Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

среда, 17 октября 2012 г.

Вера БАБИЧЕВА: «Годы в Армении — самые счастливые в моей жизни, самые интересные и добрые!»



Недавно свой юбилей отметила ведущая актриса театра на Малой Бронной, заслуженная артистка Армении Вера Бабичева. О пути из Ленинграда в Ереван, а затем — о нелегком возвращении на российскую сцену и о многом другом беседуем с юбиляршей.

— Вера Ивановна, какие из образов, созданных на ереванской сцене, особо дороги вам? Какие роли изменили вас?

— Меня изменила в первую очередь вся моя работа в Ереване: от первого дня до последнего. Я приехала ничего не умеющей студенткой и стала актрисой в Ереване. И все роли, начиная с Принцессы в «Сказке о любви» (это была первая), по крупице «создавали» меня и, конечно же, Григорян, почти сразу доверивший мне, начинающей актрисе, большие и взрослые роли. Каждая роль меня меняла, но отдельно надо отметить Панну Маличевскую и Леди Макбет — это то, что перевернуло все и в жизни, и в профессии. И, конечно, не могу не вспомнить «Комнату», «12 ночь», «Татуированную розу». Доверие и любовь ко мне в Ереване (простите за нескромность) привнесли в мою жизнь очень многое.


— А какие эпизоды из вашего пребывания в Ереване особенно запомнились вам?

— Я весной была в Ереване, и впечатление было такое сильное от того, как изменился город, что моя прежняя жизнь как-то подстерлась. Но вот что никогда не может заменить жизнь в Ереване — это та эмоциональная природа города, когда тебе реально кажется, что тебя все ждали и все рады твоим радостям, и печаль твоя — это печаль всех, и приход в каждый дом — радость для этого дома... И ты каждую секунду ощущаешь себя самой прекрасной и желанной. Так я себя не ощущала нигде — ни до, ни после! Уезжая, я плакала в аэропорту, да так, что все подходили и предлагали помощь. А я плакала и уезжала...

— Как часто бываете в Ереване и как он вам сейчас — если провести сравнительные параллели между городом тех лет и сегодняшним?
— Как только зовут, еду в театр на их праздники, очень уважаю Григоряна и Компанию, выстоявших в то трудное время, выживших. И театр их живет. Поэтому еду к ним по первому зову. Ереван мне показался очень европейским — красивая молодежь, я сидела у фонтана весь вечер одна и не могла наглядеться. Конечно, быть в гостях хорошо, и ты многого не видишь и не знаешь, как живут люди, какие у них проблемы и трудности, стало проще или нет, поэтому, думаю, мне некорректно давать оценки — все мои друзья уехали, и я сегодня вижу лишь очень красивую обертку. Дай Бог, чтобы внутри было так же. Но по-прежнему светит солнце, все вкусно, и ты опять ощущаешь себя красавицей...

— Если б можно было повернуть время вспять, и вам представилась возможность сыграть какой-то один спектакль из того репертуара, какой бы вы выбрали и с кем?

— Конечно, Макбет с Коротковым! Я не была назначена на эту роль — слишком молода и неопытна — ее репетировала другая актриса. И вдруг звонок Григоряна: «Вера, завтра репетиция!» Первый день и... «она так его любит, что нет ничего, что бы она не сделала». Мы с ходу играем сцену, как я жду его не для борьбы за власть, ни для чего-то, только для того, чтобы любить и быть любимой. И в этот день я поняла, как ее играть: она не злодейка, ей кажется, что нет ничего такого страшного ни в чем, если он будет счастлив, и тогда можно через все переступить. А когда я понимаю, что, переступив, я потеряла именно то, ради чего это делала, вот тогда и жить стало незачем...

— Вы — заслуженная артистка Армении, проработали в театре им. Станиславского в общей сложности 10 лет. Но вы ведь поначалу не сюда собирались...

— Вы правы, я попала в Ереван случайно. Мы с курсом поехали открывать театр в Волгограде, но там все оказалось ужасным... В это же время туда на гастроли приехал Ереванский театр. Не отработав и сезон, я решила показаться Григоряну, и тут все закрутилось... Словом, новый сезон я уже начинала в Армении.

— Сегодня вы — ведущая актриса Театра на Малой Бронной. Расскажите о вашей карьере после театра им. Станиславского.

— Тот тернистый путь, который пришлось преодолеть, врагу не пожелаю. Я начала работать в театре Маяковского, куда меня пригласили, но, конечно, я не была готова к этому ни в каком смысле. Конечно, в Ереване я была заласкана, и это казалось нормальным. А тут Москва, конкуренция не на жизнь, а на смерть, другой ритм жизни, работы, нет жилья, да еще и смерть близких... Я потерялась. Очень много раз было желание вернуться, но я, зная, что так не бывает и никогда уже не будет, очертя, начала бороться. Я играла везде, во всех театрах, во всех самостоятельных работах. Я поняла, что очень многого не умею и начала учиться, а потом и преподавать (лучшее обучение). Со временем появились режиссеры, захотевшие со мной работать. Я даже прошла кастинг рок-оперы, меня взяли на главную роль. Ну а потом... я встретила Сергея Голомазова, и мы больше не расставались — ни в работе, ни в жизни. Я играла и в Риге, и в Театре им.Гоголя, продолжая работать в Маяковке. В ГИТИСе у Сергея появилась своя Мастерская, и меня пригласили преподавать, что я и делаю вот уже 14 лет. В театр на Малой Бронной я перешла вслед за своим режиссером, вместе с нашими учениками, и теперь, закусив удила, мы идем дальше.

