Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

пятница, 19 декабря 2014 г.

ФОРШ: “Будет чище город — будем чище мы!”

  Наступление холодов ознаменовалось закрытием сезона летних кафе — столь привычных элементов ереванского пейзажа. Но “кафейная” жизнь на этом не остановилась, “живая” музыка не замолкла и завсегдатаи не разбрелись по домам, напротив — все дружно переместились в закрытые помещения: пабы, рестораны... Открылись новые кафе и клубы, где предлагается своя, не похожая на остальные, концертно-развлекательная программа. Один из них — недавно открывший в центре города Forsh Club, одним из авторов-создателей которого является известный певец и композитор — наш сегодняшний гость — ФОРШ, он же Ваан ГЕВОРКЯН.
— Идея открытия этого клуба родилась давно: хотелось создать некую систему, площадку, где будет представлена непростая яркая палитра музыкальных жанров, но и в целом разных сфер искусства, и где каждый сможет найти себе что-то по вкусу. Кажется, у нас это получается... Forsh Club — это не место, куда приходят просто перекусить или выпить пива, мы уделяем большое внимание сцене и тому, что на ней происходит. Это и концерты, и спектакли, и выставки, и декламации... Вскоре даже планируем провести просмотр Чаплиновских фильмов с живым тапером. Словом, задумано много, и мы целенаправленно идем к поставленной цели. Мы — это я и мой брат: инициаторы создания клуба.
— Занятость в клубе не отразится на творчестве композитора Форша?
— Начнем с того, что композитором себя не считаю и не считал никогда: я всего лишь пишу песни и мелодии. Что касается клубной деятельности, то можно сказать, я временно угомонился — считаю тут себя нужнее, а там видно будет...
Есть, конечно, желания, цели... Планирую в будущем году концерт в рамках предстоящих мероприятий, приуроченных к 100-летней годовщине геноцида армян. Посмотрим, как получится.
— “В этом гостинице ты дирэктор!” — есть какие-то ограничения для желающих выступать в вашем клубе?
— Жанровых, как понимаете, никаких. Главное, чтобы все делалось профессионально, качественно и со вкусом. И это касается не только музыкантов: вход на сцену заказан всем, кто “в поте лица” способствует деградации аудитории и подмене культурных ценностей бестолковыми суррогатами. Мы это дело быстро отметаем, и такой “творец” не имеет никаких шансов появиться у нас.
— Дошли до моей “любимой” темы: как надо бороться с рабисом, льющимся сегодня чуть ли не отовсюду?
— Во-первых, начать называть вещи своими именами. Ну как можно называть все эти тюркские перепевы, откровенно мусульманизированную ладотонику с армянскими словами рабисом? Это далеко не тот рабис, что был в советское время. Вы вспомните тех музыкантов и этих... с позволения сказать, исполнителей. Это ж небо и земля, совершенно разные материи, приоритеты, вкусы и т.д. А почему это произошло? Да потому что серость пришла и уверенно обосновалась там, куда и не мечтала попасть. И так дело обстоит не только в музыке. Потому и рабис сегодня повсюду. Пройдите по городу, взгляните на эти архитектурные “шедевры-новоделы”... Мы, конечно, пытаемся этому противостоять. Но, увы, пока не особенно успешно.
...Страшнее серости равнодушие. Среди вершителей судеб и хранителей печатей отчетливо просматривается группа людей, откровенно равнодушных к столице. Это в большинстве своем чужие, я бы сказал, инородные явления: они никогда не любили и вряд ли когда-либо полюбят этот город. Но именно они сегодня решают, каким ему быть. Уверен, если бы дело касалось их собственности, решения были б совершенно другие — у себя б они такого не “сотворили”... Есть, конечно, слабая надежда на то, что они когда-то станут относиться к Еревану как к своему дому, хотя бы в силу того, что живут тут. Но тут уж неизвестно, что лучше...
Возвращаясь к вашему вопросу о борьбе с рабисом, позволю себе напомнить, что раньше существовала такая махина, как Армконцерт, следившая за всем происходящим, посему каждый знал свое место. Сейчас все развалено, и вряд ли можно назвать положительным хаотическое развитие данного поля. Но пока здравствуют люди — дай им Бог долгих лет жизни, — работавшие в этой системе и знающие, помнящие, как она должна функционировать, надо постараться восстановить тот механизм. Почему это не делается? Преднамеренно? Или это равнодушие, как страшный грибок, достигло таких пугающих масштабов? Это ж наша культура — будущее нашей страны, детей... Как же так?
— В силах ли сегодня интеллигенция как-то повлиять на происходящее?..
— Странная штука: в стране Советов каждый занимался своим делом, а сегодня, когда Советов нет, деятели перевелись, точнее — “переквалифицировались” в советчиков. Сплошь и рядом любители дать дельный совет. Работы ноль — советов уйма. Страшное дело...
С другой стороны, интеллигенция никогда не сдавала своих позиций. Более того, проявляла завидное упорство, настойчивость — вспомним хотя бы годы войны, блокады... Видимо, аудитория слушателей у интеллигенции изменилась. Возможно, не особенно интересно сегодня ее мнение. Оно и понятно — серость же, не сомневаясь в своей уникальности, все знает и умеет, а остальные — сами неплохие советчики. Зачем им слова, пускай даже умные?..
— Многие ваши песни посвящены любимому городу. В чем, по-вашему, заключается магия Еревана?
— Отвечу строчкой из своей же песни: “У каждого города есть бьющееся сердце, а у Еревана, кроме сердца, есть еще Душа!” Магия города — это некая аура, в которою погружаешься, некогда попав сюда. Гости “заболевают” ею и, как правило, вновь возвращаются: практически не встречал людей, хоть раз оказавшихся тут и не стремящихся вновь вернуться в Ереван.
— Розовый город всегда притягивал к себе, околдовывал, удивлял, и одним из главных “компонентов” этой магии были его жители... Вы согласны с мнением, что умение удивлять и удивляться сегодня, увы, пропало в нас. Как вернуть “музыку” Розовому городу?
— Возможно, мой ответ покажется несколько банальным, но, считаю, надо держать город в чистоте. В идеальной чистоте! Ведь все взаимосвязано, одно приводит к другому. Ну спрашивается, чем можно удивить человека, привыкшего со дня рождения ежедневно видеть горы мусора вокруг себя и негнушающегося самому внести свою лепту в подобное обезличивание города? Это боль, это рана, это трагедия нашего времени, нашего города. Надо это как-то решать, менять, лечить. Будет чище город — будем чище мы!
— Как вы считаете, какие изменения в стране окончательно укрепят проживающих вдали от родины армян в желании вернуться?
— В первую очередь возможность работать и получать соответствующую адекватную оплату своего труда. Во-вторых — уверенность в социальном плане. И не важно, кто ты: рабочий или композитор — все мы одинаково болеем и нуждаемся в уходе, все мы платим за коммунальные услуги, всем нужен кров, пропитание, возможность самореализации...
С другой стороны, сегодня многие сетуют, мол, армяне чувствуют себя дома как в гостях, оттого и бегут. Не буду комментировать. Скажу лишь, что если у человека есть цель, стремление, желание и воля, то он добьется своего везде, несмотря ни на что и даже вопреки.
...В канун Нового года хочу пожелать всем сил и терпения, несгибаемой воли, крепкого здоровья и моря любви — почаще улыбайтесь друг другу, любите свой дом, свою семью, свой город и тот воздух, который он ежедневно и абсолютно бесплатно дарит вам. Любите друг друга!

Комментариев нет:

Отправить комментарий