Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

вторник, 28 октября 2014 г.

«150 причин не защищать Родину»

     — так называется спектакль, посвященный истории падения Константинополя и недавно представленный  Театром DOC в рамках XII Международного фестиваля исполнительских искусств HIGH FEST. Он об одном майском дне 1453 года, после которого Византия навсегда исчезла с карты мира, великий город стал мусульманским, а Россия оказалась главным оплотом православия, рассказывают пять молодых актрис. В пьесе использованы тексты XV века — подлинные записки янычара, стихи султана Мехмета Фатиха и суфийского поэта Юнуса Эмре. Наш собеседник — автор пьесы и постановщик, драматург Елена ГРЕМИНА.
— Выбор этого спектакля для представления в Армении — шаг оправданный, но и весьма ответственный, не так ли?
— Конечно, нам очень хотелось показать этот спектакль в Ереване, ведь падение Константинополя — переломное событие как в истории России, так и Армении. Наткнувшись на документальную книгу XV века “Записки янычара”, меня потрясло описание того, как человек идет на компромисс с собой ради какой-то цели, а потом выясняется, что он ее так и не достигает. Янычар служил у турок, но при этом хранил ненависть к ним — и все это отразил в своей книге, где собраны просто уникальные исторические сведения. Это меня зацепило. А еще тот факт, что падения Константинополя могло бы не быть. Но все в один “прекрасный” день кончается и никогда не становится прежним. А как это случилось? Когда придумывался этот спектакль, меня потрясло, что Константинополь мог устоять, но союзники решили, что помогать не нужно, что много раз обходилось и сейчас обойдется. Где точка невозврата? — это мы и попытались понять. Уж как это получилось — судить зрителю.
Что интересно, работа над спектаклем началась задолго до украинских событий, но произошедшее позже в реальной жизни еще больше актуализировало поднятую нами в спектакле тему. И мы очень рады, что армянский зритель, а позже и грузинский, принял эту постановку. Мы волновались, как будет восприниматься такая необычная музыка, сама история, но внимание вашей публики было для нас просто огромным подарком!
— Елена Анатольевна, ну а почему именно 150, а не 160 или, скажем, 124?..
— 150 причин или 150 раз — это всего-навсего назывной момент. Сначала пьеса была огромной, туда входило много новелл. Например, 150 причин не оказать помощь союзникам — рассказ о совещании стран, который вошел в спектакль. 150 причин работать на врага, 150 причин не договориться в минуту опасности и так далее. Но в итоге в названии осталось “150 причин не защищать Родину”.
— У вас все мужские истории рассказывают женщины...
— Ну а кто еще должен рассказывать, коль все те мужчины, что могли бы поведать о героической обороне, об одном из самых кровопролитных сражений, пали в бою? Спектакль начинается с просьбы актрис, обращенной к зрителям, прочитать цитаты из программки, где вкратце, по пунктам рассказывается о падении Константинополя. Это чтение — ввод в историю, дабы ужасные картины “предстали” перед ними, предвещая рассказ. Иногда читают мальчики, иногда взрослые мужчины, которые, может быть, даже воевали. Для нас всегда загадка — как сегодня зазвучат эти слова...
— Вы драматург, а чем объясняется ваш этот режиссерский дебют? Тяга к смене формата или попросту не смогли никому доверить пьесу?
— Да я, в общем-то, никогда и не собиралась заниматься режиссурой: меня вполне устраивают режиссеры, с которыми я работала и работаю по сей день как драматург. Но мне показалось, что эта идея никого бы так не вдохновила, как меня. Эту пьесу нельзя просто так отдать на постановку — спектакль должен создаваться только в совместной работе всей группы сразу над всем — пьесой, сценографией, музыкой, актерскими ролями, от первых майских репетиций до нынешней ереванской премьеры. Да, да, работа над спектаклем негласно продолжается.
— Шорохи и звуки — одна из сильных сторон спектакля. Как возникла идея столь неординарного музоформления спектакля?
— Мне изначально хотелось, чтобы в постановке была по-настоящему живая музыка, ненадуманная, но вместе с тем пронзительная, как игла. Использование современных технологий не всегда уместно, ведь театр — живой организм, со своей внутренней составляющей, здесь человек всегда рядом с другим человеком... И я счастлива, что нашла, можно сказать, композитора своей мечты Дмитрия Власика, человечка, все безошибочно понявшего, прочувствовавшего и сумевшего все это отразить в музыкальной составляющей спектакля.
— Насколько сильно, на ваш взгляд, поднятая в пьесе тема резонирует с сегодняшними процессами? Есть ощущение, что мы живем в “конце эпохи”?
— Не так... Просто все повторяется на витках спирали, но, повторюсь, меня в данной работе больше волновало, где же тот самый момент, когда конформизм приводит к утрате своей идентичности? Можно ли реально выжить, утратив себя? Возможен ли вообще ответ на этот вопрос?
— Будете продолжать ставить спектакли? Что в ближайших планах?
— Надеюсь до конца сезона закончить работу над спектаклем о греческих философах. Если в предыдущей жизни затрагивался аспект стратегии выживания, то тут мы попытаемся сообща — с эпикурейцами, циниками и т.д. — проникнуть в “Философию любви и справедливости”. Таково рабочее название спектакля.
Также недавно была закончена работа над фильмом “Братья Ч” по моей пьесе, премьеры, насколько я знаю, пока не было, но картина уже успела засветиться на некоторых фестивалях и была очень хорошо принята. Это фильм о юности Чехова и его взаимоотношениях со старшими братьями, которые были людьми талантливыми, но, увы, не смогли состояться: алкоголь, наркотики, женщины... Чехов же в отличие от братьев не раз “ломал” себя, как мы знаем, выдавливая по капле раба и т.д. Пьеса основана на личной переписке между братьями.
Надеюсь, в ближайшее время фильм будет доступен и армянскому зрителю, чье мнение очень важно и ценно для меня. Так что не прощаемся, а до скорой встречи!
P.S. После возвращения из Армении Елена Анатольевна сообщила представителям российских СМИ, что пока театр находился на фестивале, стало известно, что Москва (в лице Департамента имущества), расторгнув в одностороннем порядке безо всяких видимых причин договор об аренде, лишила театр его помещения. Надеемся, в ближайшем будущем все разъяснится...

Рубен Пашинян, "Новое время"

Комментариев нет:

Отправить комментарий