— Прошлой осенью в театре на Малой Бронной состоялась премьера спектакля Александра Назарова «Женщина в главной роли» по пьесе Жана Ануя «Коломба». В эту субботу также ожидается премьера спектакля «КОЛОМБА, или «Марш на сцену!» Чем отличается этот спектакль от прошлогоднего?

— Спектакль Назарова не получился, он прошел один раз и был снят с репертуара. И уже весной вышел «Марш на сцену» в постановке Голомазова. Это было правильное решение, хотя очень нелегкое для всех. Но вот спектакль идет, и мы снова и снова признаемся в любви к Театру, иногда смеемся над собой и иногда горько плачем... Новый спектакль  отличается всем, описать я это не могу — он просто другой.

—А как вам работалось с Евгенией Симоновой и ее дочерью Зоей Кайдановской в спектакле «Три высокие женщины»?

— Эта работа начиналась как эксперимент. Мы случайно прочли пьесу. А так как мы с Женей дружим с момента моего приезда в Москву, и ее семья была мне родной в самые трудные минуты, нам просто захотелось сделать что-то вместе. Мы стали репетировать: то у них дома, то у нас, не ставя себе никаких особенных задач, кроме радости творчества и общения. Они вдвоем — мы вдвоем. Сумка с реквизитом, магнитофон и любое место, где можно репетировать. Выпустили в Учебном театре ГИТИС, и вдруг... поднялся такой шум, награды, премии, аншлаги! Потом стали играть в Маяковке, а когда Голомазов получил Театр на Малой Бронной, то забрал репертуар, в том числе и этот спектакль. Вот уже начался десятый сезон, но мы играем его как в первый раз: так он сделан, что каждый раз идет по-разному, в зависимости от того, какие мы сегодня и что с нами происходит здесь и сейчас. Мы объехали с ним огромное количество городов и стран, но признаюсь, самая большая моя мечта — приехать с этим спектаклем в Ереван. Я знаю нашего зрителя и знаю, что нас поймут. Но времена трудные, и должен найтись человек, который сможет и захочет нас привезти. Увы, пока его нет...

— А приехать сюда со спектаклями — хотя бы в рамках театральных фестивалей?..

— Ну, это не от нас зависит — есть устроители фестивалей, они подбирают то, что им интересно. Театр на Малой Бронной недавно был в Питере, в прошлом году — в Балтии, но из Еревана подобных предложений не поступало. Мы-то мечтаем об этом, но времена...

— Вернемся к вашей преподавательской деятельности. Вот может сегодняшний выпускник так же, как вы некогда, взять и махнуть в Ереван, проработать в тамошнем театре 10 лет?..

— Боюсь, что нет, и тому есть немало причин. Но они так же увлечены и так же хотят работать. С одной стороны, у них больше возможностей, а с другой... ведь нас искали, уговаривали приехать, думали, где мы будем жить. А они живут в сознании: буду медийным и меня позовут. И все, и всюду. А нет — будет сложнее и почти всегда обидно. И бедно... Хотя есть уникальные ребята. Но из Москвы уехать трудно, как бы не было здесь нелегко.

— Происходящее сегодня в театре (в постсоветском и не только) можно назвать «поиском без границ»: сплошь и рядом «театральный креатив», а ценза никакого. Не нужны ли, на ваш взгляд, хотя бы направляющие?

— Ой, давайте я не буду умничать: у каждого свой взгляд на это, а я работаю в очень хорошем театре, почти целомудренном. Не мне судить, что делают другие — пусть этим занимаются специально обученные люди, а я репетирую по 7 часов в день.

Ну а каково ваше отношение к тому, что растет визуальная, зрелищная сторона? Да и в целом сегодня, казалось бы, более актуальны спектакли, в которых слово сведено к минимуму, почти к нулю...


— Все интересно, что талантливо. Есть очень талантливые произведения, где слово первично, а есть, где тело говорит так, что слышишь, о чем с тобой говорят. А есть спектакли, где все правильно, но... невыносимо скучно. Когда талантливо рассказана история, это прекрасно.

— Это интервью будут читать ереванцы, в том числе ваши поклонники. Что бы вы хотели сказать им?
— Я хочу обратиться ко всем, кто помнит меня, кто помогал и любил меня. Это были счастливые годы моей жизни — самые интересные и добрые. Я вас люблю!!!

Фото Владимира Кудрявцева

2 комментария:

  1. марина миронова18 октября 2012 г., 11:53

    Верочка, ты замечательная!Новых проектов!

    ОтветитьУдалить
  2. Сычева Наталья19 октября 2012 г., 1:27

    Просто здорово!!!

    ОтветитьУдалить