Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

среда, 3 февраля 2010 г.

Анна МАИЛЯН: “Нужна диктатура. Культурная диктатура!”

Впервые мне посчастливилось услышать ее голос десять лет назад. Импровизированное выступление состоялось в монастырском комплексе Гегард, в пещерке, находящейся над церковью Св.Богородицы. Многие тогда вспоминали, что годами раньше здесь записывала свои песни Лусине Закарян — эпохальная армянская певица, которой не стало восемь лет назад. ...А затем зазвучал голос Анны Маилян, вызвавший оцепенение, шок вперемешку с радостью. Радость от того, что армянская духовная музыка вновь находится в надежных руках. Каким вы видите будущее армянской духовной музыки? — первый вопрос, с которым мы обратились к певице, ныне уже заслуженной артистке Армении.
— Начнем с того, что, несмотря на всю сложность этого жанра, у армянской духовной музыки есть прекрасное настоящее, что уже дорогого стоит. Ряды приверженцев духовной музыки день ото дня пополняются как профессиональными музыкантами, так и любителями. Что же касается будущего, то за него я спокойна. Всё на свете контролируется свыше, а посему, я уверена, что всегда найдется тот, кто будет готов своей песней нести людям имя и слово Божье. Дорогу осилит идущий!
Для всех нас, конечно же, ярчайшим примером высокопрофессионального исполнения была и остается великая Лусине Закарян. Что касается меня, то считаю, что я просто обязана не только исполнять, но и пропагандировать духовную музыку, наше подлинно национальное искусство.
— Имеет ли смысл сегодня популяризировать духовные песнопения посредством клипов и музыкальных фильмов – повысит ли это интерес или даже пытаться не стоит?
— Наверное, всё же стоит. И я не без гордости могу заявить, что являюсь одним из первопроходцев в области создания клипов с использованием духовной музыки. Конечно же, и до меня на телевидении существовало понятие «зарисовки на тему», посредством которых отечественный зритель знакомился с чудесными исполнениями Лусинэ Закарян, Аракс Мансурян… Это были, в большинстве случаев, съемки на природе. Если честно, изначально я тоже планировала делать нечто подобное. Мне казалось, что создавать клипы на духовную тему, с какой-то сюжетной линией весьма сложно и, более того, неуместно. Однако, режиссерам, с которыми я работала, удалось-таки меня переубедить. В итоге клип получился очень живой, современный и интересный.
— То есть вы взяли кусок из Евангелия…
— Отнюдь. Когда мы делали клип на тему армянского шаракана (духовное песнопение), получилась очень точная передача духовного состояния засчет оригинального, не библейского сюжета, гармонично дополняющего музыкальную линию.
Придерживаясь именно этой концепции в 2006 году мы также выпустили семисерийный, а точнее семишараканный, музыкальный фильм под названием «Месроп Маштоц V век. Шараканы покаяния». Фильм был приурочен к 1600-летию создания армянского алфавита. Шараканы, созданные некогда основателем армянского алфавита св. Месропом Маштоцем, по сути своей являются молитвами. Это очень четко уловил режиссер фильма Карен Багинян. Он сумел точно и, в тоже время, неординарно выстроить ряд продолжающих друг друга шараканов в одном контексте, связав их общей идеологией молитвы покаяния.
Армянские шараканы настолько универсальны и полны смысла, что пытаться разбавлять их присутствием актеров или каких-то сценарных замыслов, пускай даже в точности передающих их смысл, абсолютно бессмысленно. Если в игровом кинематографе композитор должен быть готов пойти на уступку и «притушить» музыку, дабы не перекрывать изображение, то в данном случае – всё с точностью наоборот. Духовное песнопение, суть молитва, должно доходить до человека, передавая ему свой тонкий, эмоциональный и в то же время очень глубокий смысл. Дополнять это какими-либо сценарно-режиссерскими находками, навязывая личностное видение авторов, я считаю категорически недопустимым.
— То есть кинематографу в это дело лучше не вмешиваться?
— Как раз-таки наоборот! Армянский кинематограф на сегодняшний день просто обязан активно освещать тему христианства в Армении. Я считаю, что мы должны по возможности больше акцентировать и, пардон, пиарить факт первенства принятия Арменией христианства как государственной религии. Однако вместо этого современные армянские фильмы, в большинстве случаев, представляют собой некий поиск индивида, пытающегося определиться в сегодняшнем пространстве, которому, в принципе, не чуждо ничего христианское. Не спорю, возможно, и такие фильмы нужны. Тем не менее, думаю, большая необходимость есть сегодня в фильмах исторического плана. Пускай это будут картины, рассказывающие о Трдате, Григоре Лусавориче, апостолах Фаддее и Варфоломее – словом, об истории Армении, в частности, на рубеже принятия христианства. Уверена, появись эти картины сегодня, мы почувствуем их реальную пользу в деле сплочения и, столь необходимого сегодня, духовного единения нашего нации.
