Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

среда, 8 декабря 2010 г.

Наш мощный голос в Сибири

29 ноября состоялась церемония вручения ежегодной театральной премии "Парадиз" — новосибирского аналога "Золотой маски". Победителем в номинации "Лучшая мужская партия в опере" стал солист Новосибирского Госакадемического театра оперы и балета, в прошлом выпускник Ергосконсерватории (класс профессора В.Арутюнова) Карен МОВСЕСЯН.

— Театральную премию "Парадиз" назвать можно как угодно — маленьким "Оскаром" или старшим братом "Золотой маски" (он и в самом деле старший), однако иронии здесь для меня как очевидца не будет ничуть — он никогда не был провинциальным. Ни по сути, ни по форме.

Фестиваль-премия "Парадиз" на протяжении более двадцати лет является единственным в Новосибирске мероприятием, которое ежегодно на профессиональном уровне подводит итоги театральной жизни Сибири. Организаторы фестиваля — Минкульт РФ и Российский союз театральных деятелей, в конкурсе участвуют все театры Сибири.

Словом, "Парадиз" — это узаконенное общественное мнение, а точнее, мнение профессионалов-критиков. Если отвлечься от частных и сиюминутных мини-обид, "Парадиз" в Новосибирске престижен и уважаем. Кстати, в этом году в моей номинации было больше всего претендентов...

— Карен, чтоб понять, к чему ты сегодня пришел, имеет смысл узнать, с чего ты начинал. А если совсем откровенно, как состоялась твоя "сибириада"?

— В 2000-м я окончил ереванскую консерваторию, после чего некоторое время проработал в нашем оперном театре. Параллельно успел дать немало концертов на родине, причем как в столице, так и в приграничных с Азербайджаном районах Армении в рамках республиканской программы Международного Красного Креста. Вся прибыль с концертов была передана семьям военнослужащих, погибших при карабахских событиях. А потом... оперный театр встал на ремонт. Нам сообщили, что это надолго. Я в это время как раз получил приглашение в Пермский оперный театр. Поехал, проработал полтора сезона. Был занят в спектаклях "Кармен", "Пиковая дама", "Иоланта", "Паяцы", исполнил кантату Рахманинова "Весна".

После ремонта вернулся домой, но... произошедшие изменения, увы, мне ничего не сулили — я в этот контекст уже не попадал. Помыкался немного и вернулся в Новосибирск. Повезло, тут я устроился в оперный театр — третий, кстати, по величине в России — и очень горжусь, что по сей день являюсь одним из ведущих его солистов.

— Ты возвращался в Ереван по приглашению Гегама Григоряна для участия в "Иоланте". Изменилось ли что-нибудь за этот период?

— Тогда в Ереване я особой перспективы не ощущал — точнее, не имел достаточного уровня, чтоб претендовать на какое-то особенное к себе отношение. Сейчас, слава Богу, сейчас сдвиг заметен...

Я узнал, что недавно в Ереване выступал Пласидо Доминго. Отрадно, что в Армению приезжают звезды мировой величины, дают концерты, собирают полные залы... А певцы, студенты консерватории и просто слушатели имеют возможность лицезреть живого мэтра многих поколений оперной сцены. Это большая честь для молодежи соприкоснуться с тем малым — большим, что осталось в мировой опере...

Что касается меня, я умею петь — это моя работа, это мой, если хотите, долг. Я делаю то, что считаю нужным, — то, что в моих силах. Например, пропагандирую творческое наследие Арно Бабаджаняна в России...

— Но неужели песни Арно Арутюновича так мало известны в России, что нуждаются в пропаганде?

— Тем, кому нет 30, они абсолютно неизвестны! Мы давали концерты в 15 городах России, выступая в школах, в детских домах, в институтах и даже в тюрьмах... Люди сидели разинув рты, будто находились на концерте марсианской музыки.

В этом году в день рождения Бабаджаняна при полном аншлаге в Новосибирской опере состоялся большой концерт-посвящение маэстро. Я считаю, для того чтобы возродить это культурное наследие, необходимо постараться придать этому знак современного эксклюзива, а не рефлексии по ушедшей эпохе. А песни Арно Бабаджаняна с их жизнеутверждающим мажором, свежими гармониями дарят нам и по сей день надежду на свет и на то, что человеческое в нас все же останется. В будущем году в Кремле будет отмечаться 90-летие Бабаджаняна, где я также буду выступать. А в октябре состоится серия концертов в Армении — уже имеется договоренность с филармонией.

— Карен, как по-твоему, почему Армения так легко расстается с талантливыми людьми?

— Потому что хаос в культуре... Объясню на примере оперных артистов. Имея под боком такую мощную консерваторию, как наша, оперный театр позволяет себе не зависеть от кадров. Улетит один — возьмут на его место троих, причем бесплатно, как стажеров. А разницу между профессиональным певцом с опытом и рядовым репертуарным рядовой слушатель, увы, не заметит...

Консерваторию ежегодно оканчивают около 15 певцов и 30 певиц, половина из которых весьма и весьма перспективна. Они откровенно сильны как материал... Но, увы, очень скоро оказываются перед выбором: рутина тут или активная работа там. Каждый волен выбирать свою дорогу... В России держатся за кадры, но тут другая беда — тут крутится столько денег, что приглашенные звезды поют чуть ли не чаще основных солистов.

— А нет желания, достигнув признания, вернуться на родину и сделать здесь что-то самому?

— Быть оппозиционером я не умею и не хочу. Любой артист в этом деле — ключик, точнее, наконечник копья, и использовать его надо соответственно. Уверен, что для серьезных перемен не я нужен сегодня Армении, а совсем другие специалисты. Надо суметь вовлечь в дело пропаганды культурного наследия Армении не только ТВ и СМИ, но и так называемых армянского происхождения "тузов" в области культуры. Необходимо пропагандировать нашу культуру по всем миру — да так, чтобы со временем умение играть на таре или кяманче было бы престижным, а не зазорным! Надо финансировать проекты и, самое главное, пропагандировать. Не стоит забывать, что пол-Европы вначале захватил не Гитлер, а министр пропаганды Геббельс.

— Ты довольно активно занимаешься благотворительностью. Это жизненная позиция или чувство вины?

— Я считаю благотворительность неотъемлемой частью своей жизни. Мне нравится помогать людям. Делать добро — это естественная потребность нормального человека. Помогать кому-то нужно не ради известности, а ради добра. "Кто, если не я?" — вот мой жизненный приоритет.

Комментариев нет:

Отправить комментарий