Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

вторник, 2 июля 2013 г.

Ара ЕРНДЖАКЯН: от "Затмения" до "Потопа"

В кинотеатре "Москва" состоялась премьера кинокартины "Затмение", рассказывающей о нелегкой судьбе армянских сирот времен геноцида 1915 года.
О том, что подвигло обратиться к этой теме, о приближающемся 100-летии геноцида армян и многом другом беседуем с автором сценария и режиссером картины Ара ЕРНДЖАКЯНОМ.
— Изначально стояла задача показать историю геноцида без уже набивших оскомину плача, резни, крови и т.д. Увы, это уже давно нигде, и в том числе у нас, не вызывает ожидаемого отклика.
Вкратце о сюжете нашей короткометражной картины. В международный лагерь Красного Креста везут очередную партию чудом спасшихся детей. По дороге один из них достает две гильзы, рассматривает и кладет снова в карман. Телега наезжает на камень, эти гильзы выпадают из кармана, мальчик этого не замечает. В лагере их встречают руководители миссии. Через какое-то время мальчик, заметив пропажу, начинает кричать и рваться назад, чтобы найти эти гильзы, — ведь они от тех самых патронов, которыми были убиты его родители... Руководительница лагеря просит детей показать содержимое карманов, дабы вернуть пропажу. Дети молчат. Она повторяет требование — та же реакция. И наконец, когда она уже довольно жестко приказывает вывернуть карманы, малыши по очереди достают... свои гильзы: кто две шутки, кто три, а кто и больше...
История, конечно, выдуманная. Но не исключено, что она могла иметь место, просто несколько в иной форме. Фильм хоть и короткометражный, думаю, заставит задуматься как армянина, так и человека, далекого от всей этой истории.
— Вы автор многих театральных сценариев, в большинстве своем комедийных, оппозиционных, психологической кинодрамы "Срок семь дней", комедии "Арменикум". Недавно состоялась премьера вашего "Юбилейного посетителя" — замечательной истории любви... Что же заставило вас сменить "киноориентацию" и обратиться к теме геноцида?
— Нет, ориентации я не менял — ни в кино, ни в театре, ни... Этот фильм родился совершенно случайно — дело в том, что до этого я написал сценарий полнометражного фильма "Потоп", тоже на тему геноцида. Это большой проект, требующий серьезных капиталовложений, — я очень надеюсь, что мне все же удастся осуществить его. Но до этого мне было предложено снять короткометражку на основе одного из самых выразительных кусков из "Потопа". Долго я перечитывал сценарий, но ничего конкретного выделить не смог, поскольку все там очень взаимосвязано... Пришлось написать новый сценарий. Родилось "Затмение".
Если говорить о форме — коротком метре, — то, безусловно, это для меня своего рода смена "ориентации". Просто все эти фильмы с озверелыми турками, режущими ятаганами беременных женщин, — я говорю это без сарказма, а с огромной болью! — давно перестали интересовать зрителя, в том числе и нашего. Я думаю, искусство сегодня должно искать новые пути серьезного объективного освещения имевшего места злодейства. Мировой зритель должен увидеть не просто боль отдельно взятого народа, а общечеловеческую мировую трагедию, непризнание которой по сей день преподносит нам самые нелицеприятные плоды! 
...Есть стереотип: "назовите фрукт!" — большинство отвечает яблоко. А почему не абрикос или мандарин, или манго? То же самое в вопросе геноцида — надо говорить об этом по-новому, с других позиций, через общую живую боль! Зрителя за кордоном зачастую отпугивает кровавая история с резней и ятаганами. А вы покажите все так: пока взрослые беснуются, дети умирают, становятся калеками... Это понятно каждому и не оставит никого равнодушным.
— В вашей картине несколько смещен акцент на слове "резня", поскольку фигурируют патроны, в то время как известно, что турки считали армян недостойными пуль, оттого и резали...
— Ну, это художественный образ. Хотя я не думаю, что турками был разослан четкий приказ не тратить пуль. Убивали всеми подручными способами, резали, забивали прикладами, вешали, расстреливали... В том же Дер-Зоре однозначно расстреливали. Так что наша история совершенно спокойно могла иметь место. В этом смысле никакого исторического несоответствия я не вижу.
— В преддверии 100-летия геноцида активно пишутся сценарии, снимаются картины. Причем как у нас, так и за рубежом: достал деньги — снял кино. Не считаете ли вы, что освещение этой важнейшей даты в национальной истории должно быть в центре внимания — в первую очередь! — армянского государства?
— Я очень надеюсь, что так оно и будет. Во всяком случае создана соответствующая комиссия. Что-то делается, что-то решается... Правда, члены комиссии подозрительно редко собираются — насколько мне известно, следующее собрание состоится только в мае будущего года. Видимо, не учитывается, что постановка спектакля или съемка фильма — это дело не 2-3 недель, а процесс более долгий, трудоемкий... Если государство собирается финансировать подобный проект, то это надо делать сейчас, чтобы в этом же году начался предпродакшн, в будущем — съемки, и к концу 2014-го все было готово. Не в последний момент, как у нас принято, а заранее.
— За все эти годы было поставлено лишь несколько спектаклей, посвященных этой тематике. А о карабахской войне — так практически ни одного. Понятно, что "кино — самое важное из искусств". Тем не менее желания поставить спектакль не было?
— Было, конечно, и я его удовлетворил. Те, кто постарше, думаю, помнят спектакль "Господа, все рушится...", где на протяжении 20-30 минут мы говорили о геноциде. Тогда чудом удалось усыпить бдительность высокопоставленных "кагэбэшников", присутствовавших на приеме спектакля — в итоге было разрешено играть спектакль без купюр.
Потом был спектакль "Айк" — полностью посвященный карабахскому конфликту. И скажу вам, говорить на эту тему вслух в 88-м было очень опасно. В городе стояли танки, а мы со сцены открыто осуждали позицию властей. Пародировали Горбачева, выставляя напоказ его хамское отношение к происходящему. Это сегодня можно быть безнаказанно несогласным и горланить об этом на каждом углу, а тогда нам пришлось ой как несладко за свое свободомыслие...
И уж совсем недавно был поставлен спектакль "И зен" ("К оружию"), полностью построенный на философии Гарегина Нжде.
— И напоследок пару слов о творческих планах — нет желания возродить "Айк", сделать продолжение?..
— Желание, конечно, есть, да и зрители многие требуют. Но о возвращении "Айка" не может быть и речи. Хотя не исключено, что очень скоро появится другой спектакль на эту же тему.
Что касается творческих планов, надеюсь, фильм "Затмение" пройдет по фестивалям, где будет достойно отмечен. Я до сих пор в шоке от игры детей — не каждый взрослый может так сыграть. Мы снимали в тот период, когда зарядили дожди, бил град. Несмотря на все эти трудности дети сыграли просто блестяще — уверен, их работа будет очень высоко оценена.
В ближайшем будущем надеюсь приступить к съемкам "Потопа", а осенью в театре ожидаются две премьеры. Ну, одна точно — если кино не помешает...

Комментариев нет:

Отправить комментарий