Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

среда, 25 декабря 2013 г.

Будем жить!

    Эти слова звучат в финале фильма "В бой идут одни старики"... Место, о котором пойдет речь, приютило не только стариков. Скорее, наоборот.
Увы, сегодня не у всех есть возможность поклониться могилам героев Арцахской войны. Но их имена мы обязаны помнить и свято чтить.
    Этому посвящена наша экскурсия по воинскому пантеону «Ераблур» с капитаном Альбертом Аракеляном и директором воинского пантеона «Ераблур» полковником Суреном Хачатряном.

Глядя издалека на один из трех холмов Ераблура, где находится пантеон, можно увидеть только острый купол церквушки. И лишь поднявшись на вершину холма (где-то 3-4 километра), становится ясно, что это не совсем обычная церковь. Точнее, церковь-то настоящая, действующая, только построена она в форме неразорвавшегося снаряда, указывающего на небо — туда, где покоятся души наших героев.

Церковь Србоц Вардананц
«Церковь была заложена в 1994 году, освещена в 1999-ом, — рассказывает капитан Аракелян. — Построена она была на средства семьи американских армян — Грача и Виктории Восканян. Они не раз бывали тут в те тяжелые годы и сочли своим долгом внести свою, как они сами говорили, скромную лепту, воздав дань уважения вечной памяти героев-освободителей Карабаха». Наш гид также рассказал, что Грач Восканян, увидев после открытия церкви свое имя на церковной стене, был вне себя от возмущения: «Кто вам позволил это делать?.. Какое имеет значение, кто построил церковь?.. Это ли важно?..» Он искренне преклонялся перед подвигом героев Карабаха и ни в коей мере не считал возможным быть указанным в одном ряду с ними — настоящим героями. «Я всего лишь исполнил свой долг, — говорил он. — Уж как смог, не взыщите». 
Выходим к кладбищу. Ераблур встречает тишиной. Кричащей тишиной. Каждый, кто хоть раз побывал тут, оглядывая могилы, волей-неволей задумывался: не был ли он знаком с кем-то из павших героев? В уме всплывают разные имена, фамилии… Уверен, многие находят здесь  близких, родных...
У мемориала членам АСАЛА («Армянской освободительной армии»), невольно прокручиваю назад историю Армении. Тейлерян, Ерканян, Шаган Натали, «Немезис»… Они вдохновили молодое поколение армян-патриотов на создание Армянской тайной армии, призванной восстановить справедливость и пролить свет на темные страницы истории. «Мемориал из туфа с эмблемой АСАЛА (картой Великой Армении) представляет собой два самострела, обращенных ввысь, — объясняет полковник Хачатрян. — Здесь также установлены мемориальные плиты 39 членам этой организации, погибшим в разные годы». Многие «просвещенные умы», осуждают сегодня деятельность АСАЛА, обвиняя их в банальном терроризме. А представители епархии архиепископа Кчояна некогда и вовсе сняли прикрепленные на стенах церкви Вардананц фотографии Монте, азатамартиков (воинов-освободителей) и погибших членов АСАЛА, потому что «они не причислены церковью к лику святых». Что ж… каждый волен предстать пред Богом с тем лицом, которое считает для себя максимально подходящим. Только вот… история не знает сослагательного наклонения — она жестко фиксирует. Господь судья.

Подходим к памятнику Неизвестному солдату. «Как следует из данных предоставленных Красным Крестом, более 500 армянских военнослужащих по сей день считаются без вести пропавшими, — объясняет полковник Хачатрян. — Посему этот памятник исполнен в виде хачкара. И, надо сказать, это самый большой хачкар в Армении. Он был установлен в 2003 году и представляет собой меч, на котором сидит Ноева голубка, а вверху расположен армянский триколор. Вверху фраза: «Имя твое неизвестно, подвиг — бессмертен!»»
Прямо рядом — другой хачкар. «А это уже памятник солдатам, погибшим в мирное время, — продолжает Хачатрян. — Он был установлен в 2004 году по указу президента Армении. На хачкаре изображены лавровые листья, как знак вечности и… молодости». С этими словами мы проходим мимо могилы Гургена Маргаряна — армянского офицера, убитого во сне топором азербайджанским офицером. Оба офицера были приглашены в рамках программы "Партнерство во имя Мира" на курсы обучения английскому языку в Будапешт.  Гургену   Маргаряну  было 26 лет.  
«Когда дело касается их воинов, азеры поднимают вселенский вой, — говорит капитан Аракелян, — а потом показывают свое истинное шакалье лицо, и, ни много, ни мало, на международном форуме, посвященном вопросам мира!»  

