Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 29 июля 2010 г.

Машина Времени Карины Кокрэлл

Хотите отправиться в путешествие во времени, пережив незабываемые приключения, приняв участие в опаснейших путешествиях и испытав роковые страсти? Если да, то значит книга писательницы Карины Кокрэлл (Алвандян) – нашей соотечественницы, проживающей в Великобритании – именно для вас. Книга «Легенды и мифы мировой истории» увидела свет в этом году, но уже успела завоевать большую популярность, как в Великобритании, так и за её пределами. Самые значимые исторические события описаны таким увлекательным языком, что возникает полный эффект присутствия. Серьезная фактическая информация перемешивается с элементами исторического романа, и этот взрывоопасный микс приправлен сбалансированным соусом из куража и иронии. Эта книга о глупцах и мудрецах, о взлетах и сокрушительных падениях, о катастрофах и роковых совпадениях, о любви, предательстве, зависти и злобе, о силе и слабости человеческой, и, конечно, о нас, сегодняшних. И сегодняшний гость «Горца от ума» — писательница Карина Кокрэлл (Алвандян).

— Карина, пару слов о самой книге и о том, что вас подвело к идее её написания.

— Особый интерес к истории я чувствовала всегда. Но в эмиграции он вернулся с особенной силой. Одиннадцать лет назад возникли проблемы в моих отношениях с дочкой-тинейджером. Я привезла ее в Англию в шестилетнем возрасте, и все было замечательно, но потом мы переехали в другой город, и она почувствовала себя в новой школе чужачкой. Когда дочери исполнилось 14 лет, ситуация обострилась: она так отчаянно и неудачно старалась «слиться со средой», что стала считать меня виновницей своей «иностранности».
Однажды я заметила, что каждый день дочка смотрит фильм Ридли Скотта «Гладиатор». Мы поехали в Италию, побывали в Колизее, посетили Остию, виллу императора Адриана у Альбанских холмов... Это было чудесное время, и Древний Рим и стал тем «мостиком», по которому дочка ко мне вернулась.
Так я начала всем этим жить, много читать и делать наброски «Легенд». А потом, уже несколько лет спустя я встретилась с ведущим редактором издательства «АСТ- Астрель» Викторией Пименовой. Она пообещала посмотреть рукопись, но рассчитывать на публикацию, конечно, не придется – портфель издательства и так забит рукописями. Я прекрасно это понимала и ничего не ждала, но рукопись на всякий случай отправила. И вдруг – крупнейшее российское издательство – «АСТ-Астрель» через несколько месяцев предложило мне контракт на публикацию в серии «Историческая библиотека»! Сказать, что я была в шоке – ничего не сказать…

— А какими источниками вы пользовались в работе?

— Список литературы моей книги «Легенды и мифы мировой истории» довольно обширен… от переводов ассирийских клинописей, Библии, Плутарха, Нестора, Геродота до трудов Бордмана, Гриффина, Грейвза, Сюзен Бауэр, Голдсуорси, Карамзина, Хоренаци, Иловайского, Гумилева ит. д.

— Как вам удается воссоздать в новеллах реалистическую историческую атмосферу?

— Много читаю о разных периодах истории, до самозабвения, живу каждым, о каком пишу, говорю о нем со всеми, особенно с мужем! Все это помогает «погрузиться» в эпоху, как в море погружается аквалангист.

— Какой из ваших героев вам наиболее близок?

— Мне близки абсолютно все мои герои: Елена Троянская и Менелай, викинг Рюрик, венецианский путешественник Марко Поло, короли Испании Изабелла и Фердинанд, британская воительница Боудикка... Я не могу писать, пока не «влезу» каждому из них «под кожу» и не начну в них жить: смотреть на мир их глазами, судить о вещах с точки зрения их жизненного опыта и окружения, и говорить их языком. Возможно, писательство это просто форма шизофрении?..

— С чего, по-вашему, начинается «легенда»?

