Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

суббота, 4 сентября 2010 г.

“У нас не антреприза, а некая вольная импровизация в псевдокавээновских тонах”

Григор ХАЧАТРЯН — один из молодых театральных деятелей. Его работы, представленные в Драматическом театре — как актерские, так и режиссерские, — вызывают подчас противоречивые, но конструктивные мнения. Григ, как называют его в кругу друзей, — человек ищущий. Он приветствует здоровую критику и сам не стоит на месте. Недавно он вернулся из Румынии — был приглашен на Театральный фестиваль в румынском городе Сибиу.

— Я давно приметил этот фестиваль и даже готовился отвезти туда мой спектакль “Фантомные боли”. И вдруг приходит приглашение приехать, да еще и в качестве гостя. Мы с коллегой Ованесом Текгезяном помчались без раздумий. Первое, что бросилось там в глаза, — отсутствие всякой субординации. Фестиваль продлился десять дней, ежедневно показывали по 10 спектаклей. Все это органично сочеталось с джазом и классической музыкой, а также выставкой книг, посвященных театру. Если честно, я никогда не видел такого масштабного и профессионально отрежиссированного праздничного действа.

— Румыны, по-твоему, более театральный народ, чем армяне?

— Не берусь сравнивать, но могу уверенно сказать, что румыны обожают свой театр — они им буквально упиваются. Все поставлено на профессиональные рельсы, машина работает бесперебойно.
У нас, в принципе, театральный арсенал не хуже, чем у румын: и молодые талантливы, и старики фору любому дадут, и режиссеры, и художники... Все у нас есть, за исключением должного внимания к театрам.

— Что сегодня сложнее всего сделать в театре?

— Самое сложное сегодня — сохранить репертуарный классический театр, не опустившись до кустарщины и конъюнктурки. А в условиях, когда работаешь на износ, а получаешь за это копейки, сделать это почти невозможно. Поэтому деятельность любого армянского театра, как и других очагов культуры, я считаю просто-напросто героической.

— Находишь ли ты приемлемым то, что создатели большинства антрепризных спектаклей идут на поводу у зрителей и тем самым насаждают дурной вкус?

— “Зритель так хочет!” — фраза, вызывающая у меня ярость и обиду одновременно. Извините, но зритель, то есть народ, может хотеть повышения зарплаты, карьерного роста, безопасности и т.д., но он не имеет права чего-либо требовать от человека искусства, ограничивая его рамками своего часто не безукоризненного вкуса. Даже бизнесмены, зарабатывающие на антрепризе, не имеют на то ни малейшего права.
Нельзя опускать искусство до уровня фаст-фуда: пришел, увидел, перекусил. Я ничего не имею против антрепризы. Но это люди бизнеса — они не занимаются искусством. Результатом их деятельности может стать окончательный развал серьезного театра, серьезного искусства.

— И что же, “бей антрепризу”?..

— Я этого не говорил. Театры всякие нужны, театры всякие важны. Но не надо называть это искусством. Давайте будем честны: антреприза на сегодняшний день — один из самых верных способов вложить деньги. Вкладываешь тысячу — получаешь пять. Меж тем настоящий театр ничего, кроме эстетического наслаждения, приносить не должен. И вкладывать в него должны не шустрые дяди, а исключительно государство. ...Потом наша антреприза не совсем соответствует тому, что принято понимать под этим словом во всем мире. У нас это некая вольная импровизация в псевдокавээновских тонах. Никто же не пытается ставить Шекспира или Мольера в антрепризе. И знаете, в чем состоит основной прокол сегодняшней антрепризы? В том, что сегодня в КВН никто не играет. Самого понятия “русскоязычный студент” уже не существует!

— Ты из тех армянских актеров, которых нельзя встретить в сериалах. Почему?

— Я как-то пробовался в одном из сериалов. Но слава Богу очень скоро понял, что это рутина, которую надо по возможности избегать. Самое страшное, что работа в сериале оставляет свой неизгладимый след не только на лице и творческом кредо актера, но и на его интеллекте. Актер-сериальщик уже не может на сцене “думать мозгами” другого человека, другого персонажа. Не говоря уже о лексиконе, с которым сериальщики становятся просто неразлучными друзьями.

— Да ладно, твои спектакли тоже не обходятся без откровенного городского “фольклора”...

— Одно дело, когда ты месяцами репетируешь и шлифуешь текст, доводя каждое, пускай даже нецензурное слово до абсолютной оправданности. Другое — видеть на сцене актера с приобретенным от нерадивого сценариста лексиконом. Сериалы изначально практиковались в домах для умалишенных, чтобы те, становясь невольными свидетелями реальной жизни, начинали бы мало-помалу входить во вкус игры под названием жизнь. А что произошло у нас? Нормальная нация с нормальной вроде бы психикой под воздействием телесериалов превратилась в абсолютно издерганное, беспринципное и ненавидящее самое себя общество. И на кой нам, спрашивается, такая “сила искусства”, особенно на ТВ?

— А как же свобода слова?

— Я не приемлю понятия “коммерческое телевидение”. Каждая телеорганизация, принимая устав, утвержденный законодательством, должна свято чтить нормы и принципы поведения в данном телепространстве. Иначе говоря, никто не спорит — это твой телевизор, но не забывай, что ты в общей квартире под названием СТРАНА! Более того, я уверен, что понятия “национальная идея” и “сериал” просто-напросто несовместимы. Это взаимоисключающие явления, поскольку сами создатели сериалов, равно как и антрепризных постановок вынуждены будут начать думать, жить и зарабатывать по-другому. И все наконец встанет на свои места! Я лично настроен очень оптимистично и уверен, что так и будет в скором времени.

— С телевидением разобрались, а чем ты собираешься порадовать зрителя?

— Кто-то демонстрирует со сцены свое мышление, а кто-то, пардон, — оголенный зад. Смею заверить, ничего, кроме своих взглядов и мыслей, я представлять не собираюсь. Более того, эксклюзивно сообщу, что наше пребывание в Румынии прошло не без пользы как для нас, так и для родного театра — в будущем году два наших спектакля, вероятно, будут представлены на фестивале в Сибиу!

Комментариев нет:

Отправить комментарий