Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 23 июля 2011 г.

Евгений ГИНЗБУРГ: "Сегодня я бы снял "Бенефис" Джигарханяна ..."

Многие телеманы старшего поколения помнят "Бенефисы" с Гурчено и Голубкиной, Крамаровым и Дорониной, столь ярко выделявшиеся на фоне теле- "разнообразия" 70-80-х... А "Новогодние аттракционы"?.. А веселые музыкальные фильмы "Остров погибших кораблей", "Веселая хроника опасного путешествия" и многие другие?.. Что со всем этим стало?.. Куда пропали те добрые фильмы и передачи, уступив место пошлости и площадному юмору?.. Об этом и многом другом мы при помощи интернета попытались узнать у автора всех этих телепроектов, "кавалера трех роз", как его называют в Швейцарии за три "Серебряные розы" на телефестивале "Золотая роза Монтре", прославленного телережиссера Евгения ГИНЗБУРГА.

— Евгений Александрович, начнем с того, как в вашей жизни появилось музыкальное кино и почему оно вдруг закончилось?

— Началось все случайно. Меня в Останкино встретил знакомый редактор и предложил делать экспериментальную программу "Бенефис". "Бенефис" принес славу не только в СССР, но и за рубежом. Стали считать, что я лучший специалист на ТВ в музыкальном развлекательном жанре. А Гурченко привела меня в кино, родился "Рецепт ее молодости". Дальше я уже не мог позволить себе заниматься ТВ-конвейером, да и скучно было. Делал кино.

Теперь о начале конца. Мы делали одну программу в год, изредка — две. Но прекрасно осознавали, что топтаться на месте смерти подобно. После успеха с "Бенефисом" с Голубкиной, мы планировали работать с Олегом Борисовым над "Трехгрошовой оперой", с Андреем Мироновым — над "Шерлоком Холмсом и доктором Ватсоном", с Леоновым мы мечтали о "Бравом солдате Швейке", и так далее. Все это мы предложили руководству как наши планы на несколько лет. Мы хотели развивать жанр. Превращать шоу в сюжетные ТВ-фильмы, в мюзиклы. Но нам этого сделать не позволили.

— Почему?

— Нам сказали — делайте то, что вы делали. Но мы как-то переросли, знаете, штанишки эти, и мы решили закончить "Бенефисы" сами.

— Так родился "Новогодний аттракцион", который имел еще более фантастический успех, чем "Бенефисы"...

— ...Где в качестве телеведущей выступила Пугачева вместе с Игорем Кио. Я безумно люблю цирк и хорошо его знаю и понимаю. Мы делали этот проект с огромным удовольствием. Было очень интересно попробовать соединить цирковое искусство с музыкальным. Интересно и невероятно востребовано.

Сделали три аттракциона. Один — в Цирке Никулина, и два — в Цирке на проспекте Вернадского. Успех был колоссальный, работать было безумно интересно, но очень трудно. Потому что нам давали всего лишь пять рабочих дней — на постановку и на съемку. Три дня репетиций и два дня съемок. Это невозможно выдерживать физически, плюс ко всему мы делали это за зарплату, так как гонорар был символическим. В конце концов я отказался, объяснив, что прекращаю свое участие до тех пор, пока не будет изменено отношение к проекту. Увы, все осталось, как и было.

— Когда пришла перестройка, часть людей осталась в профессии, а часть людей ее потеряла. Что произошло с вами?

— Я не терял профессии. Я по-прежнему хороший режиссер. Только кино не снимаю. Денег не дают. А перестройка сделала меня (был такой период) и продюсером...

— То есть деньги попытались доставать сами?

— И да, и нет. Под крышей Центра Ролана Быкова мной была создана частная студия "Волшебный фонарь". Надо сказать, Быков всегда относился ко мне с чрезвычайно большим интересом — можно сказать, это был мой старший друг и учитель... И мы очень успешно проработали около десяти лет. Но, увы, это рухнуло, и приходилось снимать только мне. Это были малобюджетные фильмы с Розенбаумом, это были фильмы о Константине Райкине, и так далее. Были и документальные, и художественные картины, и музыкальные программы, и новогодние шоу очень большого масштаба. В общем, мы работали очень хорошо. Но...

— Пришел капитализм ?..

— Вот именно! Работать частным образом стало совершенно невозможно. Меня оттеснили. Я был слишком опасным конкурентом для вновь возникших крупных предприятий. И мы стали получать все меньше и меньше заказов, и кончилось тем, что мы остались вдвоем в этой студии. И мы ее закрыли, а к тому времени я был уволен отовсюду. В результате — я сегодня работаю по договорам.

— Но все равно, даже с приходом "акул телевидения" на постсоветском ТВ мюзиклы не стали пользоваться той же популярностью, что и на Западе. Почему?

— Мюзикл — вещь затратная, трудоемкая и ироничная. Зачем это делать, когда можно обойтись суррогатом.

— Чей "Бенефис" вы бы сняли сейчас, если бы была такая возможность?

— "Бенефис" всегда был посвящен масштабному артисту, и таких артистов и поныне немало. Только телевизор почему-то забыл, что они существуют. Взять хотя бы Табакова, Джигарханяна...

— Ну их-то как раз по ТВ показывают довольно часто.

— Но ведь специально для них не пишутся сценарии, не снимаются картины! Несмотря на то что уровень этих людей значителен и для мировой культуры, а не только для нашего экранчика.

— Работали ли вы с армянскими кино — или теледеятелями? И если да, то кого Вы бы хотели отдельно отметить?

— Я очень давно писал сценарий для Арменфильма. По пьесе Пароняна — "Восточный дантист". Фильм был плохой, а сценарий хороший. В моей жизни есть два Главных Армянина — Георгий Гаранян (светлая ему память) и Армен Джигарханян (да здравствует!)

— Как бы вы отреагировали, получив приглашение, скажем, в Ереван на постановку мюзикла?

— Хорошо бы отреагировал.

— А вы, вообще, бывали ранее в Армении и если да, то что вам особенно тут запомнилось?

— Армянские горы, храмы, Севан, еда и, конечно же, люди — милые и гостеприимные. Удивительный мир!..




Комментариев нет:

Отправить комментарий