встречается с русской девушкой, дочерью своего однополчанина, приехавшей из России, чтобы посадить на могиле отца привезенную с собой березку. Но она не знает, что могила осталась на территории Азербайджана. С этого и разворачивается основной сюжет картины. Известная фраза о том, что сила армян в их единении, казалось бы, не обошла стороной и этот фильм — более того, авторы попытались расширить "формат". В конце фильма азербайджанец, узнав о миссии пробравшихся за кордон дочери погибшего солдата и его командира, не препятствует их решению, на что командир Гурген в свою очередь по возвращении сажает деревце на могиле погибшего на территории Армении сына этого азербайджанца.

Беседуем с автором проекта и генеральным продюсером картины Микаелом ПОГОСЯНОМ.

— Я живу в этом городе, и все, что происходит в моей стране, — это мои личные проблемы. Тем более, у человека творческого есть какие-то обязательства, которые он должен исполнять. Есть темы, в которых живешь, и есть события, в которых присутствуешь. Тема арцахской войны — для меня одно из тех обязательств, к которым я должен был рано или поздно вернуться. Идея фильма родилась у меня спонтанно, по наитию, во время общения с друзьями-фронтовиками... Получился довольно-таки интересный сюжет, вылившийся в сценарий, который мы написали вместе с Терезой Варжапетян, а с появлением режиссера картины Натальи Беляускене сценарий все больше и больше шлифовался. Основной установкой было желание сделать фильм про войну, но... без выстрелов. То есть на самом деле не про войну, а про мир, которого мы достигли столь трудной ценой.

...Война — это низшее проявление человечества, мне кажется. Тем более христианина. И поэтому интонация фильма, и вообще его тенденция — привести всех к единой мысли, что в самых важных вопросах мы ВСЕ должны быть едины. Если все...

Опять же никто не призывает полностью отбросить фактор идентификации, как раз наоборот! Если мы хотим сохранить ее, то, в первую очередь, должны как можно меньше об этом болтать и как можно больше и умнее работать во имя нации.

— Раньше наше искусство обвиняли в аполитичности, сегодня почти все обращаются к теме войны. Не потому ли, что не были участниками военных действий и, возможно, чувствуют свою вину по отношению к тем, кто остался на поле боя? Примерно так же, как герой фильма Гурген, двадцать лет мучающийся мыслью: если б я там навеки остался, может, ребята пришли бы обратно...

— У каждого свое продолжение судьбы — я имею в виду людей воевавших. Самое важное — не бить себя в грудь и кричать о том, что ты воевал, защищал родину. Мы как раз в этом фильме показываем тех ребят, которые живут, созидают — каждый в своей нише — и, увы, не достигли каких-то высот, не удостоились почестей за то, что воевали... Не говоря уже о том, что многие из них сегодня пребывают в просто кошмарных условиях. Но даже в этой ситуации они не озлобляются. Вот поэтому мне важно было создать типажи этих воевавших ребят: здоровых, мужественных, остающихся людьми даже в самых экстремальных ситуациях и при первом же сигнале готовых вновь встать на защиту родины. Каждый волен решать за себя и сообразно действовать. За себя могу лишь ответить, что имею честь быть знакомым с этими благородными людьми, воистину патриотами, и мне бы очень хотелось быть похожим на них. Хотя бы в кино.

...Наш фильм также должен послужить напоминанием о том, что эти люди существуют, живут среди нас, и мы, к нашему же стыду, не уделяем им должного внимания.

— Самая сложная задача для артиста — найти финансирование на картину. Кто вас поддержал?

— Сначала мы обратились в Минкульт, худсовет принял сценарий на ура. Но выданных средств, увы, хватило ненадолго... Нам также очень помогли Национальный киноцентр Армении и лично министр обороны Сейран Оганян. Потом я обратился к президенту Сержу Саргсяну, и к нам подключился фонд "Луйс", финансировавший по его распоряжению создание картины. В свою очередь президент Карабаха и Паргев Србазан обеспечили наше пребывание в Карабахе, за что им огромное спасибо от имени всей съемочной группы.

И, конечно же, отдельное спасибо представителям Convers-bank, оказавшим серьезную финансовую поддержку картине. Это тот последний аккорд, без которого мы бы просто не дошли до премьеры или шли бы еще несколько месяцев.

— С благодетелями разобрались, пора и представить непосредственно "виновников" событий. Автором идеи, одним из сценаристов, генеральным продюсером и исполнителем главной роли являешься ты. А кто остальные?

— Сценарий, как я и сказал, мы писали вместе с Терезой Варжапетян. Потом уже к нам подключилась Наташа Беляускене — несмотря на свою обаятельную внешность, очень глубокий и серьезный режиссер. Признаться, такое сочетание у женщин — явление довольно редкое. Я очень рад, что мы с ней встретились, она настолько прониклась армянскими проблемами, историей, что, на мой взгляд, воссоздала именно то, что хотелось. И, конечно же, Иван Бархварт — прекрасный оператор и чудесный человек.

Далее отдельно хотелось бы отметить работу актрисы Екатерины Шитовой, воплотившей образ русской девушки, а также Мгера Левоняна, сыгравшего роль Деро (примечательно, что для обоих это были дебютные роли). Над фильмом работали актер Ваагн Симонян (исполнитель роли Осо — "Арча"), композитор Ваагн Айрапетян, написавший к фильму великолепную музыку, певица Лилит Пипоян, в чьем исполнении звучит песня в картине, звукорежиссер Карен Цатурян, супервайзер видео-постпродакшна Миран Степанян и многие другие. Огромное всем спасибо за то, что поверили, а потом все вместе доказали!

— Правда ли, что главную героиню отец отпустил сниматься лишь при условии, что после съемок она забудет об актерстве и продолжит свою учебу по линии архитектуры?

— Именно так и было! Нам с трудом удалось его уговорить. Она сейчас учится в Лондоне на архитектурном и даже на премьеру прилетела оттуда. Этот дебют, на мой взгляд, просто открытие нашего фильма. Весь фильм держится на ее обаянии.

Вообще, много интересного произошло во время съемок фильма. У нашего композитора Ваагна Айрапетяна родилась дочь — причем в день моего рождения, — и он ничтоже сумняшеся решил назвать ее Лилит в честь матери главной героини фильма.

— Говорят, была идея показать фильм в Азербайджане?

— Я не ставил цели кому-либо что-либо доказывать. Мы сделали то, что диктовала нам наша совесть и, впоследствии, сам сюжет. Российская премьера фильма состоится в Москве. Я не возражаю, если в зале будут присутствовать и азербайджанцы — те, что подобно нам пытаются наладить отношения посредством мира.

— И последний вопрос. Как ты сам позиционируешь этот фильм?

— Это позиция гражданина, которому небезразлично все, что вокруг происходит. Вообще я не принимаю, когда творческий человек начинает что-то проповедовать. Скажем так, этот фильм — позиция творческого человека со своим критическим, а, возможно, и конструктивным взглядом на происходящее...

Комментариев нет:

Отправить комментарий