Культура — это стремление к совершенству посредством познания того, что более всего нас заботит, того, о чем думают и говорят... А заботит нас сегодня, как раз, отсутствие этой самой культуры. Замкнутый круг?.. О том, как выйти из сложившейся непростой ситуации, читайте в эксклюзивных интервью видных деятелей культуры Армении… и не только.

понедельник, 1 ноября 2010 г.

Реабилитация настоящего — дело рук настоящего... театра!

В рамках I Открытого фестиваля современной драматургии "Реабилитация настоящего" Армению посетило большое количество известных театральных деятелей. Они приняли участие в авторских чтениях пьес, по ходу которых жюри должно выбрать тройку победителей, для которых Международный фонд гуманитарного сотрудничества предусмотрел премии в 100, 50 и 30 тысяч рублей соответственно. МФГС финансировал и выход в свет сборника "Реабилитация настоящего", в который вошли пьесы, представленные на фестивале, а также статьи о современном театре.

Прежде чем жюри вынесет свой вердикт, хотелось бы услышать мнение российского эксперта о фестивале, равно как о современном театре в целом. Лучшей кандидатуры, чем драматург Олег ЛОЕВСКИЙ, не придумать. У него репутация человека, который знает все о русском провинциальном театре. Он эксперт "Золотой маски" и делает несколько собственных фестивальных проектов (самый известный — фестиваль "Реальный театр"). При этом он не театральный критик, а человек, который, по его словам, с удовольствием "сводит, знакомит, редактирует, подсказывает".

— Олег Семенович, какие тенденции в современной драматургии вы бы отметили?

— Современная драматургия — это новый язык, который к нам только приходит. Это язык и сценический, и разговорный. Конечно, об особенностях нашей эпохи можно рассказать и посредством "Доходного места" Островского, но зритель хочет увидеть себя... Или не хочет... Наверное, все-таки не хочет — реальность его достала. Он стремится в страну грез. Сделайте нам красиво, сделайте нам смешно. Развлеките, не заставляйте ни думать, ни чувствовать, ни страдать, ни сострадать. Если в советский период современной драме приходилось пробиваться на сцену, потому что была иносказательность, была метафора, то сегодня метафоры нет. Она не нужна. И открытая асоциальность нас мало интересует. Социальная активность — не наше дело. Современная драматургия должна выступить с современными проблемами. Человек не может себя идентифицировать: кто он, что он, живой ли, марионетка ли он? Но это, к сожалению, не очень интересует зрителя.

— Отличаются ли театры разных "административных единиц"?

— Я очень люблю национальные театры России. Будь то хакасский театр, или татарский, или башкирский, или ингушский, или замечательный театр из Якутии. Малые народы занимаются своей культурой и должны сохранить ее. В этом есть их миссия. И порой даже эстетическая сторона может отойти даже на шаг назад. У малых городов эти миссии также и культуртрегерские. Потому что театр — это, пожалуй, единственное культурное место в городе. Если взглянуть на афишу последнего фестиваля Малых городов России, можно увидеть неожиданные пьесы, порой там бывает больше новых идей, чем в столичных театрах, у которых часто миссия сводится к тупому зарабатыванию денег.

— А как вы оцениваете театральную — фестивальную — жизнь в Армении?

— Я не располагаю достаточной информацией, чтобы делать какие-либо серьезные выводы. В прошлом году в Екатеринбурге с большим успехом прошли гастроли Ереванского кукольного театра, показавшего замечательный спектакль "Сказка, сорвавшаяся с небес". Далее, я отношусь с большим уважением к Артуру Гукасяну — президенту фестиваля HIGH FEST. А здесь я был буквально потрясен спектаклем "Полет над городом" по пьесе Ануш Аслибекян. Более того, у меня есть пьесы молодых армянских драматургов, переведенные на русский язык.

— Как по-вашему, театр сегодня — культурная периферия?