— С интереса к исторической личности. И самое увлекательное – воссоздание психологии персонажа в контексте его эпохи и опыта. Начинаешь шерлокхолмсовское расследование – воссоздаешь картину, как разбитую мозаику методом дедукции, по отдельным деталям, по фрагментам. И, наконец, все разрозненные кусочки «мозаики» находятся и складываются в статическую пока картину.

— Ваши персонажи очень кинематографичны, истории просто просятся на экран. Какую новеллу вы видите экранизированной, прежде всего?

— Из уже изданного – возможно, новеллу о Рюрике. Это очень интересный и спорный период истории древней Руси, и я предлагаю в своей новелле совершенно неожиданный вариант легенды о «призвании варягов», основанный на изучении большого количества различных, зачастую крайне противоречивых источников. В этой новелле много энергии, действия, сильных героев. Может получиться очень интересный фильм. Или о жизни и судьбе испанской королевы Изабеллы Кастильской – это легенда о любви во время славного, но и ужасного периода испанской истории.

— Согласились бы экранизировать в Армении?

— Конечно, это моя мечта – видеть свои новеллы экранизированными! Хотя для экранизации в Армении, скорее всего, подойдет новелла, которую я пишу сейчас «Из неопубликованных личных записок Антония и Клеопатры» (рабочее название), где речь пойдет также и о походе Антония на Парфию и Армению, и взаимоотношении римского консула и египетской царицы с армянским царем Артаваздом II, образованнейшим и далеко неоднозначным человеком своего времени. На Западе об этом эпизоде известно только специалистам. А ведь именно этот Армянский поход и стал началом конца Марка Антония и Клеопатры, надломил их психологически. Всем известные – столько раз экранизированные – разгром в морском сражении при мысе Акций и последующее самоубийство были уже последствиями и заключительным аккордом.

— А какой исторический период кажется лично вам наиболее интересным и близким?

— Обычно мне одновременно близки два периода - тот период, о котором я пишу, и наш сегодняшний день. Сейчас мне близок древний Рим, в котором произошло столько поучительного для нас, сегодняшних. Есть такое избитое выражение – нет ничего нового в истории, но, только углубившись в нее по-настоящему, начинаешь видеть, до какой пугающей степени это действительно так!

— История часто будоражит страсти. Какой вам видится ответственность автора исторической беллетристики и существует ли она?

— Ответственность эта едина для всех художников – не возбуждать ненависть и нетерпимость среди людей, какой бы благой ни казалась цель, «оправдывающая» такие средства. Хорошая историческая беллетристика, как и всякая хорошая литература должна, прежде всего, увлекательно рассказывать, (не зря «история-предмет» и «история-рассказ» звучат идентично на многих языках!) стимулировать воображение, заставить человека сопереживать героям. Все остальные читательские выводы – производное. Мир, который автор создает, должен быть интересным, реалистичным. Герои – живыми, уязвимыми, противоречивыми, из плоти и крови, ситуации – правдоподобными и увлекательными. Хороший автор исторической беллетристики умело перенесет читателя в достоверный мир прошлого и «оставит» его там «жить» и верить, что все, что там происходит – действительно «было». Вот к этому и стремлюсь отчаянно по мере своих слабых сил, и надеюсь, не всегда безрезультатно.

— Начало положено. Что дальше?

— А дальше – новые «Легенды». Об Антонии и Клеопатре. О нелегкой судьбе первой христианской правительницы Руси, княгини Ольги. О проклятье Англии – Вильгельме Завоевателе. О радостях и скорбях персидского астронома, математика и поэта Омара Хайяма. О любимых женщинах конкистадора Эрнана Кортеса. О странствиях галерного раба Мигеля Сервантеса, будущего автора великого «Дон Кихота».
А пока издательство «АСТ-Астрель» предложило мне контракт на вторую книгу «Легенд», словно зная, что у меня, как у Шехерезады, еще одной моей «коллеги- беллетриста», в запасе полно увлекательных историй, и только несколько их них мне пока удалось рассказать!
…Но самое главное – очень хотелось бы вновь увидеть Армению.

Комментариев нет:

Отправить комментарий