Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

вторник, 2 марта 2010 г.

Армен Уснунц: “Нам нужно провести большой открытый джаз-фестиваль”

Мой собеседник – личность неординарная и, возможно, на первый взгляд, противоречивая. С одной стороны – это профессиональный музыкант, известный своими устоявшимися, четкими и принципиальными взглядами, а с другой – новатор, находящийся в вечном поиске. Итак, мой гость - один из лучших саксофонистов Армении – Армен Уснунц.


- С чего началась история Уснунца-саксофониста?

- Если честно, я и не собирался становиться музыкантом – просто, как большинство детей того времени, окончил (чисто «для галочки») 7 классов музыкальной школы им. Саят-Нова по классу фортепиано. Учился я нехотя и окончил школу исключительно благодаря терпению учительницы и мамы. Музыку я очень любил, мог часами слушать пластинки, но вот серьезные занятия были для меня смерти подобны.

Однажды друзья уговорили меня попробоваться в духовом оркестре, которым руководил ныне покойный Левон Баласанян. Ноты я знал, и переучиваться с рояля на другой инструмент, мне казалось, будет несложно. Играть мне было, в принципе, все равно на чем, и мне предложили тромбон. Но друзья воспротивились и настояли на том, чтобы я выбрал саксофон. Если честно, этот инструмент, поначалу, вызывал у меня какие-то пижонские ассоциации. Но, видно, самому провидению было угодно, чтобы я в одночасье сменил как свое представление, так и отношению к саксофону. В тот день произошло небольшое чудо. Меня поймут те, кто хоть раз пытался научиться играть на каком-либо духовом инструменте. Не так сложно овладеть аппликатурой, как изначально воспроизвести нормальный и четкий звук. В тот день мне это удалось. Причем, с первого же прикосновения. Далее, узнав что и как нажимать, я в первый раз в жизни с ходу сыграл гамму «до-мажор» на саксофоне. Я тогда впервые ощутил как по моему телу, словно, пустили электрический ток. Сомнений быть не могла – решено, я буду играть на саксофоне!

Вот так музыка, в конце концов, победила и я, вновь окончив муз. школу, но уже по классу саксофона, поступил в консерваторию.

- И кто же стал твоим первым проводником в мир саксофона?

- Первым учителем как в муз. школе, так и позже, на первом курсе консерватории, стал Эдуард Бахченян. Он сумел не просто заинтересовать, но и привить подлинную любовь к саксофону. Хотя, конечно, многое приходилось понимать и находить самому. Это сейчас музыкантам, намного легче, чем раньше. Доступна уйма информации посредством интернета, можно достать практически любые диски, ноты, учебники… Мы же, в свое время, двигались наобум и учились весьма интуитивно. Благо, потом оказалось, что все делалось правильно. Но ведь такой подход неверен. К сожалению, сегодня, как и раньше, в Армении нет профессиональной школы. Все, что делается – на энтузиазме одиночек. Кстати, в этой связи вспоминается весьма занятный случай.


Мы как-то с семьей отдыхали в дилижанском Доме творчества композиторов. Я там целыми днями играл на саксофоне, чем умудрился доконать практически всех отдыхающих. Совершенно случайно я узнал, что в одном из коттеджей отдыхает известный советский саксофонист Георгий Гаранян. Не раздумывая, я отправился к нему в гости, с ходу сыграл пару подобранных на слух композиций и спросил его мнения. Конечно, моя игра была признана, мягко говоря, далекой от совершенства… однако после этого Георгий Арамович не только поделился со мной массой ценных советов, но и, вернувшись в Москву, выслал мне школу игры на саксофоне, ноты, книги по джазу… Словом, это была моя первая, «трамплиновая» встреча.

Позже, когда меня призвали в армию, я играл поначалу в оркестре почетного караула, а затем – в оркестре МВД Кремля. Оркестр состоял из великолепных музыкантов. Помимо армейской обязаловки, мы исполняли и концертные произведения: симфонии для духовых инструментов, классические произведения...

- Одним словом, джазом тогда ещё и не пахло?..

- Я бы не сказал. В то время в Москву переехал опытнейший армянский саксофонист, один из первых джазменов Армении – Александр Захарян. Я знал его по Еревану и старался общаться с ним как можно чаще. Каждый раз, когда возникала возможность, я ездил к нему домой. Он щедро одаривал меня записями, нотами… Думаю, не стоит объяснять, что в его нотной подборке превалировала джазовая музыка. Так что, мало-помалу, и я втянулся в это дело…

- И что же дальше?

- В 1988 году я попал в оркестр к Константину Орбеляну, но… ненадолго там задержался: спустя год меня пригласили в джаз-трио Арташеса Карталяна. С моим приходом оно превратилось в джаз-квартет. Однако, к сожалению, наше совместное творчество продлилось не так долго, как бы того хотелось. Вскоре настали трудные времена и Арташес, также как и само трио, покинул родину и уехал в США. Я остался один, но бездействовать не собирался….