— Ну и что, разве на периферии плохо? В первых рядах сегодня, конечно, телевидение. Даже кино уже оттесняется — компьютером, тем же ТВ, — становится продуктом домашнего употребления. Можно сказать шире, что вся культура уходит на периферию. Один мой знакомый не поленился просмотреть полтора миллиона вопросов, которые поступают по интернету Владимиру Путину перед его публичными интервью: ни одного по проблемам культуры! С одной стороны, сохраняется некая российская традиция считать себя образованной и культурной нацией. С другой стороны, внутренней потребности в произведениях искусства наблюдается все меньше. Культура, искусство остаются вне сферы интересов народа.

— Вы много смотрите спектаклей. Как вы их "перевариваете"?

— Я смотрю примерно двести спектаклей в год — не самые большие цифры. Если я понимаю, что у меня есть перенасыщенность плохими спектаклями, переключаюсь на кино и книги...

Мне интересен разный театр — и театр-праздник, и социальный театр, и актерский, и режиссерский. Любой. Я боюсь потерять этот интерес. Я всю жизнь в театре, но никогда не мог понять, как только что человек с тобой разговаривал в курилке, травил анекдоты, а вот вышел на сцену неузнаваемый и такое там делает. Две вещи поражают меня всю жизнь — актерское перевоплощение и режиссерское сознание.

— Хотелось бы поговорить о вас как драматурге. Я слышал, в вашей новой пьесе вы собираетесь обратиться к армянской тематике?..

— Дело в том, что я когда-то узнал об истории захвата армянами оттоманского банка в Стамбуле, и она потрясла меня мужеством и благородством акции и тем, какой это обернулось впоследствии трагедией. Там же не было экономических требований, было лишь условие, чтоб об армянском геноциде 1915 года узнал весь мир и признал его. В итоге мир узнал об армянском геноциде, но этот случай спровоцировал волну новых терактов и новых геноцидов. Эта страшная закономерность меня поразила! Я собираю материалы, чтобы сделать масштабный взвешенный киносценарий, поскольку мне кажется, это очень серьезная веха в истории человечества для понимания того, что сегодня происходит в мире. Необходимо вновь восхититься этой историей и пережить ее трагизм. Я ездил в Турцию, был в том банке, читал их информацию по этому делу... Однако с большим интересом и нетерпением я ожидаю возможности ознакомиться с материалами, которые мне обещали предоставить в Армении.

— Что вы думаете о ереванском фестивале "Реабилитация настоящего"?

— А чего тут думать? Надо идти вперед! Впечатления у меня довольно позитивные. Хотя опять же "первый блин комом" — есть неувязки по графику, но в целом все очень даже неплохо!

Фестиваль не слишком раскручен, нефестивальной публики нет, читки не актерские, а обычные — драматург или артист просто с листа читает, но все равно как-то здорово и внушает оптимизм. Да и в целом фестивальная жизнь в столице, как я понял, не стоит на месте!

— Вы впервые в Армении — что успели посмотреть?

— Самые сильные впечатления, конечно, у меня как у библиофила от посещения Матенадарана. Я бы там надолго поселился! Приблизительно такое же по силе потрясение у меня было в молодости после просмотра фильма Сергея Параджанова "Саят-Нова". Я посмотрел этот фильм, а потом... купил билет на следующий сеанс. И так восемь раз! Я не мог насытиться фильмом, каждый раз открывая в нем все новые и новые грани... К моей великой радости, мы побывали в музее Сергея Иосифовича. Вы представляете, что означает для меня окунуться непосредственно в ауру этого великого человека?

...А вечерами я с большим удовольствием брожу по улицам, общаюсь с людьми и заряжаюсь энергией города. Ереван прекрасен! Он пышет здоровьем, энергией, зеленью и любовью...

1 комментарий:

  1. Интересно было прочитать. Интервью по структуре Рубена Пашиняна отличаются продуманностью и логической завершенностью

    ОтветитьУдалить