Следуем дальше. «А тут покоятся те 39 зораваров (полководцев), которые стали первыми командирами фидаинских отрядов, — рассказывает капитан Аракелян. —  Большинство из них — приезжие армяне. Эти люди воевали с огромной азербайджанской армией и смогли поставить её на колени! Это герои, имена которых навсегда вписаны в историю освобождения Великой Армении! И я очень горд, что один из них приходится мне двоюродным братом. Это Роберт Геворян (Рубо) — командир полка внутренних войск МВД»

Походим к могилам молодых воинов Карабахской войны — 214 добровольцев. Им было от 18 до 25 лет. Пример этих героев стал показательным для многих тех бойцов, вставших на их место и в итоге кровью заслуживших великую победу!
Я спросил у Альберта Аракеляна, а кто на этом кладбище самый молодой и, соответственно, самый взрослый из павших воинов? «Молодых тут много… Вот, к примеру, братья Мегряны. 11 марта 1993 года приказом министра обороны Армении Вазгена Манукяна на базе шаумянского партизанского отряда был создан отряд особого назначения под командованием Шагена Мегряна. Для ведения партизанской войны в Шаумянском районе остались 20 армянских бойцов под его командованием. А во время выполнения военного задания их вертолет был сбит над Гюлистаном. Погибли все, включая Мегряна Шагена и его двоюродного брата Айка, которому было всего-то… 16 лет!»
«А одним из самых старых воинов, — продлжает Аракелян, — был… мой отец». Подходим к могиле отца нашего гида — Сирекана Аракеляна. «Поначалу он был просто воином-освободителем, — рассказывает сын. —  Воевал в разных местах. Не раз был ранен. Потом был назначен начальником штаба объединенного отряда «Ереван». Брат также был добровольцем.  Участник боев в Марзули. Это там, где позже погиб Монте Мелконян...»

Походим к могиле национального героя Армении, героя Арцаха — Монте Мелконяна. «Пару слов о нашем Монтэ, — продолжает капитан Аракелян. —  В 1980 году он примкнул к Армянской секретной армии освобождения Армении (АСАЛА). Позже не раз был  арестован, но, выйдя на свободу, женился и вместе с женой Седой в октябре 1990 года наконец-то переехал в Армению. И уже в сентябре 1991-го отправился в Карабах, где участвовал в оборонительных боях в Шаумяновске и Мартакерте. В феврале 1992-го был назначен начальником штаба, а затем командующим Мартунинского оборонительного района. С марта 1993-го участвовал в освобождении Мартакертского района, возглавлял операции по уничтожению вражеских опорных пунктов в Кельбаджаре. Погиб 12 июня 1993 года близ села   Марзулу  Агдамского района».
Переведя дух наш гид продолжает: «Аво в Мартуни до сих пор почитают как Бога. Они и понятно: без Аво Мартуни постигла бы участь Мартакерта. Помнится, Аво частенько говорил: «Эльчибей — самый лучший человек на свете: он день ото дня увеличивает наше снабжение оружием. Концентрация азербайджанской военной техники на наших границах означает лишь одно: вскоре все это оружие и техника будут нашими. Эльчибей сегодня содержит сразу два государства — Азербайджан и Карабах!»
…«Отдельно хотелось бы отметить, —  продолжает капитан Аракелян, —  что самой главной заслугой Монте Мелконяна является создание в Мартуни боеспособной армии из фидаинских отрядов. Благодаря именно этому турки в Мартуни так ни разу и не добились успеха!»

Каро из Фрезно (Спитак Арч)
Рассказывает капитан Аракелян: «Каро Кахкеджян приехал в Армению в 1989г., когда арцахское движение только начиналось. До этого он в США занимался бизнесом, имел свой собственный офис, свое дело. Кроме того, его семья владела заводом в Африке. Как-то, прогуливаясь с невестой по городу, он увидел нескольких ребят в военных одеждах. «Кто они?» —  поинтересовался Каро. «Это фидаины — собираются в Крабах», —  последовал ответ. Он подошел, побеседовал с ними некоторое время. После чего, вернувшись к невесте, сказал: «Я не могу здесь более оставаться —  должен ехать с ними». Отдав ей обручальное кольцо, добавил: «Прости, если сможешь».
Присоединившись к добровольцам, он отправился в Ноемберян, где азеры, получившие поддержку от советских войск, начали наступление на армянские села. Каро создает там свой отряд «Хачакирнер» («Крестоносцы»), лично тренируя бойцов и выбирая лучших из лучших.
Много «головной боли» доставил Каро азерам. Его боялись как огня! Он появлялся ниоткуда и исчезал в мгновение ока. Друзья прозвали его «Спитак Арч» («Белый медведь»). А за его голову азербайджанское правительство обещало 1 млн. долл. США.
…Вспоминается последний бой Белого медведя. «Вместе со своим отрядом из 9 человек он прорвал линию фронта противника и первым оказался в Мартакерте, — рассказывает капитан Аракелян. — Враг был отброшен с передовых линий силой девяти бесстрашных воинов фидаинов — девяти героев. Бой был жестоким. Удерживая освобожденные позиции, бойцы держались более суток. Каро и его храбрые воины не отступили ни на шаг… Помощь так и не пришла… И  именно здесь смертью храбрых пал Каро. Оказавшись под шквальным огнем, «Спитак Арч» продолжал атаковать, поддерживать дух своих бойцов словом и своим примером. Пуля снайпера настигла его, когда он бесстрашно встал и вскинул гранатомет на своем плече чтобы заглушить пулеметную точку противника, поливающую  свинцом его ребят...»
…В пору накрывшей Армению многопартийной волны, на вопрос о своей партийной принадлежности Каро как-то сказал: «Я армянский солдат и не хочу, чтоб какая-либо партийная приверженность вошла бы в армию. Политика, партия — их места в столице, в парламенте. В армию все это не должно проникать. И насколько она будет нейтральной, настолько выше будет ее боеспособность. Каждый воин должен помнить одно общее для всех правило: моя партия — это моя Родина». Прекрасно сказано — точно и коротко. Как выстрел!