- После этого ты играл во многих ереванских джазовых коллективах, некоторые из которых создавал сам. А на каком этапе сейчас это «коллективное» шествие?..

- Поначалу я играл у Армена "Чико" Тутунджяна в "Chico & Friends". Затем появились по очереди "Time Report" и "Armenian Navy Band". Палаллельно с этим до 2005 года я работал вместе с Арменом Мартиросяном в Государственном джаз-оркестре Армении. А в прошлом году в клубе «Улиханян» состоялось первое выступление джаз-фанк группы New Quintet, в состав которой вошли Ваагн Айрапетян (пианино), Артем Манукян (бас), Арман Джалалян (ударные инструменты), Ерванд Саркисян (труба) и ваш покорный слуга. Но наряду с этим у нас есть и квартет "Artasax", основанный ещё в 2001 году. С ними мы играем классическую музыку в переложении для четырех саксофонов. А это уже результат общения и влияния другого консерваторского педагога Александра Манукяна, которую в свою очередь развил интерес к саксофону, как к полноценному классическому инструменту и академическому репертуару, в целом.

- А в чем, на твой взгляд, сегодня реально нуждается армянский джаз?

- В грамотной аудитории. Точнее, в её воспитании и, следовательно, увеличении. Ведь не секрет, что джаз – это клубная музыка. Однако на сегодняшний день нам необходимо почаще представлять эту музыку и на более массовых площадках. А в идеале – провести большой открытый джазовый фестиваль!

- Ты считаешь, что подобное мероприятие имеет шанс окупиться?

- Да, если этим займутся настоящие профессионалы – конечно, не без поддержки со стороны правительства. Причем абсолютно не обязательно приглашать сюда всемирно известных звезд за баснословные суммы и выставлять, в свою очередь, астрономические цены на билеты. Есть уйма шикарных музыкантов, не столь популярных в Армении, но с радостью готовых принять приглашение участвовать в джазовом фестивале. Просто всё упирается в отсутствие профессиональных продюсеров, которые смогли бы грамотно представить таких музыкантов потенциальной аудитории, заинтересовать зрителей и, в результате, окупить это начинание. Вместо этого один за другим проводятся концерты раскрученных до невозможности брендов как в джазовой, так и в рок-музыке. А в итоге за бортом остаются не только истинные знатоки и ценители, которым попросту не по карману подобные билеты, но и те, кого бы стоило вовлечь и заинтересовать этой музыкой, с целью спасти из цепких лап попсы и прочей низкопробной дряни. Получается, что чисто визуально страна живет насыщенной концертной жизнью, только толку от этого, почему-то никакого.

- С указом о «живом исполнении» многие профи из мира джаза стали участвовать в ТВ проектах далеко не высшего качества. Зрелище, прямо скажем, не из вдохновляющих…

- Я не имею права судить кого бы то ни было, потому что сам, бывало, участвовал в подобных проектах. Конечно, есть некая грань, которую не стоило бы переходить, однако в Ереване она очень размыта. Армянские музыканты, равно как и многие другие деятели искусства, сегодня существуют в условиях абсолютной неблагонадежности. Нет стабильности и уверенности в завтрашнем дне. Работая, предположим, в престижном клубе, музыкант подспудно должен подыскивать себе и другую работу, так как знает, что его клубная «обеспеченность» может в любую секунду рухнуть в никуда. Ареал выбора не велик, а посему приходится мириться с тем, как говорится, что дают. Хотя… если музыкант достойно играет ту же попсу, у меня лично это вызывает восхищение. Я считаю, что настоящий профи всегда должен оставаться на уровне.

Другое дело, что подобные халтурки отвлекают от творческой деятельности, возникают простои из-за отсутствия того или иного музыканта… Всё это однозначно мешает, но и без этого нормальное безбедное существование не представляется возможным. Поэтому, лично я рассматриваю всё это как некий компромисс между искусством и условиями, в которых оно вынуждено существовать и развиваться.

- И, напоследок, чем планируешь порадовать поклонников своего творчества в этом году?

- Квартет, о котором я упоминал, состоящий из биг-бэндовских (в прошлом) саксофонистов, вероятно, выступит весной с сольным концертом. В программе – Бах, Вивальди, Комитас, Асламазян, Гершвин, Пьяцолла, Альбенис… По сути, это будет первое крупномасштабное сольное выступление этого коллектива. Очень надеюсь, что к этому времени удастся решить все необходимые вопросы с организацией и финансированием концерта, и он действительно состоится.

Ну и, дай Бог, чтоб после этого хватило нервов и сил, и мы бы смогли записать новый альбом с “Time report”!..

Комментариев нет:

Отправить комментарий