Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

четверг, 16 сентября 2010 г.

“Армянское крещение” Эммануила Виторгана

За 50 с лишним лет творческой деятельности народный артист России Эммануил ВИТОРГАН сыграл более двухсот ролей в театре и кино. А недавно он предстал перед ереванским зрителем в спектакле “Встать, суд идет!” в роли американского посла в Турции в годы Первой мировой войны Генри Моргентау.

— Это ваш первый приезд в Армению?

— Увы, я знаком с Арменией не так долго и много как хотелось бы. Я был тут всего лишь дважды. В первый раз — на съемках одного фильма, а во второй — на премьерном показе другой картины, снятой в Москве, которую мы с постановщиком Григорием Гярдушяном привезли в Ереван. Помню, когда мы подошли к кинотеатру, то увидели огромный баннер, на котором помимо названия фильма было указано “В главной роли — Эммануил Виторгян”. Вот так и произошло мое “армянское крещение”. А мой кинодебют состоялся в телефильме “И это все о нем” по роману Виля Липатова. Меня позвали на роль уголовника со сложной душой... Придумал я ему кепочку блатную, говорок особый...

— После этой роли вы стали популярным. С вашей фактурой героев-любовников играть, а вам все больше отрицательных персонажей предлагали — шпионов, фашистов, агентов ЦРУ...

— Я никогда не отказывался от отрицательных персонажей, очень хотелось разобраться в этих людях. Почему так получается, что люди в итоге делятся на хороших и плохих? Почему один остается человеком, а кто-то позволяет себе делать то, чего не дозволено?
Тема геноцида очень болезненна и актуальна. Я уверен, что мы все пришли на этот свет, чтобы помогать друг другу. Нам не дано прожить так долго, как хотелось бы, — мы должны успеть стать Людьми перед смертью! Когда человек берет на себя право лишить жизни другого человека — это очень большая беда. Наилучший способ выяснять отношения — это способ общения и договора.

— Актерская профессия была вашей мечтой?

— Я никогда даже предположить не мог, что буду заниматься чем-то другим, и получил ту профессию, о которой мечтал. У меня были потрясающие родители, были замечательные учителя, партнеры по сцене. В своей жизни я поработал с людьми, о которых каждый артист может только мечтать. Это Георгий Товстоногов, Андрей Попов, Андрей Гончаров, с которым я 20 лет прожил в театре им.Маяковского. Работал честно, отдавался настолько, насколько мог, насколько позволяли мои способности.

— Что вы думаете о новом поколении студентов театральных вузов?

— Мне не хочется выглядеть брюзжащим дедушкой, но действительно актерская школа сейчас неважная. Ушли педагоги, ушли в громадном большинстве своем. На их место пришли бывшие актеры и режиссеры с гораздо меньшим опытом. Меня тоже уговаривали набрать курс. Я отказался, потому что это жуткая ответственность. Я понимал, что азы мы им сможем дать, но как потом ребят трудоустраивать? Это самое важное. Сегодня никто из студентов, учащихся в Москве и Санкт-Петербурге, не хочет уезжать из столиц. А мы уезжали. Набирались опыта. Я уехал в Псков, хотя меня распределяли в театр им.Пушкина, ныне Александринку.

— В этом году открылся Культурный центр Эммануила Виторгана...

— Идея открыть свой культурный центр появилась давно. Дело в том, что на протяжении 17 лет существует “Виторган-клуб”, который мы организовали вместе с моей супругой, актрисой Аллой Балтер. После того как ее не стало, перестал существовать и клуб. Но потом благодаря моей третьей жене, Ирочке, он возродился. Мы арендовали помещения в самых разных точках Москвы, часто это был Дом актера. Несколько лет тому назад, случайно встретив Юрия Лужкова в другом государстве, я высказал ему свое пожелание о культурном центре. Память у Юрия Михайловича оказалась замечательная: позже нам было предложено несколько помещений, мы остановили выбор на одном, место замечательное — Остоженка — отдельно стоящее здание. Сегодня тут проводятся показы фильмов, играются спектакли, организовываются литературные и джазовые вечера. Здесь же я играю свой моноспектакль “Выход”, в котором звучат песни Высоцкого и стихи сценариста и драматурга Александра Володина.

— Вы активно снимаетесь в сериалах...

— Мне интересен материал, который предлагают. Я знаю, что многие кинокритики относятся к сериалам скептически. Сериальное производство, может быть, и заслуживает критику, потому как изо дня в день “пилится” огромное количество сериалов. Люди, связанные с культурой — например, играющие в театре и в кино, — вынуждены иногда соглашаться на то, на что раньше не согласились бы. Для чего? Заработать деньги. Стыдно ли? Безусловно, но я уже почти не краснею.

— Вы участвовали в проектах “День выборов” и “День радио” — популярность вашего “Эммануила Гедеоновича” настолько велика, что о нем появились анекдоты...

— За это благодарите моего сына Максима. Он давно дружит с ребятами из театра “Квартет И”, и я с ними всеми знаком — они просто молодцы, нашли свою нишу. И вот как-то приходит ко мне Макс: “Пап, вот тут ребята хотят использовать для фильма твои имя и отчество. Вот должен быть такой человек, которому все звонят и которого все боятся”. Я, зная, что ничем плохим это мне не грозит, согласие дал.

— Ну и как вам шкура “олигарха”?

— Я уже играл богатых людей и должен сказать, что на нынешний день мое материальное состояние, безусловно, лучше, чем было в прежние годы. Тогда и олигархов-то не было. Потом их стали олигархами называть. А оказалось, что это бывшие обкомовские работники, которые в свое время хорошо побеспокоились о будущем.

— Кстати, это правда, что вы также держите химчистку...

— Я не единственный человек своей профессии, который стал заниматься бизнесом. Вот смотрите: Леня Ярмольник, Леня Якубович, Андрей Макаревич... У них либо аптеки, либо клиники. А я соучредитель химчистки, в которой ничего не понимаю. Единственное, что я сделал, — это предложил написать на входе: “Обчистим всю Россию!”
...Но мы-то ничего не украли, все заработали своим трудом, да и никаких выдающихся доходов у нас нет. Как нет и каких-то особенных запросов: живем мы в меру своего завтра, мешков с деньгами дома не держим. Да и в пище я не гурман. Для меня главное — была бы жареная картошка!

— Но это не особенно здоровое блюдо... Вы ведь когда-то перенесли тяжелую операцию. Образ жизни не изменили?

— Ни в коей мере! Курю вовсю, выпиваю, гуляю — и все нормально. Даже зарядку не делаю, о фитнес-клубах вообще молчу... О здоровье я пекусь очень плохо. Вообще не пекусь, если честно. К счастью, такой у меня организм: болею я редко.

Комментариев нет:

Отправить комментарий