Велик и подвиг, совершенный женщинами-освободителями во время Карабахской войны. Более двухсот армянок — врачей, медсестер, педагогов — добровольно воевали на первой линии. Четверть из них не вернулась…
Семеро покоятся тут — на Ераблуре… У могилы одной из них — многократной чемпионки Армении в стрельбе из лука Нуне Абрамян — мы встретились с её матерью. Лидия Владимировна Абрамян — родом с Урала, из Нижнего Тагила. В 60-х она переехала на постоянное жительство к мужу — в Армению. Здесь родились её две дочери и сын. «Нунэ, помимо своих успехов в области спорта, работала в отделении физиотерапии Ереванского центра посттравматического восстановления, — рассказывает Лидия Владимировна. — Потом началась война. Она была уверена в необходимости применения отточенных навыков стрельбы и медицинских знаний на фронте. В 1992 году отправилась на фронт, а в январе 1994 года… погибла в Кельбаджаре, попав в окружение. Ей было всего 28 лет». Лидия Владимировна с трудом сдерживает слезы — оказывается, скоро день рождения дочери, и она пришла сюда попрощаться с ней перед отъездом в Краснодар, где проживет другая дочь — Карине. «Именем моей Нунэ, — продолжает Лидия Владимировна, — названа спортшкола по стрельбе из лука, а в школе, где она сама училась — спортивный зал. В день её гибели в Армении ежегодно проводятся соревнования… в память о Нунэ Абраамян».

На Ераблуре покоится и Сосе Майрик — участница армянского национально-освободительного движения, жена известного Ахбюра Сероба, сасунского фидаина-героя. Вместе с мужем она воевала против турков и курдов. В одном из сражений, поддерживая под руку мужа,  подняла его на гору возле села Гялигузан. Находясь рядом с Серобом, восемь часов на смерть сражалась она с турками. Когда Сероб и старший сын Андраник погибли, она одна раненная продолжала бой. После Сасунской самообороны 1904 г. она перешла в Ван, позже — на Кавказ. Умерла Матушка Сосе в 1952г. в Александрии (Египет). В 1990-е её прах был перезахоронен в ереванском пантеоне Ераблур.

Наконец, мы подходим к могиле Андраника Озаняна и архитектурному ансамблю «Бердпар».
«Мемориал «Бердпар» был построен в 1999 году, — рассказывает полковник Хачатрян, — и символизирует то, что ХХI век — будет наш! Плечом к плечу, как солдаты танцующие бердпар, стоит 21 хачкар, а сама площадь мемориала представляет собой крест, в центре которого установлена колонна с эмблемой Вооруженных Сил Армении. Автором композиции, равно как и большинства архитектурных решений в Ераблуре является Аслан Мхитарян».

Вот и подошла к концу наша экскурсия по воинскому пантеону «Ераблур», ставшему последней обителью многих героев земли Армянской. Напоследок капитан Альберт Аракелян мне сказал: «В день, когда была освещена церковь св. Вардананц её основатели, супруги Восканяны, стали крестными 500 армянских детей, осиротевших после Карабахской войны… По сей день это великая честь — быть крещенным в этой церкви!»
…Мы зашли в церковь, зажгли по свече, задумались, и, уверен, каждый из нас по-новому и намного увереннее, чем прежде повторил в уме — «БУДЕМ ЖИТЬ!»

Рубен Пашинян, "Хачкар"

Комментариев нет:

Отправить комментарий