Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 27 февраля 2010 г.

Сибиле Чоп: “Мое сердце в горах - швейцарских и армянских!”

В зале “Арам Хачатурян” состоялось выступление швейцарской скрипачки Сибиле Чоп в сопровождении Госфилармонического оркестра Армении под управлением Эдуарда Топчяна. Прозвучали произведения Моцарта, Бетховена, молодого композитора Карена Ананяна.
— Сибиле, с Арменией, равно как и с музыкой, вас связывает многолетняя дружба, а как произошли эти знакомства?

— Начнем с того, что я родилась в очень музыкальной семье немузыкантов. С раннего детства мы посещали концерты классической музыки. Так что вопроса с выбором профессии у меня никогда не стояло — я попросту жила музыкой. Более того, когда подошел мой “призывной” в музыкальную школу возраст, я выбрала скрипку, будучи по уши влюблена в этот дивный инструмент. Моими педагогами были такие признанные мастера, как Герберт Шерц, Аида Пирачини Штуки и Франко Гули. Первым серьезным произведением, исполненным мной, стал концерт Моцарта — тот самый, который звучал во вчерашней программе. С 18 лет я начала выступать с концертами и участвовать в международных фестивалях.
Как-то друзья-медики, курирующие с 1988 года арабкирскую больницу, попросили меня выступить с благотворительным концертом. Я, естественно, согласилась. Специально для этого друзья пригласили ереванский камерный оркестр “Серенада”. Так в 1997 году состоялось мое первое знакомство с армянскими исполнителями, что уже под собой подразумевает знакомство с самой Арменией.


— Вы хорошо говорите по-армянски — это результат частных занятий?

— Это результат моей дружбы с оркестром “Серенада”! После нашей первой встречи мы были неразлучны, выступали с гастролями во Франции, Швейцарии, Германии... За это время я и выучила армянский и полюбила Комитаса и современных армянских композиторов. И без преувеличений могу сказать, мой язык музыки — армянский!

— Вы основатель камерного трио “Арсика”. После вашего отъезда в 2006-м “Арсика” была переименована в трио им.Арама Хачатуряна.

— Насколько приятно было мне создавать “Арсику” и работать с чудесными музыкантами, настолько же больно сегодня говорить на эту тему. Дело в том, что на правах основателя у меня была джентльменская договоренность с остальными участниками о неиспользовании названия “Арсика” после моего ухода. Увы, о моей просьбе забыли. А что самое интересное, трио им.Хачатуряна сегодня справляет свой десятилетний юбилей, будучи основанным сравнительно недавно. Между тем подлинная “Арсика” существует и по сей день, правда, в Швейцарии. Финансируется швейцарским правительством и выступает под флагом этой страны.

— Недавно Эдуард Топчян сказал, что образовательная система расшатана, в музыке — более явно, что нет профессиональных музыкантов, поскольку нет здоровой ротации кадров, которую обеспечивала Госконсерватория. Он сказал также, что не представляет выхода из сложившейся ситуации. Что вы об этом думаете?

— Факты — вещь упрямая. Армянские музыканты — я имею в виду тех, кого действительно можно так назвать — продолжают покидать родину, сознавая, что в Европе им всегда рады. С одной стороны, хорошо, что они продолжают так высоко цениться за пределами своей страны, как и раньше. Однако факт оттока профессионалов (и не только из музыкальной сферы) сам по себе неприятен, а с учетом масштаба, если честно, ужасает. Армянские музыканты, всегда отличались в своем творчестве импульсивностью и глубоким проникновенным пониманием исполняемого произведения. Что же мешает им проявить аналогичные свойства относительно друг друга, относительно проблемы, в принципе, всех их столь живо волнующей? Проблемы мы сможем решить лишь сообща. Я говорю “мы”, потому что уже считаю себя частицей этого народа и искренне переживаю за его будущее.

— На протяжении многих лет вы имели возможность видеть изменения, происходящие в Армении. Что, на ваш взгляд, изменилось к лучшему, а что — нет?

— Что, слава богу, не изменилось, — это друзья, которых я искренне люблю и с которыми дружу с 1998 года! Такие люди — большая редкость, и я счастлива называться их другом, их коллегой.
Что касается страны в целом, то, естественно, есть явный прогресс. Я не уверена, но хочется надеяться, что изменения в лучшую сторону коснулись всех. В любом случае я желаю, чтобы в скорейшем времени жизнь улучшилась и наладилась для всех жителей этой страны. И чтобы их больше занимали вопросы въездной визы в свою страну, а не наоборот, и чтобы не доходило до таких проблем, как у меня недавно.

— А что же произошло?..

— У меня есть большой опыт общения с аэропортом “Звартноц” начиная с 1996 года. За последние годы в аэропорту, к чести его руководителей, произошли кардинальные изменения к лучшему. Более того, теперь посредством интернета можно решить вопросы въездной визы, заказав ее и представив затем распечатку полученного уведомления. Видимо, мне не повезло и моей визы не смогли почему-то найти. Пришлось брать новую. Нервотрепка, конечно, была немалая... Но может ли это остановить человека, готовящегося к встрече с любимой и родной публикой!? Ведь я очень люблю и страну, и ее людей. Поверите ли, за эти годы я соскучилась даже по армянскому лету! Мне здесь все кажется очень родным и близким. Так что, перефразировав Уильяма Сарояна, я могу абсолютно искренне сказать: мое сердце в горах — швейцарских и армянских!

1 комментарий: