Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 2 июля 2011 г.

Мария АРБАТОВА: «Ксенофобия для меня ещё и глубоко семейная тема — мой муж индус»

Ереван — Всемирную столицу книги в 2012 году — посетят известные литераторы. С некоторыми уже ведутся переговоры.

Мария АРБАТОВА — известная писательница, телеведущая и журналистка, активная деятельница феминистского движения, член Союза писателей Москвы и Союза театральных деятелей России. “Собираетесь ли вы в рамках мероприятий, которые будут проводиться в 2012, приехать в Армению?” — с этого вопроса началась наша интернет-беседа.

— Если пригласят, обязательно приеду. Я была в Армении 34 года тому назад и не могу делить впечатление на куски. Армения для меня внутренне близкая страна. Я получаю наслаждение даже от армянского акцента. Во время поездки я была беременна сыновьями, и из-за этого блюда армянской кухни казались мне слишком экстремальными, так что в восторг меня приводила только ариса. Но ее очень сложно готовить.

— У вас довольно широкий спектр деятельности — как все совмещаете?

— Моя основная профессия — литература. Я долго писала пьесы, потом перешла на прозу, иногда работаю для кино. Что касается общественной деятельности и статей в интернете, то это просто высокий социальный темперамент. Но, безусловно, я добровольно перегруженный человек, и времени на все не хватает.

— Говорят, когда-то вы были активисткой московского движения хиппи...?

— Не активисткой, а частью этой субкультуры. Для проявления лидерских качеств на подобном поле мне было слишком мало лет. Я попала в среду хиппи в пятнадцать, когда училась в Школе Юного Журналиста, и хиппи разгуливали возле нас по дворику журфака. Так получилось, что в моем распоряжении были две комнаты в коммуналке на Арбате, и я устроила там что-то типа богемного салона с привлечением хиппи. Но лидера хипповской системы Юру Солнышко я туда не пустила ни разу, поскольку понимала, что процессы после этого пойдут неуправляемые. Безусловно, молодежная протестная среда сформировала меня как довольно смелого человека, ведь мы выходили со своими детскими лозунгами и фенечками против тоталитарной машины, и она прессовала нас по-взрослому. Позже к моей компании примкнула искусствовед и астролог Зара Малоян. Мы вместе учились на философском факультете МГУ, а потом выпили чайник глинтвейна, вызвали дух Марины Цветаевой с помощью блюдечка, получили указание бросить университет и немедленно исполнили его, к ужасу родни. Зара вернулась в Ереван, и в каком-то смысле этим закончилась наша бурная молодость.

Об этом написана моя пьеса “Сейшен в коммуналке”, которую любят ставить молодежные театры. Меня там зовут Даша, а Зару — Карина. Сейчас пьеса с успехом идет в Питере под названием “Мне не хватает свободы”, музыку для спектакля написал известный музыкант Чиж.

— Вы основатель “Клуба женщин, вмешивающихся в политику”. Что это такое?

— Это политический дискуссионный клуб, созданный мною в 1996 году после выборов Ельцина. Он мягко заходит на политическое поле, но не претендует на то, чтобы стать политическим движением или партией. Члены нашего клуба ходили на выборы всех уровней, включая президентские.

— А как же “женщина на корабле — плохая примета: быть беде”?..

— Россия давно вышла из патриархальной дикости, и женщины занимают видные позиции в политике и бизнесе. Увы, пока это еще не пятьдесят на пятьдесят, но положительная динамика огромна. Международное сообщество считает сегодня наиболее взвешенной и социально ориентированной политику, проводимую скандинавскими странами, в которых женщины составляют половину всех ветвей власти. А наиболее боеспособными армиями мира являются армии Великобритании и США, в которых нет ограничений для женщин.

— Вы живое опровержение того мнения, что женщины, отдающиеся работе или общественной деятельности, утрачивают женские черты. Вы серьезно занимаетесь психологией — это помогает вам находиться в равновесии?

— Я просто цивилизованный человек и живу в среде цивилизованных людей, которые не мыслят подобными сексистскими штампами. По одной из профессий я — консультирующий психоаналитик, работающий с супервизией. Для подобной деятельности отсутствие психологического равновесия — это профнепригодность...

— Как вы решаете вопрос женской самостоятельности в вашей семье, ведь вы наверняка самодостаточный, сильный и умный человек, а мужчины редко терпят рядом с собой таких женщин?

— Личностно состоявшимся мужчинам не нужны женщины, находящиеся ниже них по уровню интеллектуального и социального развития. Все три мои мужа — состоявшиеся люди и брак не был для них местом самоутверждения. Так что бытовые обязанности делились всегда ровно пополам, и мои сыновья строят свою жизнь по подобному сценарию, не деля домашнюю сферу на мужскую и женскую.

— Как вы относитесь к тому, что авторское право сегодня эволюционирует, да так, что подтверждать его можно чуть ли не по датам электронной переписки?

— Авторское право всегда подтверждалось подобным образом. Даже в глубокий застой человек писал произведение, отправлял его себе по почте, и конверт с почтовым штампом, имеющий число, являлся доказательством в суде. Сегодня авторское право скорее деградирует из-за интернета. Тиражи книг падают из-за пиратских скачиваний для электронных носителей. Мои дела ведет самый серьезный российский литературный агент, но пока бессилен и он, и теряющие на этом деньги издательства.

— А как вы относитесь к тем людям, которые пишут, чтобы жить?

— Спешу напомнить, что за долги писали и Пушкин, и Достоевский. Вопрос состоит не в том, для чего человек пишет, а в том, насколько он одарен. Есть масса людей, зачем-то делающих то, что им стопроцентно не дано. Будучи членом жюри литературных конкурсов, я, естественно, отношусь к ним с раздражением, ведь всю эту макулатуру они регулярно присылают по интернету в надежде получить премии.

— Сегодня благодаря всемирной паутине мы с вами можем общаться. С другой стороны, бытует мнение, что именно интернет тормозит развитие молодежи...

— Я так не считаю, совершенно все равно, берет человек информацию из интернета или из библиотеки Ленина. Он все равно берет только ту информацию, которая нужна ему. Зато интернет дарит молодым целый мир и учит его быть гражданином мира.

— И, наконец, о мире. В наши дни главным объектом ксенофобии в России становятся мигранты. Как, по-вашему, в чем причина и как возможно противостоять этому явлению?

— Ксенофобия для меня еще и глубоко семейная тема — мой муж индус... Проблема российской идентичности, к сожалению, часто скатывается к национализму, и литературная среда напичкана агрессивными русофилами. У меня как у либералки, занимавшейся политикой, есть большой опыт организации антиксенофобских проектов. Но проблема может решаться только на самом высоком уровне и связана с реформой МВД и других ведомств, крышующих этническую преступность и тем самым создающих отрицательный имидж трудовых мигрантов.

Комментариев нет:

Отправить комментарий