— Будем надеяться, что в ближайшем будущем так оно и будет. Тем более, что сегодня приходится с горечью констатировать тот факт, что молодое поколение не собирается «сдавать своих позиций» и продолжает упиваться отвратительными клипами – низкопробными аналогами неармянской музыки… с армянскими словами. Что мешает сегодня кому-то «ударить кулаком по столу» и запретить всю эту мерзость?
— Я говорила раньше и продолжаю утверждать: единственное, что сегодня в силах остановить низкопробную “лавину” — это диктатура. Культурная диктатура! Создание и скорейшее внедрение системы, проповедующей и поддерживающей исконно армянские традиции и устои в современном искусстве – как в музыке, телевидении, так и в кинематографе и любом ином виде искусства.
Потому что изменить существующую систему ценностей в искусстве сегодня мешает многое, причем давно – с тех пор как с легкой руки рабиса армяне стали слушать поначалу турецкую музыку, затем арабскую и т.д., в армяноязычной интерпретации. Дарованная же свобода самовыражения (суть — вседозволенность) ознаменовала начало поры, которую иначе как “армяноязыческой” я назвать не могу. Пусть не сочтут меня ханжой и ретроградкой, но работа в ином жанре, как то: джаз, рок, соул и т.д. — это одно, а копирование и обезьянничанье — абсолютно другое. Трагедия в том, что последнее, а не подлинное искусство, овладевает массами.
Также не последнюю роль в развале исконно армянского, как в искусстве, так и вообще в повседневной жизни сыграло потакание интересам, взглядам и даже слабостям приезжих армян. Повсеместное засилье кальянов явилось для меня последней точкой! Ну, неужели так сложно понять, что армянин, выросший на чужбине, потягивая в центре Еревана кальян, будет с большим удовольствием слушать музыку “вскормившего” его народа (пускай даже с армянским текстом), нежели армянские духовные песнопения? И что ж, будем брать с него пример и тиражировать сомнительные вкусы?
Так почему же, наблюдая агонию с одной стороны и расцвет с другой, мы больше склоняемся к желанию переждать и… посмотреть, чем там дело закончится: устоится «субкультурка» в этом «взаимоуравновешивающем» состоянии или это впрямь нелепо и бессмысленно?.. Почему, запретив выступать под фонограмму, ответственные за армянскую культуру в нашей страны позволяют вдоль и поперек проповедовать и, соответственно, поклоняться тому, что сегодня, как нельзя кстати, называется поп-музыкой?.. И почему, наконец, те, кто действительно имеют право представлять Армению за её пределами, пользуются популярностью практически во всем мире, исключая самую малость – свою Родину?!
— Чем ознаменовался для Вас год прошедший, и чем Вы собираетесь порадовать любителей духовной музыки в этом году?
— Начнем с конца. В декабре прошлого года в столичном клубе “The Club” состоялся концерт Ethno Vocal Triо под моим управлением. И это был не просто концерт, а генеральная репетиция перед отъездом в Словению. Мы отправились туда для участия в Днях армянской культуры, проводимых в рамках Люблянского международного музыкального фестиваля. Наш концерт состоялся в столичном филармоническом зале, построенном в 1705 году.
Так же в прошлом году были записаны два новых диска. Они выйдут в свет уже в этом году. Первый диск включает в себя вокальные произведения Авета Тер-Теряна. Аккомпанирует мне талантливый пианист Айк Меликян. С ним же мы сделали второй диск, который состоит из романсов, созданных армянскими композиторами. Мы попытались представить армянскую романтическую музыку в новой интерпретации. Также в диск вошли доселе незнакомые слушателям произведения Авета Тертеряна: цикл песен на слова Геворга Эмина в переводе Евгения Евтушенко “Женщине с зелеными глазами”, пятая часть вокально-симфонического цикла “Родина”, а также транскрипции Айка оперы “Золотое кольцо” и романсов.
В этому году планируется сделать многое. На данный момент полным ходом идет работа над шараканами Страстной Недели, а в скором времени состоится концерт совместно с трио имени Арама Хачатуряна в рамках фестиваля, посвященного 200-летию Шумана

1 комментарий: