Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 8 января 2011 г.

В процессе сравнения отношения к культуре наметились сравнительно культурные отношения

В Москве состоялся международный симпозиум «Армения — Россия: диалог в пространстве художественной культуры». Армяно-российская культурная общественность давно не становилась свидетелем столь масштабной научной встречи, на которой обсуждалась бы разнообразная тематика взаимосвязей двух наших народов в области архитектуры, изобразительного искусства, кино и т.д. Инициатором научной встречи выступил доктор искусствоведения, профессор, заведующий кафедрой ЮНЕСКО истории и теории искусства ЕГУ Левон Чукасзян.


— Левон Бабкенович, что вам бы хотелось особенно отметить в рамках прошедшего мероприятия?


— Вот уже много лет, как прерваны наши связи с искусствоведами, художественными центрами в России. А между тем наше искусствоведение очень многим обязано русскому искусствоведению — и не только в XIX, но и в XX веке. Этот симпозиум явился первой и довольно удачной попыткой воссоздания культурных мостов между искусствоведами наших стран. Армения была представлена на симпозиуме 15 участниками, специалистами разных сфер культуры. Не менее представительной была и российская делегация, в состав которой вошли архитекторы и искусствоведы из Москвы и других городов России. С интересными докладами выступили также специалисты из Украины и Беларуси, в числе слушателей были и ученые из Литвы.

Художественный диалог между творческими деятелями двух народов был рассмотрен в пределах широкой хронологии, а также с учетом вовлеченности этих народов в процессы мировой культуры и с оценкой связей посредством других культурных традиций. Особое место в работе симпозиума было отведено исследованиям роли армянской общины в культурной жизни России. Отдельная, перспективная тема затронула вопросы, связанные с представлением и изучением коллекций армянского искусства в России и русского в Армении, включая не только сами произведения искусства, но и фотоархивы накопленного археологического материала.


— Вы отмечаете важность армяно-российских культурных связей, но в то же время являетесь одним из тех, кто выступает против открытия иноязычных школ в Армении. Обоснуйте, пожалуйста, свою позицию.


— Я считаю, что в свете подобных реформ в сфере образования, мы очень скоро можем оказаться в западне. Предположим, эти школы открылись. Забегая вперед, представим какое количество учеников изучало специальные науки — математику, химию, физику и т.д. — на том или ином иностранном языке. Вот они подошли к тому барьеру, когда им надо вступить в высшую школу. Вы представляете, в каком, мягко говоря, странном положении они окажутся по сравнению с остальными абитуриентами? То есть у тех, кто, предположим, окончили английскую школу будут более высокие баллы по английскому, нежели у остальных. Не говоря уже о том, что для таких учеников должны будут выпущены специальные опросники, проведены специальные экзамены и, соответственно, они должны будут продолжать обучение на том языке, на котором обучались все предыдущие годы. Спрашивается, кто будет всё это оплачивать?


— Но ведь, следуя логике, они как раз для того и получают обучение и возможность думать на ином языке для того, чтобы продолжить обучение вне Армении…


— Тем более! А кто им будет оплачивать обучение за рубежом? Если в Германии на сегодняшний день учится 4000 студентов, то наших там порядка 300. Я не против, чтобы наши дети обучались в Сорбонне или Гарварде — кто платить будет? Если уже сегодня средства, выписываемые минобру, уходят в трудно прослеживаемом направлении, можно представить что начнется с открытием столь удобной кормушки как «образование армянских детей за рубежом».


— Кормушки бывают разные. К примеру, сложно себе представить армянина, получившего американский грант и не владеющего английским языком, как родным…


— Не без этого. Хотя для человека серьезного и направленного языковой барьер не может стать помехой. К примеру, во Львове проживал армянский купец, владевший более чем 20 языками…

В то же время, возможные альтернативы «безоблачного» будущего для своего чада имеют все шансы сбить родителей с пути истинного — в иноязычные школы ринутся все, кому не лень. Придется открывать больше таких школ, так как каждый в нашем стране имеет право получить такое образование, какое считает нужным. И перед чем мы окажемся? Представителей какой нации мы воспитаем?


— «Чем больше языков знаешь, тем больше ты человек» гласит известная армянская поговорка. Как быть с народной мудростью?


— Думаю, подходить к ней нужно тоже мудро. К примеру, на созданной мной кафедре истории и теории искусства ЕГУ с первых же дней мной был введен определенный порядок изучения иностранных языков. Более того, даже вопреки закону о языке, с первых дней создания у нас были определенные курсы на русском языке. Кроме того студентам, изучавшим в школе английский, французский или немецкий язык, предоставляется возможность выбрать второй иностранный язык. Не говоря уже о третьем языке, который каждый волен выбирать по своему усмотрению: грузинский, латинский или древнегреческий. Вдобавок грабар и новогреческий. Я доволен своими выпускниками и, уверен, что эти специалисты принесут немало пользы в будущем своей родине. Вот и вся премудрость.


— Но вы говорите о высшем образовании, который каждый выбирает себе сам. Меж тем школа — это обязательная программа.


— Я считаю, школьное образование должна формировать у человека национальное самобытное мышление. И невозможно, чтоб ребенок, не изучавший физику, химию, математику, астрономию и т.д. на своем родном языке, владел бы им на достаточном уровне. Все армянские ученые, добившиеся мировой известности, имели армянское образование — Мергелян, Асратян, Кюрзадян, Амбарцумян… Ни у кого из них не было русского образования, хотя владели они этим языком в совершенстве.


— Почему-то под иноязычной школой автоматически подразумевается русскоязычная. А давайте представим ситуацию, что Турция решила открыть свои архивы. Кто из армянских специалистов-тюркологов поедет туда? И, вообще, у нас есть специалисты, способные думать на этом языке?


— Думать? Никто из армянских специалистов даже не в состоянии прочесть эти письмена! Некому обучать наших студентов арабскому письму, коим пользовались в Турции до языковой реформы Кемала Ататюрка. Как известно, с целью европеизации турки приняли с тех пор латинский алфавит.

…Образовательная система во всем мире переживет не лучшие дни. Реформы грядут повсюду. Посмотрите, что происходит в России — они сами толком не знают, что им делать со своими школами, как вернуть детям желание учиться! Но вместе с тем позволяют себе советовать нам, как и что делать. В этом смысле не приятно, что Армения выглядит эдаким полигоном для апробации того или иного новшества в сфере образования. Если Россия хочет что-то изменить — ради Бога, зачем навязывать нам свою систему?


— Ну, так может имеет смысл не выступать «за» или «против» иноязычных школ, а предложить своё видение решение проблемы?


— Упадок армянских школ начался в тот день, когда армянская интеллигенция отправила своих детей в русские школы. Интеллигенция тем самым подкосила на корню всю систему армяноязычного образования в республике. И сегодня нужно немало постараться, чтоб вернуть былую мощь и, как теперь принято говорить, имидж и рейтинговость этим школам. Разумеется, заниматься этим должны профессионалы, а испытатели-самоучки, уже который год кормящие нас своими «шедеврами». Для того, чтоб дело сдвинулось с мертвой точки необходимо, чтобы руководство страны стало прислушиваться не к новоявленным горе-реформаторам, а к людям, отдавшим большую часть своей жизни вопросам языка, преподавателям, профессуре.

И так практически во всех областях. Почти у каждого министерства сегодня имеется свой альтернативный «собрат» — общественная организация, на деле делающая для страны больше, чем государственная. Подобный разлад ни к чему хорошему, на мой взгляд, привести не может. Нужно консолидировать силы в одном ядре, которое и будет ответственно за ту или иную сферу, соответственно. И состоять оно должно, повторюсь, исключительно из знатоков своего дела!



Сергей Михалков когда-то очень точно заметил: «Сегодня — дети, завтра — народ». Подведем безутешные итоги: пока умные и продвинутые дяди по всему миру диспутируют (на разных языках), малыши как были, пардон, неучами, не владеющими даже своим родным, так и...

Ну и дальше, соответственно, та же картина: «лебедь, рак да щук», а ВУЗ и ныне там… Может стоит уже взглянуть на проблему объективно, отключив собственное «Я»?

Комментариев нет:

Отправить комментарий